Выступление С.В.Лаврова в ходе брифинга по российской инициативе созыва международной конференции по Сирии,Москва, 9 июня 2012 года

23:37 09.06.2012

Уважаемые коллеги,

Благодарю за то, что откликнулись на наше приглашение. В последние дни в медийном пространстве слишком нагнетаются страсти по поводу ситуации в Сирии и вокруг нее. Считаю важным изложить российскую точку зрения на происходящее.

Обстановка приобретает все более тревожный характер. Создается впечатление, что страна подошла к краю полномасштабного гражданского конфликта. Тревожит и реакция на происходящее со стороны некоторых внешних игроков, открыто оказывающих поддержку вооруженным формированиям оппозиции, но в то же время требующих от международного сообщества решительных действий по смене режима в САР. Впервые за все время кризиса остро и достаточно эмоционально ставится вопрос об иностранной интервенции. Как результат – продолжают гибнуть люди. Во многом это происходит потому, что внешние игроки подталкивают вооруженную оппозицию занять непримиримые подходы, продолжать боевые действия, что создает у оппозиционеров надежду на повторение ливийского сценария. Это очень опасная игра.

Наша позиция остается неизменной – мы не пойдем на санкционирование в Совете Безопасности ООН применения силы, что привело бы к тяжелейшим последствиям для всего ближневосточного региона. Надеюсь, нам всем хватило последствий войны в Ираке, «демократизации» Ливии, которые до сих пор ощущаются в этой стране, Мали и других местах. Непонятно, когда состоятся не раз переносившиеся выборы в Ливии. Не нужно создавать серьезнейшие проблемы еще и в Ливане, где они уже начинают проявляться. Уверен, и другие страны региона не останутся не задетыми катастрофическим сценарием применения внешней силы для решения сирийской проблемы. Все это чревато созданием очень большой дуги нестабильности от Средиземного моря до Персидского залива. Рассчитываю, что грамотные люди это понимают и осознают реальную угрозу суннитско-шиитского противостояния в регионе. Уверен, это не то будущее, которого мы все желали бы для региона, называемого Большой Ближний Восток. Мы хотим, чтобы народы стран этого важнейшего в геополитическом смысле региона жили мирно и сами определяли свою судьбу.

Российская сторона неоднократно заявляла, что всякое правительство несет ответственность за то, что происходит на территории страны. Власти Сирии – не исключение. Мы не раз говорили об этом, прямо указывая на многочисленные ошибки, совершенные сирийским руководством по ходу событий, развивающихся уже больше года. Тем не менее, когда появляется информация об очередном акте злодеяния – а в настоящее время в условиях серьезной дестабилизации ситуации в Сирии такие акты совершаются практически ежедневно – мы тут же слышим от большинства международных СМИ призывы обвинить во всем сирийские власти, возложить на них ответственность за происходящее. Безусловно, официальный Дамаск несет основную ответственность за все, что происходит на территории САР, поскольку правительство отвечает за безопасность своих граждан, за обеспечение их прав. Не думаю, что еще год назад кто-то мог себе представить, что в Сирии будут совершаться преступления, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Уверен, что дело, как минимум, не только во властях Сирии.

В результате конфронтации, которая все более активно подпитывается в том числе силами извне, стали возможными трагедии в Хуле, Кубейре, многие другие акты насилия, включая получившие осуждение СБ ООН громкие теракты в Дамаске, Алеппо, других городах. Я имею в виду, прежде всего, моральную поддержку т.н. вооруженной оппозиции, снабжение ее деньгами, оружием, содействие инфильтрации боевиков из соседних и других стран в Сирию. В тех же международных СМИ, которые до сих пор в своих оценках опираются на сведения некоторых широкоизвестных и весьма ангажированных региональных телеканалов, действия незаконных вооруженных формирований подаются как «героические подвиги защитников мирных демонстрантов», «поборников гуманных ценностей и прав человека». Хотел бы привести ряд фактов, которые говорят о реальном характере таких деяний.

