Польско-литовские споры в преддверии чикагского саммита НАТО

12:19 27.04.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Начинавшийся как локальное недоразумение, польско-литовский конфликт грозит выйти за первоначальные рамки.

В апреле 2012 г. в Варшаве по инициативе польской стороны прошла встреча стран балтийской «тройки» с президентом Польши Брониславом Коморовским. На самом деле «тройка» была «двойкой», поскольку отсутствовала президент Литвы Даля Грибаускайте. Главной темой встречи была выработка общего видения стоящих перед балтийским регионом вызовов в сфере безопасности в преддверии майского саммита НАТО в Чикаго. Таллинн и Рига высказались за дальнейшее развитие эстонско-польских и латышско-польских , и поблагодарили Варшаву за взятые ею на себя функции по охране их воздушного пространства в рамках программы НАТО  Baltic Air Policing. Эти заявления были предсказуемы, так как и эстонская, и латвийская стороны были обеспокоены заявлениями Польши, адресованными Литве, что польская сторона может пересмотреть формат своего участия в воздушном патрулировании (перенос авиабазы из литовского Шяуляя в эстонский Эмари), если ей не удастся добиться от Вильнюса послаблений в отношении польского национального меньшинства в Литве. Напомню, общая численность польского населения в этой прибалтийской республики достигает почти 250 000. Литовские поляки требуют сохранения образования на польском языке, а также выдвигают ряд других требований, рассматривать которые Вильнюс отказывается. Вильнюс и Варшава обменялись уже по этому поводу жёсткими высказываниями, что и обусловило отказ президента Литвы приехать в Польшу.

Выработка общей стратегии в регионе – приоритет внешней политики и Польши, и прибалтийских республик. Эстонская сторона во время встречи уделила много внимания вопросам кибербезопасности (в Таллинне дислоцируется Центр совершенствования кибернетической обороны НАТО), а также сообщила о выделении не менее 2% ВВП на оборонные нужды (в соответствии с рекомендациями Брюсселя). Их латвийские партнёры поддержали инициативу и высказались за усиление присутствия Североатлантического альянса в балто-восточно-европейском регионе. В ходе встречи также было заявлено о необходимости регулярных обсуждений текущих военно-политических проблем в балтийско-польском формате, что отвечает интересам каждой стороны (1). Варшава стремится выступать в роли регионального полюса силы, вокруг которого консолидируются страны с выраженной прозападной ориентацией. Прибалтийские республики в свою очередь ищут в Польше более стабильного и сильного регионального партнёра.

Но полноценного балтийско-польского диалога не получается в виду польско-литовских разногласий. Польская сторона уже выразила своё недовольство не только политикой Вильнюса по литуанизации польского национального меньшинства, но недостаточной финансовой поддержкой Вильнюсом программы Baltic Air Policing. Литва рассматривает эти упрёки как политический шантаж, поскольку Рига и Таллинн выделяют на данный проект ещё меньше средств, не вызывая неудовольствие Польши. Эстонские власти считают перевод польских  ВВС из Шяуляя в Эмари неизбежным и желательным для повышения обороноспособности Эстонии. При этом Латвия традиционно больше тяготеет к Литве, чем к Эстонии, и комментарии латвийской стороны о польско-литовском конфликте более мягки и расплывчаты, чем мнения, высказанные Эстонией, а уж тем более Польшей.

В среде литовских экспертов достаточно тех, кто критично отнёсся к решению Дали Грибаускайте проигнорировать варшавскую встречу. По их мнению, это заставляет смотреть на Литву как на капризного партнёра, легко идущего на порчу отношений с ведущим региональным игроком – Польшей (2).

Резюмируя, можно сказать, что состоявшаяся встреча говорит о росте влияния Варшавы в регионе. Польша по-прежнему пользуется доверием своих менее «увесистых» соседей по НАТО. Ни Латвия, ни Эстония, ни даже Литва не видят ей альтернативы. Однако длящийся не один год трудный диалог между Литвой и Польшей не позволяет считать, что период консолидирования балто-восточно-европейского региона остался позади. Более того, польско-литовские трения грозят выйти за узко локальные рамки. Отсутствие президента Литвы на варшавской встрече продемонстрировало готовность Вильнюса до конца отстаивать главенство идеи построения мононационального литовского государства. Не меньшее упорство проявляет Варшава. Министр МИД Польши Радослав Сикорский уже заявил, что не поедет в Вильнюс до тех пор, пока не изменится к лучшему ситуация с литовскими поляками. Польско-литовские неурядицы заставляют прибалтов обращать свой взор на скандинавские страны. Речь идёт о выстраивании геополитической оси не по линии запад - восток, а по линии север - юг. В польской экспертной среде периодически появляются рекомендации не забывать о Скандинавии и стремиться к созданию «геополитического моста» Польша - Швеция. Польша – региональный лидер в Восточной Европе. Швеция – ведущая скандинавская держава. Прибалтика, «стиснутая» между Варшавой и Стокгольмом, была бы обречена во всём полагаться на Варшаву. Бронислав Коморовский на пресс-конференции по итогам встречи отметил (ссылаясь, видимо, на отсутствие литовской коллеги), что не следует локальные споры выносить на региональный форум. Эти слова охотно бы повторили латыши и эстонцы, но прочные дружеские отношения с Литвой удерживают их от этого.

 

 Томаш Отоцкий «Конфликт Литва-Польша перестаёт быть для ЕС и НАТО периферийным спором» (NewsBalt, 20.04.2012)

«Varšuvai – pipirų sauja» (Lietuvos Rytas, 2012 balandžio 24 d. antradienis)

Ключевые слова: Конфликт Польша - Литва саммит НАТО

Версия для печати