Российские соотечественники и интеллектуальное лидерство России

11:36 21.02.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Русские – один из самых рассеянных народов в мире. Русская диаспора за рубежом насчитывает 25-30 млн. человек, при этом крупнейшие общины, кроме стран СНГ, находятся в США, Германии и Израиле.

С некоторых пор в российской политике наметился позитивный вектор укрепления связей с соотечественниками, проживающими за рубежом. В наш век глобализации, когда весомыми факторами международной политики являются не боеголовки, а информационные технологии, и когда в политических процессах увеличивается удельный вес интеллектуального продукта, производимого человеческим разумом, соотечественники  превращаются в такой же стратегический ресурс России, как вооружение или полезные ископаемые.

Потенциал своих соотечественников за рубежом успешно используют такие страны, как Израиль, Польша, и, особенно, Китай. Принцип «Китай там, где есть китайцы» доказал свою эффективность. Появился специфический термин «Большой Китай», состоящий из Китая материкового, Тайваня и 300-миллионной (!) китайской диаспоры (хуацяо) по всему миру. «Большой Китай» не имеет жёстких географических рубежей, любая страна, не входящая сегодня в его социокультурное поле, назавтра уже может там оказаться, если в ней появятся хуацяо. Пекин традиционно рассматривает всех зарубежных китайцев, как граждан Поднебесной, даже если они обладают фактическим гражданством другого государства. В Малайзии, Индонезии, Сингапуре, Камбодже, США, Таиланде, Австралии обосновались крупные китайские диаспоры, а свободные валютные средства банков, контролируемых китайцами по всему миру, оцениваются в 400 млрд. долл. (1).Словом, Китай там, где китайцы.

Принцип экстерриториальных горизонтальных связей – главная схема сотрудничества с соотечественниками за рубежом. Финансирование культурных  и образовательных программ, ориентированных на зарубежного носителя русской культуры и языка – это хорошо, но недостаточно для эффективного взаимодействия русских со своей исторической Родиной.

Народ – это всегда микрокосм. Микрокосм охватывает всё материальное и нематериальное, созданное народом. Культура народа имеет свой стиль, некую стилистическую матрицу, по определению румынского философа Лучиана Благи (2). Если интеллектуальные излучения этой матрицы воспринимаются соседними народами, образуется единое социокультурное пространство, интеграция, если не экономик, то ума.

Прекрасный образец «работы с соотечественниками» демонстрирует нам Древняя Греция – государство, которого не было на карте мира. Были разрозненные греческие города-полисы, но не было единой Греции. Несмотря на это, греки всегда оставались греками, живи они хоть в египетской Александрии, хоть в итальянских Сиракузах или на крохотном безымянном острове где-нибудь в Эгейском море. Как указывает профессор В. А. Дергачёв, ссылаясь на философа Мераба Мамардашвили, Древняя Греция – это состояние души, а не территория.  По словам проф. В .А. Дергачёва, «образовался  Великий Эгейский  океан  многомерного коммуникационного пространства  — средиземноморская  эксцентрированнная система, где открытый  внешнему миру  центр везде, а периферия  — нигде… По внешнему концентрическому  кругу Древней Греции в дальнейшем  вспыхивали, облученные классической культурой, новые мировые звезды (Рим, Карфаген, Пергам, Селевкия, Александрия, Кирена, Константинополь, Иерусалим)» (3).

Проф. В. А. Дергачёву принадлежит авторство теории больших многомерных пространств –коммуникационных рубежей (геополитических, геоэкономических, религиозно-культурных, социальных, геоинформационных страт), на стыке которых образуются зоны повышенной энергетики. Это идеократическое, а не географическое пространство, пронизанное энергией множественных процессов (интеллектуальных, социопсихических, экономических, духовных, военно-политических), будто сошедшихся в одной точке. Цветущая древнегреческая цивилизация была обязана своим подъёмом как раз удачному сочетанию этих процессов, стратифицированных друг на друга, и давших толчок человеческому разуму, породившему богатую культуру с множеством распылённых по Средиземноморью полюсов интеллектуальной жизни (Афины, Милет, Элея, Крит, Александрия, Сиракузы).

Древняя Греция, открытая к внешнему миру идей, манила к себе интеллектуалов, была многоточечным полюсом притяжения для светлых умов той эпохи. Концентрические круги древнегреческой культуры расходились от каждого полюса (каковых, напомню, было сразу несколько) во все стороны, вовлекая в свой ареал соседние народы. Это было бы невозможно, если бы в Элладе существовал только один полюс, например, Афины. Афинам было бы под силу охватить всю материковую Грецию, максимум, Великую Грецию и часть близлежащих государств, но не всё Средиземноморье и Переднюю Азию. Весь регион жил в едином с эллинами социально-политическом и интеллектуальном времени (4). Сами же эллины, не будучи объединены территориально, принадлежали общей культуре, общей истории и общему интеллектуальному наследию, что делало вопрос о территориальном объединении всех греческих полисов в единый государственный организм не столь актуальным.

