Казахстан и Таможенный союз

11:28 11.03.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


Казахстан всегда был ведущим членом евразийской интеграции в рамках постсоветского пространства. В немалой степени это объясняется его экономическими интересами, в немалой – геополитическим положением страны. Ну и, конечно, нельзя умалять роли президента Нурсултана Назарбаева, для которого идеология евразийства отнюдь не пустой звук, хотя бы потому, что он сам активно ее разрабатывал и разрабатывает.

Выгоды от Таможенного союза для этой страны очевидны. Казахстан заинтересован как в российских инвестициях, так и вообще в инвестициях, связанных с Россией. Не секрет, что в последнее время инвесторами из разных стран уделяется повышенное внимание к возможности работы на российском рынке благодаря размещению хозяйствующих субъектов в Казахстане. Благодаря Таможенному союзу эта работа стала возможной без таможенных издержек.

Здесь надо понимать, что основные выгоды от евразийской интеграции для Казахстана еще впереди. Будем откровенны: еще недавно мало кто верил в реальность эффективности Таможенного союза. Не только за пределами его «тройки». Скепсис проявляли даже местные инвесторы, российские и казахстанские. Сейчас им предстоит перестраиваться, хотя из-за своей былой недоверчивости сделать это быстро будет непросто: такого нельзя добиться в одночасье. Тем более сложно это будет сделать западным и восточным инвесторам, только сейчас осознавшим потенциал работы в России через Казахстан без таможенных издержек. Впрочем, эта возможность только анализируется, стратегические решения по понятным причинам пока не приняты, так что все еще впереди.  

В свою очередь, Казахстан в настоящее время немало инвестирует на постсоветском пространстве, делая упор на Украину и Грузию. Когда Таможенный союз, а вместе с ним другие интеграционные механизмы заработают эффективнее, у Астаны резко возрастут соответствующие возможности в России и в Белоруссии. Уже сейчас видна огромная потенциальная выгода, например, для казахстанского сельского хозяйства, особенно зерновиков, экспортирующих свою продукцию в основном на Ближний Восток и Северную Африку.

В рамках обсуждаемой интеграционной структуры для Казахстана представляется масса возможностей. Некоторые из них активно прорабатываются, по некоторым идут сложные согласования, а некоторые только осмысливаются. Главное – это нереализованный в настоящее время экономический потенциал Таможенного союза. По оценке экспертов Евразийского банка развития, он ежегодно составляет дополнительные 4% ВВП для Казахстана в долгосрочной перспективе. Конечно, для этого потребуются не только рост взаимных инвестиций, но и определенные шаги вперед в других областях. Нужно, например, дальнейшее технологическое сближение и снижение нетарифных барьеров.

Обратим внимание, что в настоящее время у Таможенного союза нет статуса международного субъекта. Сначала соответствующие переговоры с «третьими» странами ведут отдельные государства-члены организации, затем уже, если им удастся договориться, в дело вступает Евразийская экономическая комиссия. Для Казахстана это явный минус, потому что ситуация позволяет его экономическим партнерам вести себя во время переговоров более жестко, чем если бы они имели дело не только с Астаной, но и с  Таможенным союзом. Совершенно очевидно, что некоторые страны и крупные компании, скажем мягко, не спешат изменить ныне существующую ситуацию в другую сторону. Ничего удивительного: им так выгодно. Другое дело, что предстоящие изменения в сторону резкого увеличения своего удельного веса на переговорах будут уже благоприятны для Казахстана. И это еще одна притягательная особенность Таможенного союза.

В настоящее время Казахстан вместе с Россией и Белоруссией готовятся к присоединению Киргизии к Таможенному союзу. Астана одобряет этот шаг на пути к евразийской интеграции, хотя видит определенные проблемы и даже риски. Впрочем, уже сейчас видно, что последние будут меньше, чем риски от невхождения Киргизии в Союз. Поэтому эта часть пути, которую предстоит пройти, в значительной мере предсказуема.

Впереди у Казахстана неизбежная корректировка политики в отношении Таможенного союза в связи с развитием переговоров о вступлении Казахстана в ВТО. Внешняя политика страны с ее умело выстроенной многовекторностью и упорством в отстаивании своих национальных интересов заставляет уже сейчас предположить, что впереди долгие и трудные согласования различных моментов, даже нюансов. Наверное, такая позиция абсолютно правильна.

Кстати говоря, наверняка Казахстан будет не менее жестко отстаивать свои интересы и в дальнейших переговорах по поводу Таможенного союза. О степени упорства страны при вырабатывании общей линии можно говорить на основе имеющегося опыта очень долго, а недавнее доказательство готовности Астаны блюсти свои выгоды – заявление министра нефти и газа республики Сауата Мынбаева о том, что Астана планирует перенаправить газ с месторождения Карачаганак на юг и, возможно, в Китай. При условии, что Россия не пойдет на уступки и не согласится на повышение оплаты идущих сейчас ей поставок газа.

Напоминание об этой характерной особенности казахстанской политики может быть адресовано тем, кто сейчас в республике усиливает критику интеграционных процессов с участием России. Причем речь тут идет не только об оппозиции. В какой-то степени это закономерно, потому что реальность существования Таможенного союза становится все отчетливее. Интеграция ведь может показаться опасной некоторым категориям тех, кто руководит обществом.

Именно на уровне элиты заметно опасение части ее представителей, что экономическая интеграция может перерасти в интеграцию политическую по модели Евросоюза. Во-первых, шаги в этом направлении не могут быть сделаны без согласия основной массы той самой «сомневающейся» элиты. Во-вторых, что-то не заметно, что кто-то пытается выйти из того самого ЕС (разве что на уровне вербальных угроз, которые носят характер легкого шантажа). Зато присоединиться к данной интеграционной структуре готовы еще многие страны, чьи названия на слуху у всех.

Кроме того, можно констатировать идущий сейчас определенный пропагандистский нажим на казахстанское население, среди которого появились слухи о том, что членство в Таможенном союзе приведет к росту цен. В принципе все случится прямо наоборот, и простые граждане почувствуют это довольно быстро. Другое дело, что национальные производители должны будут усилить свою конкурентоспособность. Впрочем, это же замечание должно быть адресовано и последствиям планируемого членства Казахстана в ВТО.

Казахстан понимает, что дальнейший прогресс евразийской интеграции вызывает сложные отношения со стороны Запада, который не хочет видеть кардинальное изменение мировой геоэкономической системы в пользу новой интеграционной структуры. И США, и ЕС попросту не заинтересованы в появлении нового глобального игрока.

Пример соответствующей ревности – отношение ЕС к перспективе присоединения Украины к Таможенному союзу. Реакция была очень жесткая, если не сказать – ультимативная. С определенным давлением наверняка сталкивается и Казахстан.

А вот Азия, в том числе Китай, против евразийской интеграции не возражают. Они полагают это новое геостратегическое образование выгодным для своих долгосрочных экономических, а то и политических интересов. Скажем, создание единого управления транспортным сообщением принесет ощутимую пользу Пекину с точки зрения скорости доставки товаров в страны-члены ЕС. Китаю Евразийский союз даже выгоден с точки зрения мировых геополитических шахмат.

Как бы то ни было, впереди стоит задача действительно построить единое экономическое пространство, поскольку сделано участниками Таможенного союза далеко не все. Впереди необходимые шаги по обеспечению свободы перемещения капиталов, рабочей силы, товаров и услуг, созданию единой системы управления транспортным пространством. Да и много чего другого.

Версия для печати