Москва-Гавана: как это было, как это есть

14:05 30.05.2012 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Москва-Гавана-Москва

К 110-летию установления первых официальных связей между Россией и Республикой Куба и 70-летию дипотношений

 

Эту дату еще с советских времен не принято широко отмечать. Почему? Потому что именно сто десять лет назад, в 1902 году, Куба лишь формально получила независимость от Испании, чьей колонией была в течение почти четырех столетий. В результате двуличной и агрессивной политики Вашингтона остров фактически попал под протекторат Соединенных Штатов.

Под предлогом защиты острова и своих собственных граждан американцы несколько раз оккупировали страну. Они настояли на разоружении и роспуске кубинской повстанческой армии, долгие годы сражавшейся против испанских колонизаторов и ценой многочисленных жертв завоевавшей независимость. Но суверенитет молодой республики оказался под контролем и навязанной «опекой» сильного северного соседа, давно положившего глаз на Кубу и развязавшего войну с Испанией, в том числе и для того, чтобы стать новым хозяином Карибского архипелага.

Победа кубинских повстанцев была фактически у них украдена. Но так сложились обстоятельства, что все базы кубинских патриотов находились в США или снабжались  американским бизнесом, и даже первый президент «независимой» Республики Куба прибыл в Гавану тоже из Соединенных Штатов. Он и избран был в декабре 1901 при поддержке Вашингтона. Звали его – Томас Эстрада Пальма (см. нашу справку).

Так или иначе, но факт остается фактом: 110 лет назад, после того как 20 мая 1902 г. Куба была провозглашена независимой Республикой, ее первый президент уже 26 мая написал теплое послание российскому императору Николаю II с предложением о признании нового суверенного государства в Карибском море и об установлении с ним нормальных официальных контактов. А 6 июля того же 1902 Николай II направил в Гавану ответное письмо, в котором выразил Томасу Эстраде Пальме «готовность всеми силами способствовать укреплению дружбы и доброго согласия между своими подданными и правительством Кубы»…

Вот так 110 лет назад было положено начало российско-кубинским официальным отношениям. Однако о далекой Кубе и ее завоевании испанцами на Руси узнали еще в 1530 году. Об этом свидетельствуют рукописи монаха Максима Грека. Однако первые человеческие контакты установились только во второй половине XVIII века, когда на остров начали наведываться наши путешественники, военные и торговые моряки, купцы и ученые. Считается, что первым русским, посетившим Кубу, был наш путешественник, врач и переводчик, а впоследствии известный петербургский писатель Федор Васильевич Каржавин. Он прибыл на остров Куба в 1782 году и провел там два года, зарабатывая себе на хлеб переводами с французского, обучением местных жителей иностранным языкам и врачеванием. Интересно и то, что Каржавин, вернувшись на родину, сразу же поделился с соотечественниками своими впечатлениями о далеком острове и его богатствах, о тяжелом труде тысяч африканских рабов. Федор Васильевич благодаря своим талантам стал первым русским писателем, рассказавшем в России правду о Кубе и кубинцах. Думаю, этот человек вполне заслужил памятник и в Москве, и в Гаване.

Вслед за Каржавиным российские люди довольно часто проявляли интерес к установлению торговых связей с Кубой, как одной из испанских колоний.

Но только в первой четверти XIX века, а точнее в 1818 году, Испания под давлением мирового сообщества была вынуждена официально предоставить иностранным государствам разрешение на торговлю с Кубой. Тогда же было открыто в Гаване первое российское консульство, а в 1833 году из Петербурга было специально на остров направлено первое торговое судно.

Что же касается полноценных дипломатических отношений, то они были установлены между СССР и Кубой 14 октября 1942 года. Тогда президент Фульхенсио Батиста даже «допустил», чтобы коммунисты впервые вошли в состав правительства (1943 г.). На Кубе было развернуто движение солидарности с Советским Союзом за оказание помощи жертвам фашистской агрессии. И тот же Батиста в атмосфере антикоммунистической истерии на Западе в апреле 1952 года довел наши отношения до разрыва. И они были прерваны плоть до победы Кубинской революции, которая свергла режим Батисты 1 января 1959 года. Дипотношения были восстановлены 8 мая 1960. Связи между нашими странами на три десятилетия приобрели самый активный, особенно дружеский характер. На целых три десятилетия Советский Союз стал важнейшим и самым надежным стратегическим партнером «Антильской жемчужины».

