Мексиканский блин под натиском выгоды

11:25 13.04.2012 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Мехико, более чем 22-миллионный мегаполис, пробуждается рано. Сотни тысяч людей спешат на работу, коммерсанты сгружают с машин свой товар, огромные глыбы льда тут и там лежат на тротуарах в ожидании хозяев-торговцев уличными прохладительными напитками и пищей. Кое-где поднимаются жалюзи и работники протирают витрины и окна. Из глубин помещений веет сыростью. С навесов падают на голову капли кондиционированной влаги…

Эта картина дополняется многочисленными уличными бистро и торговыми точками на колесах. По улицам разносятся запахи маисовых лепешек – тортилий - основы питания практически всей нации.

По виду эта кукурузная лепешка очень похожа на русский блин. По вкусу она напоминает сухую, пресноватую пшенную кашу. Чтобы лепешка полноценно заменяла малообеспеченным семьям Мексики, которые составляют больше половины всего населения, и мясо, и яйца, и молоко, и прочие продукты, в нее добавляют витамины и другие питательные вещества. А вообще, мексиканские блины наполняют, заворачивая в них сотни разновидностей всяких начинок – от мяса и овощей до живых насекомых, которых специально разводят для лакомства.

Без лепешки-тортильи не обходится ни одно мексиканское застолье, ни одна трапеза. Производство популярных блинов субсидируется государством, руководство которого прекрасно понимает значение этого национального блюда для страны, для всех ее жителей. Власти строго регулируют цены на маисовые лепешки. Однако, к концу каждого года появляются слухи о том, что цены на тортильи будут отпущены, а значит взлетят на новую высоту, что сильно ударит по и без того скудным кошелькам подавляющей части мексиканцев. И такие угрозы уже воплощались в жизнь, что вызывало протесты и бунты в наиболее обездоленной среде населения.

Другие беды, связанные с мексиканским блином кроются в том, что сама экономика страны переживает не лучшие свои дни, а наркомафия не желает сдавать позиции и продолжает кровавую войну с властями за свои миллиардные доходы и влияние в обществе.

Другая беда – около 80 % морально и физически устаревших так называемых «станков», с помощью которых производят эти тортильи. Им в большинстве своем пошел уже четвертый, а то и пятый десяток лет. И отпуская цены на маисовые лепешки, власти пытаются стимулировать производителей копить капиталы и модернизировать оборудование. Но потребитель неумолим: кушать хочется и денег в обрез. Куда бедному мексиканцу податься?

А тут еще и новая проблема стучится в дверь. Производителей маиса, то бишь крестьян-фермеров, так и подмывает начать сеять на своих полях генетически модифицированную кукурузу, которая, как они уверены, и урожаями обогатит, и цены на тортильи позволит понизить.

Но вот тут-то и разразился большой общенациональный диспут. Мексиканские аграрии, долго сопротивлявшиеся проникновению на их поля ГМ-продукции, которая под нажимом таких «генетических» гигантов, как американская «мультинациональная» корпорация Монсанта, уже заполонили почти весь аграрный сектор Латинской Америки, после недавней засухи дрогнули. Да и какой фермер устоит перед перспективой хороших и устойчивых урожаев, а значит, и роста доходов!

Но тут возникает дилемма: богатство или будущее здоровье нации.

Ведь до сих пор никто не доказал безвредность ГМ-продукции для человека. А вот о вреде говорят много. И порой даже убедительно. Эксперты признают, что ГМ-продукты могут нанести смертельный вред человеку, если их производство не контролировать или допускать в производстве роковые ошибки. Но кто будет контролировать, как избежать ошибок и обеспечить надежную безопасность ГМ-продукции? 

Спор продолжается. А тем временем мексиканская кукуруза может уже в ближайшее время превратиться в общенациональную ГМ-продукцию. А значит, и мексиканские блины станут для населения непредсказуемым испытанием. Что-то вроде научного опыта над будущими поколениями Мексики.  

Сегодня мексиканские противники политиков-лоббистов ГМ-продукции через национальные СМИ убеждают общество, что генетически модифицированная кукуруза пагубно влияет на печень, почки и репродуктивные органы людей, вызывает аллергические реакции. Об этом, например, недавно заявила Алейра Лара, координатор международной кампании «Устойчивое Сельское хозяйство и трансгеники», широко известной природоохранной организации Greenpeace.

Кроме того, считает сеньора Лара, генетически модифицированные растения представляют серьезную угрозу для сохранения сельскохозяйственного биоразнообразия страны. Активисты местных неправительственных организаций потребовали от мексиканских властей запретить выращивание ГМ-кукурузы, устроив в Мехико митинги и пикеты напротив здания Министерства сельского хозяйства (SAGARPA).

