Байрон forever…

12:02 23.01.2013 Наталья Ищенко, профессор Таврического национального университета им. В.И. Вернадского

Великие люди, создавшие своими произведениями миры, которые мы сейчас называем виртуальными, никуда не исчезают. Вместе со своими героями они существуют вне рамок литературных произведений, национальных литератур, словесности вообще, времени и пространства…

225 лет назад – 22 января 1788 года – в Лондоне родился мальчик, чье присутствие с тех пор будет фиксироваться в мировой литературе, культуре и просто нашей с вами жизни всегда. Оно пройдет через XIX век, заполнит век XX-й и выплеснется в XXI-й. Трудно представить себе человека, который не знал бы его имени – Джордж Гордон Ноэл Байрон…  Он, несомненно, выделяется из ряда классиков и являет собой пример совершенно уникальной личности, в которой сплелись воедино Человек, Поэт, Политик, Аристократ, Критик и Воин.

Яркая, противоречивая, мятущаяся в поисках смысла и наслаждений личность великого английского поэта лорда Байрона стала образом целой эпохи и породила явление, названное по имени поэта, – «байронизм». Это явление уникально, ему нет аналогов и параллелей. Велик Шекспир, но нет явления, названного его именем. Велики Скотт, Гете, Стендаль… ряд этот может быть продолжен, но результат будет один. Только «байронизм» как комплекс идей, включающий и «мировую скорбь», и бунтарство, и культ индивидуализма, как особое восприятие мира, в котором есть и безграничная свобода, и безграничное одиночество, дал миру «байронического героя». Может быть, самим фактом существования художественного мира Пушкина и Лермонтова мы тоже обязаны Байрону. Как, вероятно, и фактом существования поныне явления по имени Наполеон?

Сам Байрон принадлежал к поколению молодых людей постнаполеоновской эпохи, преждевременно «состарившихся душой». Но эта «старость души» не помешала ему, потомку шотландских королей, лорду и пэру Англии – страны, находившейся в то время на вершине мирового политического Олимпа, стать защитником рабочих, ломавших станки, чтобы не быть выброшенными на улицу, другом итальянских карбонариев, сторонником революций в Неаполе, Испании, Южной Америке и Греции. В этом – весь Байрон, в котором все  чрезмерно, все слишком. И это не было самоцелью, не было эпатажем (в чем зачастую его обвиняли). Это было искренней готовностью пожертвовать собой (что он, как известно, сделал!) во имя чужой свободы и чужого счастья, подкрепленной уверенностью, что стыдно быть благополучным, когда рядом страдают люди.

Байрон фактически предсказал собственную смерть в своем последнем стихотворении – «В день, когда мне исполнилось 36 лет»:

Найти легко тебе средь боя

Солдата гроб: взгляни кругом,

И место выбери любое,

И ляг на нем.

                     (Пер. К. Павловой)

Место и время уже было выбрано. В греческом городке Миссолонги 19 апреля 1824 года Байрона не стало. И хотя он умер, почти ничего не добившись для греков, его смерть настолько потрясла общественное мнение, что оно повлияло на решение Англии, Франции и России поддержать Грецию в ее борьбе за независимость. Это было начало процесса формирования современной «европейской идеи», и у ее истоков опять же стоял лорд Байрон. А Греция XXI века, кстати, опять поставила Европу перед необходимостью незамедлительно принять решение о ее будущем.

Автор известной книги «Гений места» Петр Вайль назвал Байрона «первой суперзвездой современного типа», утверждая, что «в нём сошлось все, что выводит на первые полосы газет и в заголовки теленовостей. Родовитость — как у принца Чарльза, богатство — как у Гетти, красота — как у Алена Делона, участь изгнанника — как у Солженицына, причастность к революциям — как у Че Гевары, скандальный развод — как у Вуди Аллена, слухи о сексуальных отклонениях — как у Майкла Джексона. Не забудем и талант».

Пожалуй, с Гетти Вайль несколько преувеличил: постоянно нуждающегося в деньгах Байрона трудно сравнить с американским нефтяным магнатом миллиардером Полом Гетти.

Все остальное верно.

Байрон – по-прежнему наш современник. И будет им всегда… Forever!

 

ОДА АВТОРАМ БИЛЛЯ, НАПРАВЛЕННОГО ПРОТИВ РАЗРУШИТЕЛЕЙ СТАНКОВ

 

               Лорд Эльдон, прекрасно! Лорд Райдер, чудесно!

                  Британия с вами как раз процветет.

               Врачуйте ее, управляя совместно,

                  Заранее зная: лекарство убьет!

               Ткачи, негодяи, готовят восстанье,

                  О помощи просят. Пред каждым крыльцом

               Повесить у фабрик их всех в назиданье!

                  Ошибку исправить - и дело с концом,

 

               В нужде, негодяи, сидят без полушки.

                  И пес, голодая, на кражу пойдет.

               Их вздернув за то, что сломали катушки,

                  Правительство деньги и хлеб сбережет,

               Ребенка скорее создать, чем машину,

                  Чулки - драгоценнее жизни людской

               И виселиц ряд оживляет картину,

                  Свободы расцвет знаменуя собой

 

               Идут волонтеры, идут гренадеры,

                  В походе полки... Против гнева ткачей

               Полицией все принимаются меры,

                  Двумя мировыми, толпой палачей.

               Из лордов не всякий отстаивал пули;

                  О судьях взывали. Потраченный труд!

               Согласья они не нашли в Ливерпуле...

                  Ткачам осуждение вынес не суд,

 

               Не странно ль, что, если является в гости

                  К нам голод и слышится вопль бедняка.

               За ломку машины ломаются кости

                  И ценятся жизни дешевле чулка?

               А если так было, то многие спросят;

                  Сперва не безумцам ли шею свернуть,

               Которые людям, что помощи просят,

                  Лишь петлю на шее спешат затянуть?

                                                                                      1812

                                      (перевод О. Чюминой)

Версия для печати