В мае нынешнего 2012-го Россия и Куба отмечают 52 годовщину восстановления дипломатических отношений, ни на день не прерывавшихся даже после трагического распада СССР, правопреемником которого стала Россия.

 

Но беспрецедентный советский этап дружбы и сотрудничества наших народов оставил неизгладимый след в биографиях двух стран, в судьбах их граждан.

 

Русские кубинцы или кубинские русские?

 

К началу 2010 года на Кубе, по разным данным, постоянно проживало примерно от 3 до 10 тысяч русскоязычных выходцев из стран бывшего Советского Союза. (В России же постоянно или временно живет не менее 3 тысяч кубинцев!). Некоторые источники и в том, и в другом случае называют еще большие цифры. Этнические русские составляют на острове более половины этого числа. Представители других национальностей бывшего СССР – менее 20 процентов всех русскоговорящих, а люди, родившиеся в смешанных браках, где один из родителей (как правило, отец) – кубинец, насчитывается до 30 процентов.

Почему такие различия в статистике? На мой взгляд, все дело в том, что когда во времена СССР его граждане приезжали на Кубу, почти все они идентифицировали себя как «советские» или просто «русские». А после того как по воле своих правителей советские граждане оказались в различных «национальных квартирах», началась путаница – каждый сам определял свою национальность по рождению или по крови одного из своих родителей. Ведь главным определением «русскости» того или иного человека в России всегда, традиционно было не столько чистота крови, как его личное ощущение себя русским и приверженность к русскому языку.

Существуют и другие причины статистической путаницы. Например, на Кубе издавна живут русские, которые по различным причинам – после революции в России или после Второй мировой войны – волею судеб оказались на этом гостеприимном острове и, не желая привлекать к себе внимания, приняли кубинское гражданство. С тех пор они и их дети, внуки – кубинцы. 

Официально же, по данным Генерального консульства Российской Федерации в Республике Куба, на территории Антильской жемчужины живет 1,5 – 2 тысячи этнических русских. Но цифра эта, как я уже заметил, не точна. В последние годы на учете нашего генерального консульства в Гаване состояло около 1700 граждан России; приняли российское гражданство около 20 человек. Иммиграция из России на Кубу практически равна нулю.

Большая часть кубинских русских живет в Гаване и ее окрестностях, а также в городах центра и востока острова (Сьенфуэгос, Камагуэй, Сантьяго-де-Куба, Ольгин, Гранма). Доля русских в общей массе населения республики официально оценивается как незначительная – всего около 0,03 процента.

Основной костяк российской диаспоры на Кубе сформировался в 60-80 годы XX века, когда кубинцы-мужчины, обучавшиеся в СССР, заключали браки с советскими гражданками и привозили их на Кубу. Некоторые женщины попали сюда по линии Красного Креста. И единицы остались жить и работать на острове после распада СССР. Факторами, обусловившими выбор острова Свободы, явились активное советско-кубинское сотрудничество, взаимная симпатия двух народов и благоприятные природно-климатические условия Кубы.

Значительную часть российской диаспоры всегда составляли женщины. Сегодня это, главным образом, женщины пенсионного или предпенсионного возраста. Очень мало русских мужчин, но и они есть. Среди россиянок много дам с высшим образованием, полученным в СССР. Те, кто еще не вышел на пенсию, зачастую работают не по специальности. Дети от смешанных браков, самым старшим из которых уже за сорок, как правило, хорошо образованы, трудятся в различных областях, однако русским языком владеют уже далеко не все.

Вот как описывал положение русских женщин на Кубе английский журналист Энтони Бодль из информационного агентства Рейтер: «Они приехали сюда из России, полюбив тропическую социалистическую утопию. Молодых женщин привлекла революция Фиделя Кастро, и они разочаровались в советском коммунизме. Когда развалился Советский Союз в 1991 г., сотни русских женщин, которые вышли замуж за кубинцев и переехали жить на Кубу, были отрезаны от родины и попали в нищету по мере того, как кубинская экономика впала в кризис. Для тех, кто в детстве пережил Вторую мировую войну, отсутствие электричества и еды, медикаментов и бензина, напомнили прошлое. «Мы были молодыми, а Куба была такая красивая. Я сразу вступила в милисьянос, как здесь называют формирования «народного ополчения», - говорит Зоя Бараш, историк советского кино, прибывшая в Гавану в 1963 г. Кубинские руководители были молодыми по сравнению с советскими и абстрактное искусство на острове не было «врагом коммунизма».

