Переворот в Мали и его последствия

23:24 26.03.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


22 марта 2012 г. мятежные военные в Мали захватили президентский дворец в столице страны Бамако (1). Ряд членов кабинета министров, включая главу МИД, подверглись аресту. Было объявлено о свержении режима Амаду Тумани Туре и создании Национального комитета восстановления демократии и возрождения государства, главой которого стал Амаду Саного, малоизвестный офицер ВС Мали, проходивший обучение в США. 

Одна из основных претензий к президенту Туре – его неспособность совладать с бунтующими туарегами, которые, получив бесценный боевой опыт, воюя на стороне Каддафи против боевиков Национального переходного совета, повернули стволы против малийских властей. Всё напоминает ситуацию 1960-х, когда туареги подняли мощное восстание против центрального правительства, но тогда обошлось без госпереворотов. В Мали насчитывается почти полтора миллиона туарегов. В соседних странах их численность тоже заметна: в Нигере почти 2 млн, в Алжире – чуть более 1 млн и более полумиллиона в Буркина-Фасо. Туареги не согласны с государственными границами как наследием стратегических планов европейских колонизаторов на африканском континенте. Сепаратистская группировка «Народное движение за освобождение Азавада» нанесла ряд поражений малийским войскам и не намерена складывать оружия. Азавад – обширный регион традиционного проживания туарегских племён с размытыми границами, условно обнимающими часть территории Ливии, Алжира, Нигера, Буркина-Фасо и Мали, и не однократно сотрясаемый народными волнениями. Последний раз – в начале 1990-х, когда туарегов успокоили только обещания официального Бамако предпринять меры по улучшению экономического положения районов их проживания. Правительство обещания не сдержало, что и послужило формальной причиной недовольства мятежных племён.

Несомненно, в событиях в Мали присутствует внешний фактор, а «Народное движение за освобождение Азавада» не пребывает в общественной изоляции. По сообщениям СМИ, выход на лидеров этой организации имеет Париж, бывший колониальный владелец Мали, обещавший туарегам поддержку их сепаратистских устремлений, если они прекратят поддержку Муаммара Каддафи (2). Режим Каддафи пал. Туарегам, в виде его наследства, перепало огромное количество вооружения, в т.ч. тяжёлого, а северные районы Мали погрузились в хаос безвластья. Единоначалия нет не только в армейской среде, но даже среди сторонников освобождения Азавада, часть из которых желает установления на подконтрольных территориях законов шариата, а другая часть склоняется к светской форме правления. Носителями исламской радикальной идеологии являются представители движения «Ансар аль Дин», тесно сотрудничающего с движением «Аль Каиды» в странах Исламского Магриба. Лидеры «Ансар аль Дин», ведя борьбу против правительства президента Туре, теоретически должны были бы стремиться к союзу с путчистами. Однако сами путчисты, чья власть пока ещё крайне слаба, на союз с радикалами не идут, заявляя о приверженности принципам демократии.

Очевидно, сторонники Амаду Саного надеются таким образом получить признание своей легитимности у западных держав. Есть большая вероятность, что у них это получится, в той или иной форме. Режимом президента Туре имел все основания быть недовольным Париж, которому было отказано в разрешении открыть военную базу в г. Мопти для ведения контртеррористических операций. И хотя международные институты заявляют о необходимости разрешения конфликта  мирным путём и о приостановке сотрудничества с Бамако, что подразумевает отказ в финансовой помощи, ни в одном заявлении не содержится требования восстановить власть свергнутого в ходе переворота Амаду Туре (3).  Занимая по объёму ВВП на душу населения 127-е, а по уровню развития человеческого потенциала 168-е место, Мали обладает внушительными запасами полезных ископаемых (золото, олово, бокситы, марганец, нефть) и водными ресурсами. Туареги не пользовались поддержкой до тех пор, пока контролировали куски бесплодной пустыни. О них заговорили лишь после того, как сепаратисты заявили свои претензии на районы с залежами природных ресурсов.

Переворот в Мали может иметь серьёзные неблагоприятные последствия для всей Западной Африки. Во-первых, новые власти ещё менее чем предыдущее правительство способны подавить выступления туарегов. Созданы все предпосылки для появления независимого Азавада. Путч не усилил вертикаль власти, а предельно ослабил её. Нарушена система оперативно-боевого командования в ВС Мали, что уже привело к отступлению деморализованных и растерянных солдат перед наступающими туарегами на севере страны. Во-вторых, лидеры туарегов не преминули воспользоваться вакуумом власти и уже заявили о намерении вести войну дальше, а в отдалённых гарнизонах страны весть о свержении президента Туре военными мятежниками спровоцировала конфликты между военнослужащими и вышестоящими офицерами, вплоть до ареста последних. В-третьих, есть риск выступлений полувоенных формирований народностей сонгай и фулани, что приведёт к неизбежному расово-этническому противостоянию. Ситуация усугубляется тем, что ещё в XVI в.  на территории современных государств Мали, Нигер и Нигерия существовало государство сонгаев, конфликтовавшее с туарегами. Исторические раны не зажили до сих пор. В-четвёртых, исламские террористические группировки, прежде всего, «Ансар аль Дин» и «Аль-Каида» в странах Исламского Магриба, могут не опасаться за своё настоящее, и расширять зону своего влияния.

 

1) Adam Nossiter «Soldiers Overthrow Mali Government in Setback for Democracy in Africa» (The New York Times, March 22, 2012)

2) Andrew McGregor «Mayhem in Mali: Implications of the Military Coup in Bamako» (Jamestown Foundation – March 23, 2012)

3) Александр Мезяев «Государственный переворот в Мали: звено в цепи передела ресурсов планеты» (Фонд стратегической культуры, 26.03.2012)

Ключевые слова: Мали

Версия для печати