Нечто подобное удалось создать Российской империи, когда на рубежах соприкосновения «суша-море» и стыках разных цивилизационных «плит» (православно-христианской, исламской, буддийской) образовались открытые внешнему торгово-экономическому влиянию города – Ростов, Петербург, Одесса, Севастополь, Хабаровск. Как греки нигде не ассимилировались, даже если проживали на приличном отдалении от материковой Греции, а только впитывали материально-технические новшества других народов, так и русские времён Российской империи были трансляторами русской культуры и русского социально-политического времени и в знойном Туркестане, и в снегах Финляндии, и в горах Кавказа. Неслучайно именно в ту эпоху русская культура и наука переживала период расцвета. В литературе творили Фёдор Достоевский, Михаил Салтыков-Щедрин, Иван Гончаров, Иван Тургенев, Иван Крылов; в философии – Владимир Соловьёв, Николай Бердяев, Алексей Хомяков, Памфил Юркевич, Владимир Эрн; в живописи – Матвей Шишков, Виктор Васнецов, Иван Айвазовский, Василий Верещагин, Василий Суриков; в теологии – о. Георгий Флоровский, о. Павел Флоренский, о. Сергий Булгаков, Георгий Властов; в геополитике - Николай Данилевский, Пётр Семёнов-Тян-Шанский, Владимир Ламанский. Кстати, многие из них либо родились, либо творили в рубежных регионах, местах соприкосновения сразу нескольких цивилизаций.

Распад СССР – это не только распад политико-географического пространства, а и пространства социокультурного и духовно-интеллектуального. Сегодня Россия живёт в социальном времени, отличном от западного, да и российские регионы думают и живут на разных скоростях. Москва, Петербург вырвались вперёд, провинция осталась далеко позади. Кроме того, социокультурные ритмы Росси не совпадают с таковыми у ближайших соседей (Украина, Грузия, Молдавия, Прибалтика), где проживает огромное число русских и русскоязычных. В таких обстоятельствах главное минимизировать этот социально-культурный разрыв между соотечественниками и Россией, достигнув эффективности в этом вопросе, подобно Китаю. 

От описания проблемы перейдём к возможным методам её решения. Россия нуждается в нескольких интеллектуальных центрах, которые располагались бы и на востоке, и в центре, и на западе России. Речь не о центрах научно-технической мысли, а о центрах-продуцентах масштабных идей и проектов гуманитарного характера (геополитика, живопись, литература, богословие). У нас же «голова» (Москва) весит больше, чем остальное «тело», особенно его восточные «конечности». России нужны несколько таких «голов». В западной части страны в таком качестве может выступить, в дополнение к Петербургу, Калининград; на востоке – Владивосток, Хабаровск, Иркутск; а между западом и востоком – Казань, Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск, которые бы радиально излучали интеллектуальную энергию, умственно обогащая сопредельные регионы. Чтобы это было по силам, необходимо достичь соответствующего интеллектуального уровня.  Сахалин следует уподобить Гавайям. На Гавайях действуют сразу несколько конкурентоспособных научных и экспертно-аналитических центров. Гавайи полностью включены в гуманитарно-образовательное пространство США. Так же важно включить в общероссийское гуманитарно-образовательное пространство и Сахалин.

Необходимо заняться интеллектуальным возрождением университетской базы данных мегаполисов, насыщением их соответствующими кадрами – интеллектуалами высокого порядка. Подобный процесс, в своё время, имел место в США, где интеллектуальные полюса расположились и на тихоокеанском (Калифорния), и на атлантическом побережье (Новая Англия). Без такого распределения интеллектуальной массы по обоим побережьям Соединённые Штаты ожидал бы перекос и инволюция в страну «двух умственных скоростей», когда одна часть государства думает современней и масштабней другой её части.  Благодаря наличию двух культурно-экономических полюсов США могут на равных развивать отношения, как с Европой, так и Азией (5). При этом, на территории Соединённых Штатов находятся ещё несколько интеллектуальных полюсов, таких, например, как Остин (Техас) – центр политической и административной деятельности, «мировая столица живой музыки», где, кроме прочего, располагаются множество музеев и известная на весь мир экспертно-аналитическая компания «Стратфор».

Необходимо также возрождать интеллектуальные традиции русского зарубежья, в т.ч., ближнего. Пограничные Тирасполь, Бельцы, Киев, Харьков, Одесса, Крым, Нарва, Актюбинск, Петропавловск, Сухуми – города, расположенные на стыке цивилизационных рубежей, могут превратиться в информационные узлы и коммуникационные мосты, полюса высокого интеллектуального напряжения и обмена. В прошлом некоторые из этих географических пунктов выполняли как раз такую роль. Замкнутость интеллектуальных рубежей сыграет против России, приведёт к утрате созидательного импульса, превратит рубежи коммуникации в рубежи взаимной настороженности.

Сегодня наши соотечественники рассеянны, подобно эллинам, но русскому зарубежью не достаёт необходимой пассионарности, отсутствуют центры интеллектуального притяжения, географически локализованные «фабрики» изящной, политической, экономической и иной мысли. Только с превращением в культурного лидера послесоветского пространства и интеллектуально привлекательную державу Россия сможет выступать в качестве предпочтительного политического партнёра для многих государств, а российские соотечественники будут ретрансляторами российских культурных традиций и достижений.

 

1) Дергачев В.А. «Геополитика. Русская геополитическая энциклопедия», 2010

2) Бовдунов А. «Философский космоид Лучиана Благи» (www.rossia3.ru)

3) Дергачёв В.А. «Путь к благоденствию государства»

4) Там же

5) Там же

Ключевые слова: интеллектуальные центры

Версия для печати