Ее надежды на «настоящий социализм» испарились, когда Куба стала подражать советской модели, но с тропическим оттенком. «Наше положение сейчас трудное, как и положение всей страны», - говорит она. Ей уже за 70 и она живет на пенсию в 260 песо (примерно 10 долларов). 30 лет она работала в кубинской кинопромышленности. Около 1300 женщин из России и бывших советских республик – Украины, Белоруссии и Казахстана - еще живут на Кубе и стараются выжить»…

Англичанин, возможно, сгустил краски и переборщил с обобщением. Конечно же, не все наши соотечественники живут на Кубе одинаково плохо, или одинаково хорошо. Живут по-разному. Впрочем, как и все кубинцы.

 

Возможно ли сегодня русским получить на Кубе среднее образование на русском языке? В настоящее время такой реальный шанс имеется лишь для детей, проживающих в Гаване: здесь при посольстве России работает единственная на острове русская школа. В системе высшего образования Кубы русский язык преподается на факультете иностранных языков Гаванского университета. В 2006 году впервые после долгого перерыва открылось русское отделение на общедоступных курсах иностранных языков в городе Матансас. Небольшие курсы действуют также в городах Пинар-дель-Рио и Сантьяго-де-Куба. Квалифицированных педагогических кадров для такого небольшого количества центров изучения русского языка вполне достаточно, однако современной учебной литературы, методических пособий и технических средств зачастую не хватает, несмотря на заметные позитивные сдвиги в этом направлении, происходящие в последние годы. По своей распространенности среди местного населения наш язык пока входит в лидирующую группу иностранных языков благодаря тому, что еще активны люди, получившие образование в СССР, изучавшие русский здесь или работавшие с нашими специалистами в пору тесного советско-кубинского сотрудничества. Именно состояние и развитие контактов, прежде всего культурных, политических и торгово-экономических, между Россией и Кубой будет определять в конечном счете, сумеет ли русский язык удержать свои позиции на острове или окончательно отойдет в разряд второстепенных. Динамика связей, наметившаяся в последнее время, позволяет надеяться на то, что этот вопрос будет решен в соответствии с нашими интересами и популярность русского языка не только не уменьшится, но будет расти.

Некоторая часть наших соотечественников на Кубе – православные. В Гаване действует приход Русской Православной Церкви, а паству окормляет священник, присланный из Москвы. В 2008 году при непосредственном участии и поддержке кубинских властей в Старой Гаване был построен и освящен православный храм в честь иконы Казанской Божией Матери, который уже приобрел в столице большую популярность.  

 

Галерея послов в Гаване

Говоря о присутствии русских на Кубе, невозможно не упомянуть дипломатов, которые в соответствии со своим назначением и профессией жили и работали в Гаване довольно длительное время, представляя интересы нашей страны. Некоторые, самые первые, будучи послами СССР в США (М.М. Литвинов и А.А. Громыко), по совместительству в качестве посланников «приглядывали» за Кубой.

Как я уже отмечал, отношения с Кубой Россия во времена колониализма имела через посредство Испании. Прямые официальные связи с Гаваной Россия установила сразу же после образования «независимой» Республики Куба в 1902 году. Дипломатические отношения между Советским Союзом и Кубой были установлены в 1942, но прерваны в 1952 году. Возобновлены официальные связи между двумя государствами 8 мая 1960.

 

Весной 2009 года в российском посольстве в Гаване (многие в кубинской столице хорошо знают «Российскую башню» на 5-й авениде) появилась памятная галерея портретов. Она состоит из фотографий, на которых изображены наши послы, в разное время представлявшие на острове Государство Российское в течение советского и постсоветского периодов, после установления дипломатических отношений между двумя странами. Все эти люди достойно защищали и продвигали интересы СССР и России на Кубе, много хорошего сделали для своей страны и для кубинцев, для развития многосторонних связей. Впрочем, назову их поименно, в соответствии с тем временем, когда они работали на Кубе. Мне кажется, что народы должны знать и помнить этих людей, значительно сокративших фактическое расстояние между нашими государствами. 

