Экспансия Катара. Новый «центр силы» на Ближнем Востоке

11:00 13.03.2012 Роман Кот, политолог


В ходе 137-й сессии Совета министров иностранных дел Лиги арабских государств в Каире 10 марта премьер-министр и министр иностранных дел Катара шейх Хамад бен Джасем Аль Тани заявил: «Пришло время реализовать предложение о направлении арабских и иностранных сил в Сирию». Несмотря на то что ввиду крайней ограниченности территории и людских ресурсов, сам Катар реализовать такие предложения не в состоянии, реплики такого рода регулярно звучат из уст катарских правителей.

Ещё в мае 2011 года Катар взял на себя организацию подписания мирного соглашения между суданским правительством и мятежниками из Дарфура, напоминает директор Doha Brookings Centre Салман Шейх. В мае 2008 года Катар инициировал внутриливанский договор, который ознаменовал собой окончание полуторагодового кризиса и позволил провести выборы президента. Кроме того, Доха предоставила свои услуги посредника для урегулирования конфликтов в Йемене, Сомали и Чаде, а также во время приграничного конфликта между Джибути и Эритреей. Катар «эффективно продолжает дипломатическую работу в непростой геополитической обстановке». И это не говоря о роли эмирата в событиях в Ливии и Сирии.

В чём подоплёка такой активности катарского режима? 

К основным факторам, распаляющим амбиции небольшого эмирата, следует отнести:

1. Резкое увеличение финансовых поступлений от экспорта природного газа (с начала 90-х экспорт газа из Катара вырос на 500%) .

2. Наличие мощной пропагандистской машины - катарского телеканала «Аль-Джазира», вещающего на весь мир.

3. Тесный союз с Вашингтоном: США располагают на территории эмирата двумя военными базами [1].

В настоящее время экономика Катара занимает одно из первых мест в мире по темпам роста. По оценкам британской аудиторской фирмы «Ernst & Young», в период 2000-2010 гг. ВВП Катара рос в среднем на 13% в год, и даже во время мирового экономического кризиса темпы роста достигали 9,5%. В 2011 г. рост ВВП составил около 14%. Катар занимает первое место в мире по объему прямых инвестиций и уровню дохода на душу населения. И всё это – за счёт доходов от экспорта природного газа. Учитывая выгодное географическое положение страны, министр энергетики Катара Абдалла Аль-Атыйя сделал ставку на сжижение природного газа, и на сегодняшний день Катар владеет крупнейшим в мире флотом специализированных судов, что дает независимость от стран транзитеров и позволило увеличить экспорт сжиженного природного газа с 13 млн т. в 2003 г. до 75 млн т. в 2011 г.

Не менее важный инструмент достижения регионального лидерства Катара - СМИ. На территории эмирата находится одна из самых влиятельных в мире информационных корпораций - компания «Аль-Джазира», аудитория которой, по некоторым оценкам, на начало 2011 г. составляла 50 млн человек. Созданная в 1995 г. братьями Давидом и Жаном Фридман компания сразу заручилась поддержкой катарского эмира Хамида бин Халифа аль-Тани, только что пришедшего к власти в результате государственного переворота и выделившего около 150 млн долл. на организацию канала. Удачное стечение обстоятельств позволило привлечь журналистов арабского отдела BBC почти в полном составе после срыва их контракта с саудовской Orbit. Известность и признание каналу принесли пристальное внимание к проблемам арабского мира, а также репортажи из горячих точек — Афганистана и Ирака.

Ко времени начала «арабской весны» «Аль-Джазира» была уже мощным инструментом информационной войны. Генерального директора канала Вадаха Ханфара заменил член королевской семьи, управляющий «Qatargas» Шейх Хамад бин Ясим Аль-Тани, то есть состоялся переход канала под прямое управление королевской семьи.

С начала 2000-х годов катарцы стали завязывать контакты не только с руководством Африканского Союза, но и со многими оппозиционерами в странах Ближнего и Среднего Востока, нередко предоставляя свою территорию в качестве убежища для политических беженцев.  Здесь в первую очередь надо упомянуть финансирование Катаром движения ХАМАС, эмиссары которого по просьбе своих катарских партнеров передавали оружие ливийским мятежникам, и Йемен, где Доха пытается влиять на ход событий, постоянно предлагая себя в качестве посредника и одновременно финансируя силы протеста в Сане.

