Бородинская битва 1812 года

15:30 01.11.2012 Марк Рапли, предприниматель, Лондон


Победа и поражение

Двухсотлетие Бородинской битвы, которая, как и Великая Отечественная война 1941-45, является одним из самых значительных  событий в современной истории России, вызвало волну патриотической гордости среди россиян.

И вполне заслуженно.   

Научный труд историка Доминика Ливена показал, что доминирующей целью России в преследовании войска Наполеона до самого Парижа было достижение мира в Европе. Царь Александр знал, что до тех пор, пока Наполеон на свободе, Европа будет находиться под постоянной угрозой. В этом Роберт Каслри , военный министр Великобритании, обычно видел главное значение. Но позже, западные ученые придерживались продолжительной традиции игнорировать факты, отражающие роль России в завоевании и поддержании мира в Европе. 

Свидетельством этому является отсутствие полного представления   среди западного населения о  невообразимых потерях среди русских во Второй мировой войне, или о вкладе маршала Жукова в разгром фашистской Германии. 

Да, безусловно, Россия была преобладающей силой как в разгроме фашисткой тирании, так и в разгроме сил Наполеона.  Гордись, Россия, своим прошлым, людьми, которые жили на твоей земле, людьми, которые говорили на твоем языке.  (правда, многие в России  в те времена говорили по-французски и по-немецки, но тогда понятие национальности было еще ново и не имело такой определенной формы, как сейчас).     

Когда русская армия маршировала через всю Европу до Парижа в 1813 и в 1814 годах, она провозглашалась во многих местах, как армия-овободительница, избавившая людей от наполеоновских поборов, положившая конец постоянной войне и давшая  начало возрождению торговли и росту благосостояния. 

Гордись этим, Россия,  и радуйся тому, что Доминик Ливен, сам будучи американцем, также разрушает снисходительные и высокомерные взгляды многих западных ученых, утверждающих, что решающими факторами в поражении Наполеона были лишь его просчеты и необычные погодные условия.  

Ливен говорит, что неправы были ни английский  военный историк  Джон Фредерик Чарльз Фуллер, который утверждал, что  указанные выше факторы явились причиной победы русской армии,  ни Лев Толстой, согласно которому главными факторами для победы явились боевой дух и отвага русских солдат и офицеров, вдохновляющая нацию на борьбу с французскими завоевателями.  

Не был это и пожар, который спалил Москву и вызвал пламя национализма против наполеоновской империи и сжег ее до основания.

Нет, они может и играли роль в этой драме, но они не были главными игроками.

 

Центральную роль играло само монархическое государство, с Александром и его верным окружением.

Царь обладал стратегическим пониманием, и ресурсы нации были использованы рационально и организованы в соответствии со следующим: военная тактика: гибкая и быстрая кавалерия; транспортировка; разведка и компетентная дипломатия - все было направлено,  чтобы обеспечить безоговорочное поражение самовлюбленного маньяка Бонапарта, отнявшего у своей страны революцию 1789 года, отъявленного оппортуниста, архетипа тирана, одурманенного властью, человека, который   кичился тем, что он ни на йоту не переживает о жизнях миллионов людей.

 Этот анализ, конечно,  не находил одобрения у большевицкого режима. Особый дух и отвага рабочих и крестьян не фигурировали в нем достаточно, как решающие элементы.

Но Ливен обращает внимание на то, что существовало только два воспоминания обыкновенных солдат, принимающих участие в компании 1812-14 годов. Мы, на самом деле, не имеем понятия о духе или страданиях солдат в русских или в других войсках. Это было придумано, в основном, по царскому распоряжению для русского простонародья, которое было пушечным мясо, молчаливой жертвой, настолько, насколько это волновало будущие поколения. 

 

Это упоминание о неизвестных солдатах мировой истории  побуждает меня попросить  вас, гордящихся русских, умерить немного празднование, и поразмышлять смиренно.  

Уилфред  Оуэн, великий поэт времен Первой мировой войны, напоминает миру, читающему  его, что павших за победу на поле битвы никто никогда не спрашивал их мнения, оправдана ли была та победа.