До победы Кубинской революции российские интересы на Кубе, как правило, представляли консулы. Среди них были даже лица, которые не знали ни одного русского слова.

Потом, после установления дипотношений между Советской Россией и Кубой послом в США, а по совместительству посланником на острове, в 1942-1943 годах был Максим Максимович Литвинов (1876-1951), затем, с 1943 по 1946 послом СССР в США и тоже одновременно посланником в Республике Куба работал Андрей Андреевич Громыко (1909-1989), оба постоянно находились при этом в Вашингтоне. Позднее, с 1946 по 1952 советскую миссию на Кубе возглавлял поверенный в делах СССР.            

И только после победы на острове народной революции и восстановления дипотношений (8 мая 1960), которые были прерваны 2 апреля 1952 года при диктатуре Фульхенсио Батисты, в Гавану был назначен первый посол Советского Союза – Сергей Михайлович Кудрявцев. Кадровый дипломат, он до этого работал в Турции, Канаде, Великобритании, Австрии, Федеративной Республике Германии, Франции. В 1960 был назначен послом Советского Союза на Кубу. Трудился на острове до 1962 года. Это были самые трудные годы становления молодой революционной республики и время начала братской дружбы и тесного сотрудничества Москвы с Гаваной.

На смену Кудрявцеву на Кубу прибыл Александр Иванович Алексеев. Он представлял СССР на острове с 1962 по 1968 год, был одним из самых уважаемых и успешных советских послов на кубинской земле с точки зрения кубинского руководства. Хорошо, по-доброму запомнился он и многим простым кубинцам.  

С 1968 по 1970 послом на острове работал Александр Алексеевич Солдатов (1915-1999). Потом в Гаване представляли советские интересы Никита Павлович Толубеев (04.12.1970 – 04.04.1979), Виталий Иванович Воротников (04.04.1979 – 31.07.1982), Константин Федорович Катушев (31.07.1982 – 22.07.1982 – 22.11.1985), Александр Семенович Капто (13.07.1986 – 06.05.1988), Юрий Владимирович Петров (13.07.1988 – 20.09.1991), Арнольд Иванович Калинин (20.09.1991 – 06.05.2000), Андрей Викторович Дмитриев (27.06.2000 – 14.04.2008). А с 24 апреля 2008 года миссию посла России на Кубе начал Михаил Леонидович Камынин. С шестью последними послами мне довелось быть знакомым лично. Трое из них, карьерные дипломаты – профессионалы высочайшего класса, работать, взаимодействовать с ними было легко и просто. А главное – интересно. И было, чему поучиться, мы понимали друг друга. Это пошло на пользу и нам, и российско-кубинским отношениям.

Итак, начиная с 1960 года в Гаване работало 10 послов далекой и в то же время ставшей такой близкой многим кубинцам страны. Двое из бывших послов представляли уже Новую Россию. Портреты всех предыдущих глав дипмиссий, кроме действующего, и были представлены в галерее на стене одного из залов «Русской башни» на 5-й авениде.

Действующий же ныне посол России на Кубе – 11-й по счету глава нашей миссии и 3-й за период после распада СССР. Михаил Камынин – карьерный дипломат, который давно знает и любит Кубу. Он был назначен на этот ответственный пост 14 апреля 2008 года указом Президента и вступил в должность 24 апреля. Ему уже многое удалось сделать. 

Вот что он сам коротко рассказал о себе и своих задачах: «Родился я в Москве, в 1956 году, в достаточно знаменательный для Кубы день – 13 августа. Думаю, что и у нас в России многие знают, что именно 13 августа 1926 г. родился Фидель Кастро. В 1978-м я окончил Московский государственный институт международных отношений  (сейчас это Университет), учился на факультете международной журналистики и сразу после завершения учебы поступил на дипломатическую службу. За 30 с лишним лет в МИДе мне довелось работать в Мексике, Испании, на Кубе. В Гаване в первый раз я был в качестве советника-посланника в 1999-2001, и мое пребывание совпало с очень интересным этапом в развитии наших двухсторонних отношений. Именно в этот период  мы начали их деидеологизировать и выводить на уровень цивилизованных межгосударственных связей, основанных на взаимном интересе и выгоде. В конце 2000-го состоялся визит президента России Владимира Владимировича Путина на Кубу. Достаточно символично, что это была первая зарубежная поездка Путина после того, как он занял президентский пост.

