Россия и Европа: вопросы безопасности

00:00 01.06.2010 Валерий Воробьев,эксперт МГИМО


Открывающийся сегодня в Ростове-на-Дону саммит Россия-ЕС должен стать важным событием в деле укрепления безопасности на европейском континенте. Вопросы обеспечения безопасности неизменно занимают приоритетное место в российской внешней политике. Основным плацдармом обеих мировых войн был наш континент — Европа. Обе они принесли множество бед и страданий европейским народам. Именно это определяет нашу взаимную заинтересованность в укреплении европейской безопасности, от которой во многом зависит судьба мира на нашей планете.

Как известно, «холодная война» закончилась, но дух ее до сих пор до конца не преодолен. Не преодолен по одной простой причине. После окончания «холодной войны» Запад занялся расширенческими процессами. Это прежде всего касается НАТО, потом Евросоюза. Во второй половине девяностых — начале двухтысячных годов у Запада сложилась собственная повестка дня, в которой российские интересы не учитывались в достаточной степени. Прежде всего — в области безопасности. Из-за этого сначала возникли недопонимание друг друга, а затем в результате ряда событий, начиная с ситуации в Косово, это привело к тому, что единого европейского пространства в политике так и не сложилось.

Мы живем на европейском пространстве, а оно не такое уж и большое. Россию не изолируешь, от нее нельзя избавиться. Надо находить с ней общий язык. Те, кто находит, ничего не теряют, а только приобретают. Сошлюсь на опыт Германии, Испании, Италии, Франции. Могут сказать, что это все достаточно крупные европейские страны. Приведу в пример опыт нашего сотрудничества с Голландией как в рамках Евросоюза, так и на двусторонней основе. Вдумайтесь в цифру российско-голландского товарооборота в 2008 году — 67 млрд. евро. Это больше, чем торговые объемы за тот же год со всеми европейскими странами, называвшимися ранее социалистическими.

Сегодня мы наблюдаем своего рода инерцию мышления. Когда из одного блокового состояния европейское, евроатлантическое пространство быстренько перешло чуть ли не в другое блоковое состояние. Продолжение жизни «в блоке» для многих стран, особенно для тех, которые поменяли блок неожиданно, стало как бы продолжением прошлого. Но надо думать о совершенно другом, принципиальном — как договориться мирно жить на всем евроатлантическом пространстве.

Следует признать, что старое мышление закрепилось еще и вследствие того, что между Россией и Европой существует жесткий визовой режим. Визовой режим, мешающий установлению связей между людьми с Востока и Запада, из России и других стран СНГ, Евросоюза, порождает ситуацию, когда люди мало знают друг о друге. Это создает почву для различного рода манипуляций. Так что визовой режим — это серьезная проблема, которая требует своего скорейшего решения, в том числе в контексте безопасности. Несколько месяцев назад между Россией и ЕС была достигнута договоренность выйти на конкретные сроки введения безвизового режима к сегодняшнему саммиту Россия-ЕС. Вступление в силу 5 апреля Визового кодекса ЕС, в котором содержатся нормы, облегчающие получение виз, в том числе гражданам России, является важным шагом в этом направлении.

Россия в рамках развития диалога и сотрудничества с Западом ведет очень активную линию. Назовем несколько конкретных предложений со стороны нашей страны. Прежде всего, Договор о европейской безопасности, с предложением о заключении которого выступил Президент Д.Медведев. Этот договор направлен как раз на преодоление тех разделительных линий, что остались от «холодной войны». Кратко суть договора можно выразить в таких словах: никто не должен укреплять свою безопасность за счет безопасности других. Все страны должны иметь равный уровень безопасности. Реакция на это предложение уже есть, и довольно позитивная. Со стороны ряда стран, например, Италии и Испании.

Выдвижению инициативы предшествовал анализ тенденций в развитии ситуации на евроатлантическом пространстве, где накопилось много вопросов, подрывающих взаимное доверие. В их числе военные операции НАТО против Сербии, признание Косово и др. Постепенно изменился российский фактор на евроатлантическом пространстве. Сегодня Россия ощущает себя как субъект, а не объект политики Евросоюза и НАТО. В этом важное отличие от 90-х годов прошлого столетия.