 

…..I am the enemy you killed, my friend.

I knew you in this dark: for so you frowned

Yesterday through me as you jabbed and killed.

I parried;but my hands were loath and cold.

Let us sleep now……

 

.....Я – враг, которого убил ты, друг мой.

....................................................................

 

Это последние четыре строки из «Странной встречи», найденные в бумагах Оуэна после его смерти на Западном фронте. 
Поэма содержит строчки, которые пришли, чтобы выразить другой взгляд на войну:

 

…..For of my glee might many men have laughed,

And of my weeping something had been left,

Which must die now. I mean the truth untold,

The pity of war, the pity war distilled.

 

(мне хочется привести отрывок из перевода еще одного стихотворения Оуэна – «Прекрасна за Родину смерть» (DULCE ET DECORUM EST),   автор перевода неизвестен):

If you could hear, at every jolt, the blood

Come gargling from the froth-corrupted lungs,

Obscene as cancer, bitter as the cud

Of vile, incurable sores on innocent tongues,---

My friend, you would not tell with such high zest

To children ardent for some desperate glory,

The old Lie: Dulce et decorum est

Pro patria mori.

О, если б ты потом тащился вместе с нами

За той повозкой, куда кинули его,

Смотрел в лицо с разинутыми бельмами-глазами,

Не видящими больше ничего,

Слыхал, как от толчков повозки вновь и вновь

В забитых пеной легких клокотала кровь, –

Ты не посмел бы, друг мой, повторять

Избитой лжи, юнцов наивных распаляя:

«Нет больше радости и чести жизнь отдать,

За родину солдатом погибая!»

 

 

Конечно, так как мы празднуем победу в сражении, которое нужно было вести, в сражении за выживание нации, мы должны помнить и размышлять о следующем: что вся правда о войне никогда не сказана. 

Народы присваивают себе победы и игнорируют поражения. У нас,  британцев, есть станция Ватерло, а не Данкерк. Прусак Блатчер сохранил день для Веллингтона, но   он редко вспоминается с благодарностью в Англии. Французы помнят Аустерлиц, а не Лейпциг.

Забытие простирается с низов  – убитые не говорят, до верхов  - высшая правда в том, что каждая битва – это по крайней мере частичное поражение. Цель великой стратегии – не разрушать людей, а разрушать или  уничтожать желание воевать.

 

Война всегда стоит огромных средств, и потери неисчислимы.

Не совсем – дома и заводы можно отстроить вновь, Хиросима и Нагасаки снова блистают великолепием, и мы можем использовать искусство арифметики, чтобы прдсчитать стоимость.

Но как мы оценим несказанную правду?

 

Когда ужасы войны замалчиваются, что происходит всегда, снова и снова, мы каждый раз неспособны решить величайшую проблему, с которой сталкивается человечество, проблему, которую наука, наша великая надежда,  никогда не способна решить, и религия, надежда миллионов, всячески избегает решать – проблему человеческого насилия.

Каждое сражение, которое когда-либо происходило, и каждое сражение, которое когда-нибудь произойдет, в это отношении всегда будет поражением. 

В каждом выигранном сражении скрыта и похоронена часть правды. 

И каждое выигранное сражение сеет семена для следующего в сердцах мужчин и женщин.

И где-то, мирно и спокойно трудясь в лабораториях, мужчины и женщины разрабатывают следующее поколение смертельного оружия.

 

Давайте помнить об этом наряду с гордостью за победы, которые мы одержали в сражениях.

 

Празднуйте этот день, мои дорогие русские друзья, но, пожалуйста, помните, что, хотя Бородино и было вашей победой, как и другие сражения, это было так же и поражением.

Государственные исторические деятели сражались, выигрвывали и проигрывали много войн. Но немногие из них сражались  с войнами.

 

http://makelondonhome.blogspot.ru/2012/08/the-battle-of-borodino-1812-victory-and.html

Ключевые слова: Бородинская битва 1812 года

Версия для печати