Потом я работал послом России в Испании. Как вы знаете, существуют особые отношения между кубинцами и испанцами и, видимо,  неспроста здесь на острове до сих пор называют Испанию «родина-мать», а испанцы называют Кубу «любимой дочерью». После возвращения в Москву я занял должность Директора департамента информации и печати МИД, стал официальным представителем министерства и членом коллегии. По должности приходилось много общаться с прессой и, когда мне задавали  вопросы про Кубу, я всегда, поверьте, пытался отвечать по-доброму, объективно правильно, чтобы информация, исходящая из МИДа России, способствовала дальнейшему укреплению дружбы и солидарности, которые были и, я уверен на 100 процентов, будут всегда между нашими странами, между нашими народами. В апреле 2008 года я прибыл в Гавану в качестве Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации. Куба мне очень нравится. Здесь богатая история, хорошие люди и интересный исторический момент, который она переживает. Конечно, для любого российского посла очень важно, чтобы страна, где он работает, играла бы заметную роль в двухсторонних отношениях. То, что сейчас происходит в российско-кубинских отношениях, говорит о многом. Тогдашний президент России Д.А.Медведев посетил Гавану, с ответным визитом побывал в России президент Кубы Рауль Кастро. За год моего пребывания здесь было много различных важных событий. Прошли заседания Межправительственной комиссии и состоялось несколько насыщенных визитов с конкретными результатами сопредседателя этой комиссии с российской стороны, вице-премьера России Игоря Сечина, впервые после почти тридцатилетней паузы в Гавану зашел отряд  российских военных кораблей. Провели мы на Кубе и Дни России. В октябре был открыт и освящен  православный храм, который находится в Старой Гаване... Для посла также очень важно, чтобы страна его аккредитации занимала активную позицию в мировых процессах. Куба - именно то государство, которое играет заметную роль в мировых и региональных процессах, а позиции Москвы и Гаваны в отношении ключевых международных проблем совпадают или крайне близки»...

Некоторые бывшие послы на Кубе выпустили книги об острове. Виталий Иванович Воротников, например, еще в 2001 году опубликовал мемуары под названием «Гавана – Москва. Памятные годы». Экземпляр этой книги он подарил Национальной библиотеке имени Хосе Марти.

В своих воспоминаниях Воротников с большой симпатией отзывается о жителях острова: «Кубинцы – люди общительные, приветливые. Легко вступают в беседу и, в большинстве своем, любят поговорить. Многие – врожденные ораторы. Меня всегда поражало: стоит корреспонденту поднести микрофон, каждый -  рабочий или крестьянин, пенсионер или школьница, партийный деятель или мачетерос сходу, без подготовки, без всяких э-э-каний и ме-ме-каний отвечают на вопросы, не затрудняясь в подборе слов и фраз. Говорят многие кубинцы быстро, громко, активно жестикулируют, напористо стараясь донести свое мнение. В народном говоре «глотают» окончания слов, что разительно отличается от четкого, чеканного выговора испанца. В разговоре улыбчивы, раскованы, без чинопочитания, но с уважением к возрасту, авторитету собеседника. Памятны на доброе слово и дело. Не терпят лжи и отступничества. Высоко несут честь и достоинство свое, семьи, малой родины – деревни, города, откуда вышли, и, конечно, любимой Кубы».

И далее: «В работе кубинцы старательны, неспешны, ценят профессиональное мастерство и смекалку. Любой труд в условиях тропиков крайне тяжел, особенно у мачетерос – рубщиков тростника, у строителей. Поэтому в работе необходим рациональный ритм, без всплесков и интенсификации. Иначе человек выматывается быстро, с чем, кстати, столкнулись некоторые наши ретивые специалисты. Интенсификация труда в тропиках губительна. В наиболее жаркие месяцы (июнь – август) обязателен полуденный двухчасовой перерыв для отдыха. То же и в посольствах…

Бывает однако и так, когда на совещаниях, планерках руководители работ не прочь отложить выполнение дел на завтра (маньяна) – это типичная латиноамериканская необязательность свойственна и некоторым кубинцам. Причем проявляется такая черта чаще не в работе, а в поступках: назначении встреч, приемов, совещаний… По этому поводу всегда ворчал Рауль, обрушивая на не выполнявших данного им слова резкую отповедь: «Ну, кубинцы, ну, кубинцы! Когда же вы научитесь?»