Российское предложение по безопасности на европейском континенте не направлено на подрыв НАТО и любых других организаций, действующих в этой сфере. Напротив, мы выступаем за укрепление координации действий между существующими европейскими и международными структурами. За то, чтобы ни одно государство или организация в Евро-Атлантике не действовали друг против друга, а сообща против общих угроз и вызовов. Европа уже проходила эпоху «священных союзов», и возвратиться к принципу «либо с нами, либо против нас» было бы губительно и безрассудно. Те, кто сегодня пытается возродить этот принцип, как раз провоцируют создание новых разделительных линий и стен в Европе.

Европейский Союз — один из основных экономических и политических партнеров России. За 2008 год товарооборот между Россией и ЕС составил 382 млрд. долларов. На долю ЕС приходится 50% оборота внешней торговли России и около 70% иностранного инвестиционного капитала. Россия занимает третье место (после США и Китая) в списке стран-экспортеров ЕС. Россия возглавляет список стран-поставщиков в ЕС природного газа и находится на второй позиции по поставкам нефти и нефтепродуктов.

Вместе с Евросоюзом Россия активно участвует в операциях по кризисному урегулированию. Это совместный конкретный ответ России и ЕС на глобальные вызовы и угрозы (например, пиратство). Мы также работаем над созданием энергетического союза с ЕС с целью укрепления энергетической безопасности.

Россия в настоящий период пошла на размораживание отношений с НАТО. Имевшееся до последнего времени «похолодание» представляло рецидивы «холодной войны», которые особенно проявлялись у ряда стран НАТО после августовских событий в Южной Осетии в 2008 году. Сейчас ситуация в этом смысле меняется к лучшему. Думается, что тут не последнюю роль сыграл и известный доклад Тальявини, показавший, кто начал агрессию против Южной Осетии. В последнее время наметился определенный прорыв в наших отношениях с НАТО — это ряд общих серьезных глобальных проблем — Афганистан, Иран, наркотики, терроризм, распространение оружия массового поражения.

Натовцам нужен был транзит невоенных грузов в Афганистан через российскую территорию. Мы пошли на это, поскольку понимаем, что для Афганистана это жизненно необходимо. Никто не заинтересован в том, чтобы радикальный «Талибан» в конечном счете победил. От этого никому лучше не будет.

Но не стоит приукрашивать наши отношения с НАТО. Есть принципиальные вещи, на которые мы никогда не согласимся. В частности, c процессом расширения НАТО, который для нас принципиально неприемлем. Поскольку мы считаем, что это не укрепляет ситуацию в области безопасности, а наоборот усугубляет ее. И августовские события 2008 года показали это в полной мере. Президент Грузии Михаил Саакашвили никогда бы не решился напасть на Южную Осетию, если бы не получил на Бухарестском саммите НАТО заверения в том, что «Грузия будет членом НАТО».

Встает вопрос, что принесло расширение НАТО? Нас всегда убеждали, что те страны, что вступят в Альянс, по отношению к России будут проводить исключительно дружественную политику, что они будут как бы мостом между Востоком и Западом. Но оказалось, что на роль моста они не очень годятся, к тому же Россия может говорить на равных и напрямую со всеми остальными странами НАТО.

Кроме того, рефлексы «холодной войны» уже под крышей самого НАТО стали в последние годы слишком заметными. Хотя нет никакого повода для того, чтобы говорить о каких-то угрозах. Тем не менее, некоторые страны НАТО требуют «усиления» статьи 5 Вашингтонского договора. Речь в ней идет, как известно, о праве на коллективную оборону.

Что касается Российской Федерации, то ни в одном политическом документе, ни в одной военной доктрине вопрос о вооруженном конфликте в Европе вообще не значится. Мы считаем, что основные угрозы безопасности исходят не с европейского пространства, а из совершенно других регионов. В контексте предложения Д.Медведева о Договоре о евробезопасности нас часто пытаются убедить: зачем создавать что-то новое? НАТО есть, Евросоюз тоже. Все там довольны жизнью. Но ведь на НАТО и ЕС жизнь не кончается. В начале девяностых казалось, что выход на гармоничное евроатлантическое пространство не займет много времени. Этого, однако, не случилось. Но мы в Европе обречены двигаться именно в этом направлении.