Вчера (8 июня) из подствольного гранатомета было обстреляно расположенное в дамаскском районе Тиджара здание, в котором проживают российские специалисты. Граната попала в стену второго этажа, причинив зданию ущерб. К счастью, пострадавших нет. Это не единичный случай обстрела российских учреждений в Сирии. Осенью прошлого года атаке подвергся офис российской компании «Стройтрансгаз» в г.Хомс. Буквально сегодня на западе Дамаска был обстрелян автобус с российскими специалистами. На днях СМИ сообщали о столкновениях близ города Аль-Хеффа в провинции Латакия. В ходе попытки захвата боевиками «Сирийской свободной армии» ряда государственных и частных учреждений, нападения на мирных жителей были уничтожены две машины скорой помощи.

Если посмотреть на статистику с самого начала событий в Сирии, то за этот период были убиты 34 врача, тяжело ранены 42 медицинских работника, некоторые погибли вместе с семьями. Нападениям и разграблению подверглись 24 больницы, 84 поликлиники, частично или полностью выведены из строя порядка 200 машин скорой помощи. С кем борются люди, которые это делают? С врачами и мирными жителями?

В прошлые годы в многоконфессиональной Сирии были неизвестны случаи гонений или убийств на религиозной почве. Сейчас подобное, к сожалению, не редкость и случается там все чаще. СМИ сообщают, что жертвами религиозной ненависти стали уже десятки христиан. Многие христиане вынуждены покидать страну, в которой их предки жили в течение двух тысячелетий. Церкви пустеют. Обстрелам из минометов, ручных противотанковых гранатометов, стрелкового оружия подвергся ряд монастырей и храмов, среди которых знаменитый монастырь в Сиднае, где хранится икона Богородицы, написанная, по легенде, святым Лукой. Нападениям подверглась и яковитская церковь Умм зиннара в Хомсе, куда приходили люди различных конфессий, чтобы поклониться частице пояса Богородицы.

От простых сирийцев, проживающих в САР российских граждан, журналистов, которые там работают в очень тяжелых условиях, нам известно немало случаев преследования оппозиционерами и их сторонниками лиц, выражавших симпатии или просто проявлявших лояльность сирийским властям. К их домам подбрасывали взрывные устройства, убивали их родственников, им угрожали, отнимали имущество, требовали выплаты дани незаконным вооруженным формированиям.

Несколько слов о том, как боевики относятся к журналистам, в том числе за проявляемое к ним, боевикам, сочувствие. Позавчера в Интернете стало известно о британском журналисте, корреспонденте телеканала “Channel 4 News” Алексе Томпсоне, который рассказал, что с ним приключилось в сирийском городе Куссейр, рядом с ливанской границей. Он побывал в расположении боевиков, после чего со своим водителем, выполнявшим роль переводчика, и двумя другими журналистами поехал обратно. Сопровождавшие его боевики, «вооруженные революционеры» попрощались и посоветовали ему двигаться дальше по дороге, которая должна была неминуемо вывести их автомобиль под пули сирийских военных. Журналист считает, что это не было ошибкой – его подставили с намерением использовать неминуемую смерть в целях антиасадовской пропаганды. По счастью, этого не произошло. Можете прочитать об этой истории в Интернете, она весьма поучительна.

В целом, говоря о СМИ, конечно, мы все хотим большей свободы слова. Но когда Евросоюз, Лига арабских государств принимают авторитарные решения, чтобы блокировать вещание сирийских государственных и частных каналов, наверное, это не очень вписывается в понятие свободы слова. Сразу вспоминается, как бомбили телецентр в Белграде, Триполи. Мы должны понимать, что такое свобода слова, как она должна уважаться не только внутри страны, но и международным сообществом, как важно обеспечивать доступ к информации, какой бы она ни была. Мы считаем абсолютно неприемлемой ситуацию, когда запрещенная всеми возможными решениями ООН, Нюрнбергским трибуналом пропаганда неонацизма оправдывается как проявление свободы слова и когда к СМИ применяются совсем другие стандарты, как это было в Белграде, Триполи и сейчас происходит в Сирии.