Немало и других черт, свойственных жителям острова, подметил Воротников. «Замечательно  проводят кубинцы редкие дни отдыха, - пишет он в своих мемуарах. – В основном отпуск падает на август, тогда многие дела в Гаване затухают. Обычно это неделя-другая на море или в поездке к памятным местам. Во время отдыха их не надо «занимать» затейникам. В любой компании сразу складывается доброжелательная, приветливая, с шутками и подначками, обстановка. Или идет неспешный, раздумчивый, с долгими паузами разговор. Такая форма отдыха чаще у людей тяжелого физического труда, крестьян и рабочих, у пожилых кубинцев. При этом не придают никакого значения тому, как сервирован стол. Бокал пива, сока, сигара, чашечка кофе – этого достаточно для долгой дружеской беседы. И – качалка, непременная принадлежность каждого дома, нужная, полезная вещь. Особенно в вечернюю пору, после трудового дня, приятно отдохнуть, покачиваясь в качалке, ощущая легкое дуновение воздуха. И дома строят, планируют квартиры так, чтобы создавать естественную тягу воздуха, проветривающий сквознячок»…

О Гаване бывший посол Воротников рассказывал с едва сдерживаемым восторгом: «Я был очарован Гаваной сразу. Потом, более обстоятельно знакомясь с ней, гуляя по ее бульварам и улицам, посещая наиболее памятные места, еще больше полюбил этот удивительный город. Поэтому мне хочется немного рассказать о Гаване.

По месту своего расположения, принципам застройки, архитектурному облику Гавана неповторимый, красивый, уютный город. Созданная как порт на правой стороне бухты Гавана со временем шагнула к океану, раскинувшись широко по дуге залива. Силуэт города с моря причудлив, величав, спокоен.

Весь город можно почти точно разделить на несколько зон, заметно отличающихся друг от друга по планировке и архитектуре застройки.

Это, во-первых, Старая Гавана – берущая начало, по давней традиции испанских городов, с Площади оружия, своеобразного административно-торгового центра, и примыкающая, естественно, к своей градостроительной базе – морскому порту. Затем этот район города расширяется, двигаясь от входа в бухту, вдоль морского побережья, примерно на два с половиной километра. Застройка здесь типична для испанских городов XVII – XVIII веков. Узкие, четко геометрически выстроенные улочки, небольшие равноразмерные кварталы разрезаны идущими параллельно побережью авенидами и перпендикулярно – кайес. Небольшие площади, скверики, католические церкви, часовни, памятники видным деятелям.

Дома, как правило, двух- или трехэтажные, с внутренними ухоженными двориками, окруженные по второму этажу дома открытой террасой. Архитектура их весьма разнообразна, от простых гладкостенных домов до величавых, с колоннами, открытыми порталами, затейливо отделанных. Говорят, что в Старой Гаване, как и в других районах более поздней застройки, нет двух точно схожих по архитектуре домов. Считаю, что это правда…»

 

Относительно «российских следов» на Кубе Виталий Воротников отмечал: «Направления и объемы сотрудничества СССР и Кубы были очень широкими и разнообразными. В первую очередь это, конечно, экономические и торговые отношения, затем содействие и помощь в сфере образования, культуры, спорта. Особое место занимали вопросы межпартийных связей, контакты по линии многочисленных общественных организаций и, безусловно, задачи укрепления обороны, специфические проблемы военных».

«Конечно, самого большого внимания посла, особенно если учесть, сколько времени приходилось этому уделять, требовали вопросы экономического сотрудничества наших стран, - продолжает Воротников. - …В 1981 году я направил в Москву политписьмо, в котором сообщал: «Соглашение по советско-кубинскому сотрудничеству на 1981-1985 годы подписано в Гаване 17 апреля 1981 года. Установлено выделение кредитов 1,7 миллиарда рублей (за все прошедшие до 1981 года было предоставлено – 1,75 миллиарда рублей), что в 1,8 раза выше, чем за 1976-1980 годы.