В последнее время много говорят о правомерности привязки НАТО к ЕС при обсуждении вопроса о том, будет та же Украина членом Евросоюза и НАТО, или только членом ЕС? После прихода к власти в Украине президента В.Януковича вопрос о вступлении этой страны в Альянс потерял свою актуальность и не хотелось бы верить, что найдутся силы, которые будут подталкивать Киев к этому авантюристическому шагу. Хотя известно стремление Украины вступить в ЕС и это ее право. Кстати, Швейцария не является членом ЕС и прекрасно себя чувствует.

К этому следует также добавить новый успех российской дипломатии — подписание 21 апреля соглашения о продлении пребывания Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины до 2042 года. Необходимо отметить, что это соглашение вносит свой вклад не только в укрепление безопасности на региональном уровне, но и в масштабе всей Европы.

Кроме того, есть ощутимая разница в деятельности ЕС и НАТО. ЕС — это на 80% организация, точнее конфедерация, занимающаяся решением экономических проблем. На 20% — это политика, социальные вопросы и т. п. Военно-политическая составляющая ЕС очень незначительна, и ее роль в будущем пока еще не понятна. Тем не менее, то, что делает Евросоюз в области кризисного регулирования — это полезно, поскольку все это соответствует основополагающим международным документам, прежде всего Уставу ООН.

Во всяком случае не было ни одной операции ЕС, которая выходила бы за рамки Устава ООН. В отличие от другой структуры — НАТО. Ведь вопрос состоит в том, намерена ли эта организация действовать в соответствии с нормами международного права или нет? Мы знаем немало фактов, когда НАТО действовало вопреки международному праву, выходя за сферы собственной ответственности. Поэтому вопрос трансформации НАТО — из инструмента, во многом порожденного эпохой «холодной войны», в инструмент, способствующий укреплению безопасности на евроатлантическом пространстве — это вопрос будущего. Кстати, Российская Федерация ни по одной стране никогда не высказывала никаких озабоченностей по поводу ее намерений вступить в ЕС.

В последнее время слышна критика в адрес российского МИДа за то, что он не ставит задачу вступления России в обозримом будущем в ЕС или даже НАТО. Это лишнее свидетельство того, что начался период очередного осмысления того, в каком состоянии сейчас находится Европа и европейская безопасность, и как найти пути на более стабильное, предсказуемое будущее на нашем континенте. Что можно сказать по этому поводу. Сегодня говорить о вступлении России в ЕС, а тем более в НАТО преждевременно — эта идея утопичная. Прежде чем России вступать куда-либо, надо подумать, что из этого получится. Тем не менее, в ходе встречи 7 апреля в Братиславе с Президентом России Д. А. Медведевым Президент Словакии Иван Гашпарович сказал, что его страна является «открытой и комфортной дверью для России в Европу». Д. А. Медведев ответил, что «мы готовы туда активно заходить».

Со вступлением в силу 1 декабря 2009 года Лиссабонского договора Европейский Союз переходит на новую ступень своего развития. Евросоюз все больше становится государством с единой внешней политикой и единой внешнеполитической службой — своего рода министерством иностранных дел ЕС. Это предполагает и корректировку механизма принятия решений внутри ЕС. Теперь такие решения, надеемся, будут приниматься более централизованно, а не по принципу ориентации на мнение самого несговорчивого его члена. Рассчитываем, что это подвигнет Брюссель конкретизировать перспективу расширения отношений России с ЕС в вопросах безвизового режима, подписания нового базового соглашения и обеспечения европейской безопасности на основе предложений российского президента.

Недавнее подписание в Праге, можно сказать в центре Европы, президентами Российской Федерации и США Д.Медведевым и Б.Обамой нового соглашения о сокращении стратегических наступательных вооружений, безусловно, положительно скажется на архитектуре новой европейской безопасности.

Источник: Портал МГИМО

Версия для печати