Сегодня Катар выступает за «демократию» и «либерализацию» общественной жизни. Выглядит это абсурдом, если вспомнить, что политический строй эмирата – абсолютная монархия, а господствующая религиозно-правовая школа – ислам ханбалитского толка –считается одним из течений ваххабизма. Кроме Катара, эту идеологию на государственном уровне поддерживают Саудовская Аравия и Афганистан.

Катар сыграл немаловажную роль в развязывании гражданской войны в Ливии. С территории эмирата осуществлялось финансирование отрядов мятежников, а НАТО имелf возможность поддерживать высокие темпы авиаударов по позициям войск Каддафи не без финансовой помощи Дохи.

Общество на Ближнем Востоке так устроено, что при любой попытке установить там «демократию» к власти обязательно приходят исламисты. В Ливии в состав Переходного национального совета (ПНС) вошли лица, близкие к катарской правящей династии: в частности, главой ПНС стал Махмуд Джабриль, тесно сотрудничавший с катарской верхушкой через компанию «Jtrack», а также чрез «Аль-Джазиру».

Укрепляются позиции Катара и в соседних с Ливией государствах. Так, в Тунисе на выборах победила умеренно-исламистская партия справедливости и развития, набрав 80 из 395 мест в парламенте. В Египте «Братья-мусульмане» вместе с салафитской партией «Ан-Нур» получили 152 из 270 мест в нижней палате парламента. Все эти политические силы считаются «умеренными» исламистами, что облегчает для Катара контакты с ними,  позволяя маскировать роль Запада и транснациональных корпораций в дестабилизации ситуации в регионе.

Н. Саркози в октябре 2011 г. провел тайную встречу с катарским эмиром, передав ему пожелания руководства НАТО «более тесно координировать действия в Ливии с ПНС». Полностью игнорировать эти пожелания эмир и его окружение не могут (США – гарант безопасности Катара, количество солдат на двух военных базах США в стране составляет не менее трети армии эмирата), но и полностью выполнять их, похоже, не собираются. Во-первых, сильна взаимозависимость Катара и его западных друзей (в 2011 г. доля эмирата в поставках сжиженного природного газа в Европу составила 43%). Во-вторых, не стоит  ссориться раньше времени, когда на кону стоит судьба Сирии.

В борьбе за влияние в Магрибе и странах Леванта Катар конкурирует с другим союзным Соединённым Штатам ваххабитским государством – Саудовской Аравией. При этом для политики катарской правящей верхушки характерно то, что он идёт на контакт со всеми кто представляет для него интерес, невзирая на идеологию, в то время как саудиты поддерживают преимущественно маргинальные экстремистские элементы. Показательны в этом плане отношения Дохи с Алжиром, где политический строй мало чем отличается от политического строя Сирии, но куда эмир Катара регулярно наносит визиты и куда вкладывает деньги. Не в этом ли одна из причин относительного спокойствия в Алжире на фоне соседней Ливии, стремительно превращаемой в рассадник подконтрольного Западу и его ближневосточным сателлитам исламского радикализма?

В целом, внешняя политика Катара представляет собой попытку утвердить эмират, опираясь на западных покровителей, в качестве нового центра силы в регионе, к чему есть объективные предпосылки: огромные финансовые возможности от экспорта газа, опора на западных покровителей, а также экспансионистская идеология, представляющая собой экзотическую смесь ваххабизма и панарабизма. При этом Катар демонстрирует новую модель внешней экспансии, которая сочетает «западную ориентацию» (тесный союз с Соединёнными Штатами)  и элементы «традиционализма» - смычку с исламистскими и фундаменталистскими группировками вплоть до поддержки террористических организаций. Подобная модель экспансии позволяет катарскому капиталу уверенно выходить на рынки стран Арабского Востока и Африки, успешно конкурируя здесь с ЕС и Китаем.

________________

 

1. На авиабазе США «Аль-Убейд» находятся шесть бомбардировщиков B-1B. На фотоснимках авиабазы, опубликованных в СМИ, видно также большое количество других военных самолетов, в том числе больших транспортных самолетов C-17, C-130, заправщиков RC-135 и RC-10, морских разведчиков Р-3 «Орион», а также самолетов дальнего радиолокационного обнаружения Е-8 (http://www.vz.ru/news/2012/2/2/558460.html).

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Ключевые слова: США Катар Сирия

Версия для печати