Это соглашение выводило Кубу на первое место по объемам технического содействия, оказываемого СССР другим странам. Определено планом оказание технического содействия в строительстве и реконструкции 347 объектов, в том числе по 88 переходящим и по 35 новым крупным объектам. В основном: электроэнергетика; цветная металлургия (достичь годового производства: никеля – 64 тысячи тонн, свинцового концентрата – 40 тысяч тонн, цинкового концентрата – 80 тысяч тонн в год); нефтепереработка – 4,5 миллиона тонн; текстильная промышленность – 120 миллионов квадратных метров тканей и 17 тысяч тонн пряжи в год; сахарная промышленность: переработка 690 тысяч тонн сахарного тростника в сутки. Выйти в 1985 году на получение 9,5 миллиона тонн сахара-сырца…

В политписьме посольство высказывало и свои предложения по наиболее важным проблемам сотрудничества. Надо отметить, что реакция на них со стороны соответствующих министерств и ведомств СССР была, как правило, положительная…»

Рассказал Виталий Воротников и о советском присутствии на Кубе, где в то время работали «несколько представительств министерств и ведомств СССР: морского флота, рыбного хозяйства, гражданской авиации. Кроме того, группы специалистов – советников по линии министерств: сельского хозяйства, министерства водного хозяйства, сельскохозяйственных машин, геологии, культуры, высшего образования, просвещения, здравоохранения, а также: Госстроя, Госкомспорта, Госкомпечати, ССОД, Госкино, представительства Агентства печати «Новости» и ТАСС и группа корреспондентов центральных советских газет.

В 1979 – 1982 годах на Кубе работало 3,5 – 4 тысячи наших специалистов во всех ее провинциях. С учетом членов семей советская колония составляла примерно 9 – 10 тысяч человек»…

Мне, как журналисту, довелось работать на Кубе в конце 1980-х, когда число наших специалистов с семьями доходило до 12 тысяч человек. И это, не считая многих военных, которые выполняли на острове свои специфические функции. Всего же, как считают специалисты, за три десятилетия тесного советско-кубинского взаимодействия дружественной республике отдали свой труд и знания несколько сот тысяч русских, украинцев, белорусов, азербайджанцев, грузин, армян и представителей многих других народов СССР.

Выпала мне судьба наблюдать Кубу глазами советника нашего Посольства в Гаване и теперь, в конце минувшего десятилетия. Сейчас на Карибском острове и наших дипломатов поменьше, и российских специалистов немного. Но они честно делают свое дело, вносят существенный вклад в нынешний этап взаимодействия, который сейчас небезуспешно пытаются развивать два наших дружественных государства. Перспективы широкие. И одних пламенных слов мало. Дела же потребуют еще немало усилий и средств. Причем с обеих сторон.

 

Наша справка

Первый президент Кубы Томас Эстрада Пальма (09.07.1932-04.11.1908) принимал активное участие в борьбе за независимость острова от Испании и в чине генерала командовал войсками в период Десятилетней войны 1868-1878 годов. Разбитый испанскими войсками, он эмигрировал в Нью-Йорк, где сотрудничал с Апостолом кубинской революции Хосе Марти. И после гибели Марти Эстрада был избран новым лидером повстанцев. Провозглашённое в 1895 году «борющееся революционное правительство» направило Эстраду своим представителем в Вашингтон, где он с помощью американских финансистов разработал неосуществлённый план выкупа острова у Испании за 150 000 000 долларов. Также он способствовал началу Испано-американо-кубинской войны. Эстрада Пальма являлся сторонником присоединения острова к США. При всесторонней поддержке Штатов 31 декабря 1901 года Эстрада Пальма был избран первым президентом Кубы. И вся его политика, естественно, была проамериканской. Так, после того как республика приняла законы о снижении таможенных тарифов на американскую продукцию и внесла в свою конституцию «поправку Плата», позволявшую США держать военные базы на острове, оккупационный режим был снят. Правительство Эстрады покровительствовало деятельности американских компаний на Кубе и 16 февраля 1903 года подписало Американско-кубинский договор, передававший США в аренду под военно-морскую базу бухту Гуантанамо.


Фотогалерея

Ключевые слова: Россия Куба

Версия для печати