Специалисты ООН подтвердили: генетически модифицированный маис в Мексике представляет собой реальную опасность для биологического разнообразия мексиканских сортов кукурузы. Тем не менее, Министерство сельского хозяйства Мексики предоставило американской корпорации Монсанто, производящей посевную ГМ-продукцию, свыше 60 гектаров земли в штате Синалоа якобы для экспериментального культивирования одной разновидности ГМ-маиса, который лучше, чем натуральные сорта, переносит засуху и заморозки.

Однако недавно стало известно, что в добавок к этому участку Монсанто каким-то образом получила в Мексике в общей сложности еще более 2 миллионов гектаров земли в ряде других штатов, включая Дуранго и Сонора уже для экстенсивного производства товарного маиса. Сама же Монсанто опубликовала сообщение, что впервые в истории Страны ацтеков ей удалось в качестве пилотного проекта посеять трансгенную кукурузу с коммерческой целью. Первый урожай будет собран в сентябре текущего года.

Мексиканская пресса в эти дни много места уделяет дискуссии по поводу трансгенной кукурузы. Журналисты напоминают, что слово «маис» на языке карибских индейцев означало «то, что поддерживает жизнь». И маис всегда был основой питания мексиканцев так же, как для других народов пшеница или рис.  

Дошедшие до нашего времени древние легенды ацтеков и майя, других коренных народов, говорят о том, что «боги предписали Кетцалькоатлу миссию снабдить человеческие существа пищей. И эту пищу в виде зерна маиса они послали на спине красного муравья». По другой легенде, именно из зерна маиса боги создали человека.

В Мексике, где, как доказали местные археологи, проводившие раскопки в штате Оахака, кукурузу возделывают уже примерно 10 тысяч лет, и ежедневно съедается до 300 миллионов маисовых лепешек, очень важен вопрос, какой маис потреблять – традиционный или генетически модифицированный. От этого зависит будущее 110-миллионного населения страны.

Конечно, поясняют ученые, продукция, полученная с применением методов генной инженерии, должна отвечать требованиям экологической безопасности, санитарных норм, обязательным требованиям государственных стандартов. Сегодня в Мексике, как и в любой современной стране, существуют органы по контролю за генно-инженерной деятельностью, которые в своей ответственной работе руководствуются законами, постановлениями и нормативными актами, решают все проблемы, связанные с биотехнологией, в том числе с созданием трансгенных растений, будь-то маис или соя, сахарный тростник или картофель.

Вопрос новых технологий всегда крайне сложен, убеждают те мексиканские эксперты, которые стоят на стороне «генетического прогресса». И нередко не потому, что тот или иной ГМ-продукт заведомо опасен,  а потому, что создает новые техногенные факторы, которые следует учитывать, - ведь они связаны с экологией, природой, здоровьем человека и т.д. И нужно не опасаться подсознательно новых технологий, а строго и жестко их регулировать. Но встает все тот-же упрямый вопрос: так ли надежны эти самые регулирующие органы? 

Другие специалисты объясняют противодействие развитию и распространению ГМ-продуктов (впрочем,  как и содействие!) не опасными последствиями экспериментов при помощи биоинженерии, а обычной торговой войной за рынки и поисками выгоды. Причиной борьбы за продукцию (или против нее!) с ГМ-компонентами просто могут быть деньги и политика, как правило, идущие в одной связке. Ведь выращивание того же генетически модифицированного маиса  производителям обойдется гораздо дешевле, а урожай кукурузы у них будет обильнее, что принесет дополнительные доходы. Выиграет и корпорация Монсанто, которая посадит мексиканских производителей на свою «семенную иглу». Генетики и биотехнологи тоже получат свои огромные дивиденды. Без вознаграждений не останутся и политики-лоббисты, и заинтересованные журналисты!

Или другой пример. На коробке кукурузного печенья переработчик напишет, что оно изготовлено не из трансгенного маиса. И поднимет на продукт цену. Вне лаборатории проверить трудно. Остается верить написанному. Так же и с повсеместно продающимися в Мексике тортильями – никогда не будет гарантии, какой мексиканский блин ты съел – из ГМ-кукурузы или из выращенной старым дедовским способом. А ведь, напомню, Мексика съедает в среднем 300 миллионов тортилий в день! Попросту говоря: кушать всем кочется!

Но насколько вреден или полезен такой ГМ-маис для человека и его потомства, окончательно покажет только будущее. Но если он окажется пагубным, о чем сегодня предупреждают многие эксперты, политики и общественные деятели не только в Мексике, то изменить ход «Колеса истории» будет уже невозможно. Человечество в очередной раз заплатит своей судьбой за чрезмерную поспешность, продиктованную сиюминутной выгодой.

Ключевые слова: Мексика

Версия для печати