По-моему, из приведенных фактов видно, что ответственность за происходящее несет не только сирийское правительство. Происходящие события во многом являются следствием действий тех, кто не прекращает финансирование незаконных вооруженных формирований, вербует наемников, помогает в их переправке через границу и заигрывает с разного рода экстремистами ради достижения собственных геополитических целей. Как можно судить, эти цели в значительной степени определяются и конфессиональным фактором.

Мы серьезно обеспокоены ростом активности международных террористических и экстремистских сетей в Сирии. Говоря о применении единых стандартов, о справедливости в отношении той или иной ситуации, напомню, что для оправдания необходимости внешнего вмешательства сейчас все чаще указывают на проблему беженцев из Сирии. Если посмотреть на статистику, по данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), количество покинувших Сирию сейчас достигает 80 тыс. чел. Из них около 28 тыс. чел. в Ливане, 5 тыс. чел. – в Иране, 21,5 тыс. чел. – в Иордании и порядка 25 тыс. чел. – в Турции. Эти люди, конечно, нуждаются в поддержке. Мы рассчитываем, что ко всем лагерям беженцев будет обеспечен доступ специалистов из УВКБ ООН, но, наверное, цифра 80 тыс. чел. будет увеличиваться. Ее, тем не менее, нужно соотносить с другими параметрами. Например, с количеством беженцев в самой Сирии. По оценкам, которые в целом подтверждаются из разных источников, в САР проживает около одного миллиона беженцев из Ирака и порядка полумиллиона переселенцев из Палестины. Кто-нибудь когда-нибудь думал о них? Я не слышал о такой заботе.

Я уже приводил пример Югославии. Кто-нибудь вспоминает о сотнях тысяч сербских беженцев из Косово и Восточной Славонии? Это самая крупная этническая группа беженцев в Европе, но о них вообще никто не говорит.

Мы были удовлетворены тем, что ценой немалых усилий удалось создать международный инструмент для содействия продвижению к мирному урегулированию в Сирии – это план К.Аннана и Миссия наблюдателей ООН. Они работают, но, тем не менее, план урегулирования стал серьезно пробуксовывать. Об этом в последние дни с тревогой говорилось на Генеральной Ассамблее ООН и в Совете Безопасности ООН. Не видим альтернативы выполнению этого плана в качестве пути к мирному урегулированию. Подчеркиваю, к мирному урегулированию, а не к насильственной смене режима через масштабную конфронтацию с массовыми жертвами среди мирного населения.

Мы не можем допустить насилия против мирных людей и должны сделать все, чтобы в качестве приоритетнейшей задачи остановить это насилие. План К.Аннана дает такую возможность. Самое важное – чтобы он выполнялся в полной мере и всеми без исключения, включая внешних игроков. Благодаря этому плану 12 апреля с.г. было достигнуто перемирие. Да, оно нарушается, но в первое время уровень насилия пошел на спад, появились признаки стабилизации обстановки, тысячи людей, которые ранее взялись за оружие, сложили его, воспользовались объявленной властями амнистией. Несколько сотен политзаключенных и лиц, которые были задержаны за участие в антиправительственных демонстрациях, были освобождены, хотя имеют место и новые аресты.

Правительству Сирии удалось договориться с ооновцами о допуске целого ряда гуманитарных организаций в наиболее пострадавшие провинции САР с целью реализации Плана чрезвычайного гуманитарного реагирования ООН, принятого Дамаском. Были достигнуты серьезные подвижки в расширении доступа журналистам и количества СМИ, которые работают сейчас в САР, а также создан механизм наблюдения «на местности».

Но первые обнадеживающие признаки, которые стали проявляться после 12 апреля с.г., видимо, не вписывались в логику тех, кто действовал по принципу «чем хуже – тем лучше», тем скорее, мол, международное сообщество окончательно возмутится и вмешается в сирийские дела. Именно в этом я усматриваю главную причину того, что план К.Аннана сейчас начал пробуксовывать. Мы не хотим такого допустить. Хотим честно и откровенно переговорить со всеми, кто так или иначе «завязан» на сирийский кризис, о реальных причинах сбоя и торможения в выполнении положений плана спецпосланника ООН/ЛАГ. Во многом эти сбои коренятся в нескоординированности шагов внешних игроков. Важно только понять, вызвана ли эта нескоординированность отсутствием площадки для диалога или является результатом намеренной линии на срыв плана.

