Болгария в судьбе евразийства

11:16 04.03.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Идеология евразийства знакома сегодня далеко не каждому жителю Украины, что довольно прискорбно, если учесть, что у его истоков стояли сразу несколько уроженцев Малороссии – Пётр Савицкий, Пётр Сувчинский, Георгий Флоровский, Георгий Вернадский. Волею судьбы в лихолетье Гражданской войны эти люди оказались в эмиграции, и первые свои шаги евразийство делало на эмигрантской почве. Но, прежде чем более подробно останавливаться на характере этой эмиграции, следует остановиться на самом евразийстве, и объяснить, что это такое.

Евразийство – это философско-политическое течение, зародившееся в среде российской эмиграции 1920-1930-х гг. Главный постулат евразийцев заключался в отрицании универсальности романо-германской цивилизации и европоцентризма (под Европой они понимали западные страны). Проповедуемому западниками стремление интеграции на Запад евразийцы противопоставляли идею интеграции на Восток – с тюркскими народами. Евразийцы негативно оценивали некоторые аспекты реформ Петра I, полагая, что царь-реформатор обогатил Россию технически, но сделал её духовно нищею, подавляя русскую культуру в угоду западным веяниям.

Евразийцы указывали на присущие западной культуре абсолютистские черты, когда только европейское и западное считается стоящим внимания, а глубины арабской, индусской, персидской мысли высокомерно отвергаются.  Нет культур высших и низших — есть различные - такова была позиция евразийцев.

Россия у евразийцев (а под собирательным именем России они подразумевали, в т.ч. Малороссию и Белоруссию) – носитель самобытного культурно-исторического типа, не Европа и не Азия, а Евразия не только в географическом, но и культурно-психологическом типе. Это особая евразийская цивилизация, страна-континент, обладающая огромным территориальным размахом от Карпат до Тихого океана,  выступающая мостом между Европой и Азией, и не принадлежащая полностью ни той, ни другой.

В отличие от господствовавшей в историографии точки зрения о монголо-татарском иге, как о катастрофе, евразийцы с большей симпатией относились к Золотой Орде, чем к Западу. Вспоминая отказ Александра Невского принять католичество, и выбравшего, вместо этого, временную подчинённость золотоордынским ханам при сохранении православной веры, евразийцы утверждали, что, когда приходит Запад, он забирает и материальные богатства, и душу. Монголы же условием своего вассалитета не делали принятие чужеземцами их веры, поэтому золотоордынским ханам было всё равно, какую религию исповедуют их подданные – буддизм, православие или ислам. Для евразийцев подчинённость Руси Золотой Орде уберегла её от духовного поглощения Западом, вплоть до смены вероисповедания.

Для евразийцев политическая природа Руси – это гармоничное сочетания Леса и Степи, т.е. народов-земледельцев и народов-кочевников, славянского и тюркского элементов. На этом синтезе и строилась политическая жизнь и Руси, и Российской империи, а традиции политического упорядочивания бескрайних русских просторов привнесла Золотая Орда с её строгой воинской дисциплиной.

Первой заграничной колыбелью евразийской мысли следует считать Болгарию. Именно здесь в 1920 г. впервые увидела свет книга выдающегося философа и лингвиста, преподавателя Софийского университета белоэмигранта Николая Трубецкого «Европа и человечество». Эта книга настолько поразила культуролога и публициста Петра Савицкого, что тот пишет на неё рецензию, и в том же 1920 г. переезжает в Софию из Константинополя, где находился вместе с другими белогвардейскими эмигрантами.

Постепенно в болгарской столице вокруг Н. Трубецкого и П. Савицкого формируется группа сторонников евразийской идеологии – уроженец Елисаветграда, ректор Одесской семинарии Георгий Флоровский, публицист и музыкант Пётр Сувчинский (из полтавских поляков) и др. Из Софии лучи евразийской мысли достигают Белграда, где осел политический публицист и, в будущем,  один из видных деятелей евразийства, калмык Эреджен Хара-Даван, Праги, где евразийскую мысль пропагандировал правовед и философ Николай Алексеев, Берлина, где творил яркий представитель русской богословской мысли Лев Карсавин и т.д.

На благодатной болгарской земле порывы первых евразийцев достигали своего читателя в виде сборника «Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев. Книга 1» (София, 1921 г.) и публикаций материалов проводившихся евразийских семинаров. Давшая в Болгарии богатые плоды евразийская мысль гулко разнеслась в эмигрантской среде, в виде сборников и книг:  «На путях», «Россия и латинство», «Евразийские тетради», «Наследие Чингисхана», «Евразийский временник», «Континент Евразия», «Монголы и Русь» и др. Импульс болгарского евразийства вовлекал в свою орбиту другие европейские столицы, и вскоре крупные евразийские организации уже были созданы в Праге и Париже.

В последующие годы евразийское движение претерпело раскол. Одни из его активистов противились какому бы то ни было диалогу с советскими властями, другие, напротив, видели в Советском Союзе частичное исполнение своих геополитических чаяний. Последним евразийцем советской эпохи принято считать сына поэтессы Анны Ахматовой Льва Гумилёва, автора глубоких по своему содержанию трудов «От Руси к России», «Тысячелетие вокруг Каспия», «Этногенез и биосфера Земли».

В знак признательности заслуг Л. Гумилёва в науке и за труды, освещавшие историю славяно-тюркских взаимоотношений в положительном свете, его именем назван Евразийский национальный университет в (Астане, Казахстан), где в 2002 г. был создан музей-кабинет Л. Н. Гумилёва. Известно о положительном отношении к евразийству президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Имя Л. Н.  Гумилёва носит средняя школа № 5 г. Бежецка Тверской области. В 2005 г. в Казани «в связи с днями Санкт-Петербурга и празднованием тысячелетия города Казань» Л. Гумилёву был поставлен памятник, на постаменте которого выбиты слова: «Русскому человеку, всю жизнь защищавшему татар от клеветы».

Зададимся вопросом: почему именно Болгария стала для первых евразийцев не злой мачехой, а вторым домом? Возможно, не в последнюю очередь потому, что сама этноструктура болгарского народа, как гармоничного симбиоза славянской и тюркской крови, соответствовала основным положениям евразийской доктрины. Евразийцы отрицали наличие единого славянского культурного типа, утверждали, что западные славяне (чехи, поляки, словенцы) гораздо дальше от русских и других православных славян, чем народы туранской крови.

И ещё, потому что болгарская история – это материализация евразийской идеи во времени и пространстве, а хан Кубрат, воитель тюркских племён, основавший на просторах Евразии Великую Болгарию, государство с выходом к морю, по праву принадлежит не только болгарской истории, но и истории общеевразийской.

Ключевые слова: Россия Болгария евразийство

Версия для печати