Страны Центральной Европы в условиях мирового кризиса

01:18 09.12.2012


В начале декабря текущего года  состоялась IX международная научная конференция «Россия и Центральная Европа в новых геополитических реальностях», организованная Институтом Европы РАН при содействии Фонда исторической перспективы. В конференции приняли участие ученые, политики и эксперты из России, Украины, Австрии, Венгрии, Польши, Словакии, Чехии, а также Сербии и Латвии.

По словам директора Института Европы академика Н.Шмелева, продолжающийся мировой экономический кризис и меняющаяся геополитическая реальность заставляет задуматься о будущем Европейского союза и стран, входящих в еврозону. Но если перспектива распада Евросоюза представляется на данный момент маловероятной, то судьба экономик стран, входящих в еврозону, остается на данный момент неопределенной. Многое зависит, по выражению Н.Шмелева, от позиции немецкого бюргера и его желания в дальнейшем субсидировать выход из кризиса греческой экономики, а также от позиции новых членов ЕС. Выдержат ли физически общеевропейские структуры предстоящее расширение Евросоюза или нет – это еще одна проблема, крайне актуальная на данный момент. Совершенно очевидным становится и тот факт, что разговоры о европейском будущем Турции и балканских стран становятся неактуальными на ближайшие два-три десятилетия.

Одной из наиболее острых проблем становится проблема миграции, породившая еще один вопрос: не станет ли она новым «великим переселением народов», резко активизирующим национальные и политические конфликты в европейских странах. В последние годы применительно к России много говорится о необходимости евроазиатской интеграции. Не есть ли это политическая химера? Вопрос о евроазиатской интеграции порождает еще один вопрос, на сей раз о взаимоотношениях между евроинтеграцией и евроазиатской интеграцией. У нас часто говорилось о необходимости строительства «единой Европы от Лиссабона до Владивостока», однако у этого проекта вряд ли есть будущее. При наличии общих лозунгов в России и странах ЕС нельзя не считаться с различиями европейских и российских реалий. Наиболее актуальным для российской политики, по мнению Н.Шмелева, является вопрос о развитии местного самоуправления, которая могла бы послужить толчком для развития интегративных процессов. Единое политическое пространство с Европой построить на нельзя, но возможно построить единое экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока.

Директор фонда поддержки публичной дипломатии им. Горчакова Л.Драчевский, продолжая тему, отметил, что отношения со странами, входящими в состав Вишеградской группы, остаются по-прежнему важным направлением российской внешней политики. Важность диалога российских ученых и политиков и их коллег из стран Центральной Европы связана еще и с тем, что она позволяет оценить многообразие стран Европейского союза, их традиций, оценки исторических событий и представлений о будущем. Наднациональные организации Евросоюза должны это понимать, если не хотят, чтобы общеевропейские интеграционные процессы стопорились на уровне внутригосударственных структур. Последние два десятка лет формирования новой геополитической реальности подвергли сомнению и вопрос о незыблемости европейских ценностей в современном мире, выдвинув на авансцену исторического процесса ценности азиатские. Азия давно уже перестала быть символом отсталости, и с этим необходимо считаться любому современному политику.

Директор Третьего Европейского департамента МИД России В.Седых в своем приветствии отметил, что конференция, посвященная взаимодействию России и стран Центральной Европы в условиях мирового кризиса, несомненно даст почву для размышлений. Не стоит забывать, отметил дипломат, что любой кризис, при всех тяжелых последствиях, подталкивает к поиску новых возможностей и нетрадиционных решений, наличию творческого подхода в разрешении животрепещущих вопросов современности.

 

Председатель конференции и ее инициатор доктор исторических наук Л.Шишелина отметила, что кризис Европейского союза показал, что борьба между двумя тенденциями развития стран Европы – континентальной и атлантистской – не ушла в прошлое, и тот мировоззренческий кризис, который связан, по выражению одного из идеологов ЕС Жака Делора, с утратой цели Евросоюза, будет развиваться в контексте этого основного противоречия.

Основное экономическое противоречие, препятствующее выходу Европы из кризиса, назвала главный научный сотрудник Института Европы РАН О.Буторина. Во всех европейских политэкономических теориях, начиная от Адама Смита и до Карла Маркса, во главу угла ставилось развитие производства. Однако поздние школы политэкономии, начиная с австрийской, все более ставили во главу угла развитие экономики спроса и потребления, а не производства и труда. По ее словам, такая модель исчерпала себя, ибо в ее рамках нет больше возможности накачивать внутренний спрос и практически невозможно перейти на качественно новый уровень развития, где кризис мог бы быть преодолен.