Надеемся, что причина заключается в том, что мы мало откровенно между собой говорим. Безусловно, существует Совет Безопасности ООН, но за его пределами остаются другие очень важные игроки – ЛАГ, Турция, Иран, соседние с Сирией страны – Ливан, Иордания и Ирак. Необходимо всем собраться вместе и на основе плана К.Аннана и резолюций СБ ООН, которые его одобрили и санкционировали Миссию ооновских наблюдателей, поддержать эти важнейшие документы. Нам надо честно и откровенно, глядя друг друга в глаза, договориться о том, что, если на словах мы все приветствовали план К.Аннана и одобрили его консенсусом в Совете Безопасности ООН, то нужно на деле активно воздействовать на всех без исключения сирийцев, чтобы заставить их прекратить воевать и сесть за стол переговоров.

Убежден, если в этом направлении будет проявлена солидарная воля всех основных внешних игроков, то результат будет достигнут. А затем можно будет сразу переходить к началу политического диалога, конечно же, на основе плана К.Аннана, который предполагает необходимость оппозиции объединиться на платформе готовности к такому диалогу, а также начало переговоров между правительством и всеми сирийскими оппозиционными группами.

Исходя из таких оценок и соображений, мы предлагаем срочно начать работу над подготовкой международной конференции по Сирии. Речь идет о компактной группе участников. Повторю, цель конференции – оказать содействие реализации плана К.Аннана и резолюциям СБ ООН и собрать всех, кто повседневно влияет на ситуацию в Сирии. По нашему мнению, в форуме должны принять участие пять постоянных членов СБ ООН, соседи Сирии – Ирак, Ливан, Иордания, Турция и представители ЛАГ. Кстати, Ирак сейчас председательствует в ЛАГ. Необходимо пригласить также Катар, председательствующий в Комитете ЛАГ по Сирии. Было бы важно пригласить за стол переговоров Саудовскую Аравию как крупнейшую страну Персидского залива, Иран. Полагаем, что мероприятие должно проходить под «зонтиком» ООН. Среди участников я видел бы также и Европейский союз, который проявляет живой интерес к происходящему в Сирии и хочет преодолеть нынешний кризис, как подтвердилось в наших беседах во время прошедшего 3-4 июня саммита Россия-ЕС в Санкт-Петербурге.

Мы хотим, чтобы на конференции состоялся откровенный разговор, в ходе которого стало бы ясно, насколько реально договориться о скоординированных, солидарных, бьющих, как говориться, «в одну точку» действиях по отношению как к правительству САР, так и ко всем группам оппозиции.

Что касается сроков созыва конференции – чем скорее, тем лучше. Конечно, нельзя просто собираться, не проговорив все аспекты с упомянутыми странами. Наверняка, потребуются также экспертные встречи. Мы активно работаем со всеми нашими коллегами и считаем, что сейчас принципиально важно создать информационный фон, располагающий к поиску путей скорейшего прекращения насилия и началу политического диалога. Если ежедневно будут звучать призывы к скорейшему вмешательству вооруженным путем в сирийские дела, обвинения без предъявления каких-либо фактов в адрес режима Б.Асада, а наши коллеги не будут дожидаться результатов расследования, которые проводят наблюдатели ООН и гуманитарные агентства, в том числе и Совет по правам человека, если будут каждый день говорить, что «стоит только России приказать Б.Асаду, и все встанет на свои места», то мы не достигнем необходимого результата.

Поэтому ответственность, ответственность и еще раз ответственность. Безответственные же заявления могут привести к таким пожарам, которые мы потом не сможем потушить. Нельзя посылать сигналы, которые ежедневно углубляют убежденность оппозиции в том, что ей вот-вот помогут, как помогли в Ливии.


mid.ru

Ключевые слова: Сирия С.В.Лавров

Версия для печати