Китай обосновывается в Центрально-Восточной Европе

11:53 24.07.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Фактами экономического и даже политического присутствия Пекина в Европе сегодня никого не удивишь. Об этом говорят всё чаще, особенно на фоне финансового кризиса в еврозоне. Этот кризис ознаменовал собою начало роста недоверия к общей европейской валюте, что повлекло утрату многими инвесторами, в т.ч. и западными,  делового интереса к экономическим проектам в Европе. Другое дело Китай, чья экономика растёт, пусть и не такими быстрыми темпами, как когда-то росла экономика Евросоюза. У Китая есть и ещё ряд преимуществ: относительная стабильность, значительные валютные резервы и громадный рынок, который европейцы хотели бы открыть для своего экспорта.

С такими достоинствами Пекин постепенно превращается в первую в Новейшее время азиатскую столицу, чьё присутствие в Европе становится всё ощутимее. Пока это больше касается стран Центральной и Восточной Европы. Из них десять обладают членством в ЕС, две  к этому членству стремятся - Украина и Молдавия, и одна держится особняком - Белоруссия.

С Минском у Пекина уже давно тесные отношения, а с момента посещения Ху Цзиньтао Украины в июне 2011 г., такие же отношения с Пекином пытается выстраивать и Киев. Гораздо менее все наслышаны о прогрессе в молдавско-китайском торгово-экономическом сотрудничестве. Молдавия, государство, так долго и так упорно отвергавшее более тесные формы экономического сотрудничества с Россией, чем существующие на данный момент, с готовностью открывает двери китайским гостям. Китайская компания Hanergy Holding Group Limited уже объявила о планах инвестировать в развитие в Молдове источников возобновляемой энергии и уже приступила к исследованию молдавского рынка энергии и потенциальных партнёров (1). Нет недостатка и в заявлениях китайских деловых кругов поддержать молдавского производителя и расширить круг деловых контактов с Кишинёвом далеко за пределы энергетического сектора.

Центрально-Восточная Европа (ЦВЕ) для Китая – выгодное поле деятельности. Во-первых, расходы на  производство в ЦВЕ ниже, чем в Западной Европе; во-вторых, ЦВЕ – удобный экономический плацдарм для китайского проникновения далее на Запад; в-третьих, этот рынок позволяет Пекину стимулировать рост внутреннего производства у себя в стране и экспорт дешёвых товаров широкого потребления.

Политику иногда называют концентрированным выражением экономики. Встречается и обратная фраза, отдающая первенство политике. Как бы там ни было, но перед коллективным Западом маячит серьёзная угроза укрепления не только экономического, но и политического влияния Китая на старом континенте. И в данном случае экономика шагает рядом с геополитикой. Как раз на этот нюанс обращают внимание западные политологи, анализируя европейскую политику Пекина (2).

Известно, что некоторые представители постсоветских нацэлит рассматривают Пекин как противовес Кремлю. Происходит это больше в силу индивидуальных, чем национальных финансовых интересов. Такой подход не способствует политической консолидации и экономической интеграции евразийского пространства, и в перспективе может привести к столкновению политико-экономических интересов Китая и РФ в ЦВЕ и европейских республиках бывшего Советского Союза. Самым «слабым» звеном здесь следует рассматривать Украину. Удержится ли Киев, заинтересованный в экспорте в Китай продукции военного назначения, от передачи китайской стороне образцов российских военных технологий? Гарантии нет, тем более что памятны события времён «оранжевой» революции, когда истребитель Су-27 российского производства, имевшийся у Украины, оказался вдруг в руках у американцев. Китайцы с успехом могли бы заменить американцев, если заинтересуются тем же.

Какой регион интересует Пекин больше всего – Европа или республики бывшего СССР? Поскольку экономический рост Китая обеспечивается в достаточной мере и без широкого доступа на европейские  рынки (у китайцев под боком есть огромная Азия), Пекин без Европы может пока и обойтись. Если что-то и влечёт его туда, так только экономический интерес. Другой вопрос – постсоветские страны, где геополитика более выражено скрещивается с экономикой. Нарастить своё влияние в республиках бывшего СССР – для Китая значит, ни много, ни мало, окружить Россию, которая сама географически находится в окружении этих республик.

В ближайшие десятилетия мы станем свидетелями роста китайской экономики, а, следовательно, и экономического проникновения «желтого дракона» и в Среднюю Азию, и в европейскую часть бывшего СССР. Внимание Китая от этих стран не отвлечёт даже предоставленная возможность броситься на спасение западноевропейской экономики, чему в Брюсселе были бы очень рады. Пекин идёт Европе навстречу в некоторых вопросах, но главный фокус его внимания сосредоточен более на постсоветском пространстве, где экономика автоматически несёт выгоды геополитического характера.

 

1. «Китайская Hanergy заинтересовалась инвестициями в ВИЭ Молдовы» (www.reenergy.by 9.07.12)

2. «China`s Hour in Europe?»  (Central Europe Digest, July 2, 2012)

Ключевые слова: Китай Россия ЦВЕ экономика кризис

Версия для печати