Президент Фонда исторической перспективы Н.Нарочницкая выразила надежду на дальнейшее сотрудничество между Россией и странами Центральной Европы. Она напомнила, что так же руководимый ею Институт демократии и сотрудничества в Париже принимал визит президента Чехии Вацлава Клауса. Неоднократно в стенах Института бывали послы Польши и Венгрии. По словам Н.Нарочницкой, такой обмен мнениями был полезен для понимания, как ретроспективы так и перспективы взаимоотношений наших стран. На наших глазах происходит масштабный передел мира. Претерпевает изменения термин «глобализация», который отныне не является синонимом модернизации. Одновременно происходит необратимая трансформация самих стран Запада. В меняющейся конфигурации мира каждая страна должна определить свою стратегию и свое место. Кроме того, следует иметь в виду, что кризис экономический сопровождается в странах Европы вялотекущим мировоззренческим кризисом. Однополярный мир как самостоятельная и саморегулирующаяся система не состоялся, и современное положение дел требует наличия многосторонней внешней политики и стратегии.

С тезисами, озвученными ведущими отечественными и зарубежными экспертами нельзя не согласиться. Вспомним, что Вишеградская группа, включавшая изначально в свой состав Польшу, Чехословакию и Венгрию, была создана еще в 1991 году. Предпосылкой к ее возникновению стала убежденность многих политиков Центральной Европы в необходимости совместных действий для включения их стран в европейские интеграционные процессы, но через несколько лет в работе этой организации наступил определенный спад. Причинами этого стали как распад Чехословацкого государства в 1993 году (и новый курс Словакии), так и негативное отношение Чехии к стремлению Польши играть роль регионального лидера. Каждая страна стала поодиночке, индивидуально договариваться о вступлении в НАТО и ЕС. Когда страны присоединились к членству в этих организациях, произошел и своего рода ренессанс Вишеградской группы. Страны региона вновь почувствовали общность интересов, которые не ограничивались вопросами евроатлантической интеграции.

В то же время прием новых членов в Европейский союз не принес облегчения ни одной из сторон, поскольку ни страны Восточной Европы, ни сам ЕС не имели точного видения процесса интеграции даже ориентировочно по срокам. Кроме того и позиция России, и события внутри России подстегивали эти страны к ускорению своего вступления в эту организацию.

Сегодня ситуация коренным образом поменялась. Крупнейшие страны в Европейском союзе (Великобритания, Франция и Германия) занимают в составе этого объединения заведомо привилегированные позиции, оставляя молодых членов и кандидатов в члены ЕС на положении «бедных родственников». Россия не представляет собой угрозы, которая заставляла бы ускорять бег в направлении Европейского союза и тем более НАТО. Странам Восточной Европы есть с чем сравнивать.

Предложения трезвой оценки экономического опыта, полученного странами нынешней Вишеградской группы в рамках СЭВ и других организациях восточной ориентации сегодня все больше востребованы. Примером такого подхода может служить выступление Чрезвычайного и Полномочного Посла Словакии в России Й.Мигаша. По высказанным в его выступлении оценкам можно предположить, что в ближайшие годы дифференциация внутри Европейского союза будет нарастать, что в свою очередь будет раз за разом провоцировать вопрос политической самоидентификации европейских регионов.

В немалой степени нынешнему кризисному состоянию Европейского союза способствует отсутствие реальной национально-миграционной политики и выбранная на данный момент модель мультикультурализма. Многие европейские страны, например Венгрия, настойчиво стремились в ЕС для того, чтобы разрешить наболевшие национальные проблемы. Венгрию волновали не одно десятилетие вопросы коммуникаций раздробленного границами венгерского народа. Были надежды, что после вступления в ЕС ей помогут решить эти вопросы через повышение приграничного сотрудничества с соседними странами. Этого не произошло. Когда Венгрия была принята в ЕС, то она оказалась как раз отрезанной от регионов, в которых проживает большая часть венгерского населения в Румынии и Сербии. Поэтому данная проблема сегодня остается насущной.

В ходе дискуссии на конференции не раз высказывалось мнение, что России нужно не только всячески поддерживать проявившееся стремление стран Центральной Европы и Балкан к сохранению своей идентичности, но и самой активнее участвовать в этом процессе. По многим параметрам Россия уже частью этого региона. В некоторых региональных организациях она уже участвует, в других - должна участвовать. Россия должна стимулировать создание подобных организаций, чтобы затем в них активно работать. Стоит помнить и то, что нас объединяет. При всех политических различиях Россия и страны Центральной и Восточной Европы на протяжении длительного времени являлись и являются частью единого культурно-исторического пространства. В этой сфере нужно поддерживать любое позитивное движение навстречу друг другу, связанное как с культурным обменом, так и с разрешением накопившихся в прошлом спорных вопросов.

Сегодня, как показало обсуждение, из всех стран-членов Вишеградской группы наиболее ровные отношения у Москвы со Словакией. Поэтому, в случае попытки Москвы достичь взаимоприемлемых договорённостей в диалоге с Вишеградской четвёркой, переговоры, скорее всего, начнутся с Братиславой. Словакия представляет собой звено, наиболее открытое к сотрудничеству с Россией. Необходимо, конечно, чтобы у России присутствовал четко выраженный вектор восточноевропейской политики, основанный как на изучении ценного опыта совместного исторического прошлого наших стран, так и политического прагматизма. С этой точки зрения, конференция в Институте Европы РАН внесла свой вклад в выработку такого вектора и важно, чтобы этот вклад не пропал впустую и был претворен в реальные дела.

Ключевые слова: Вишеградская группа

Версия для печати