По-щучьему веленью, по-корейскому хотенью…

00:00 04.06.2010 Андрей Кисляков, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Когда речь заходит о сегодняшней непростой ситуации на Корейском полуострове, непроизвольно вспоминается сказочка про хамоватого шантажиста Емелю и всемогущую щуку, которая так бездарно оказалась в ведре у лентяя-мужика.

По идее, этот образец народного творчества придёт на ум и 7 июня. В этот день, как ожидается, станут известны результаты российского расследования обстоятельств гибели 26 марта южнокорейского корвета «Чхонан», практически со всей командой. 1 июня четверо российских экспертов по подлодкам и минно-торпедному делу прибыли в Сеул для изучения материалов расследования, проведенного международной группой.

20 мая комиссия Минобороны Южной Кореи, работавшая с привлечением американских, британских, австралийских и шведских экспертов, обнародовала заключение о том, что корабль был уничтожен тяжёлой торпедой, выпущенной с мини-подлодки КНДР.

Были продемонстрированы части двигателя торпеды, как сообщается, извлеченные со дна моря на месте трагедии. Согласно заявлению комиссии, на них имеется северокорейская маркировка, и они соответствуют чертежам торпеды, которые КНДР ранее поместила в рекламный буклет для зарубежных покупателей её вооружений.

Пхеньян назвал данные расследования сфабрикованными, объявил о разрыве любых отношений с Южной Кореей и привёл вооруженные силы в боевую готовность. В заявлении официального информационного агентства КНДР говорилось, что торпедирование "Чхонана" было выгодно США, чтобы усилить напряжённость в отношениях между Севером и Югом. Пхеньян же не приобрёл никакой выгоды от этого инцидента.

Ситуация, мягко говоря, непростая и весьма опасная. Вооруженные силы обоих государств приведены в состояние наивысшей готовности, практически заморожены какие-либо контакты. По мнению аналитиков «The Wall Street Journal», это самые сильные раздоры между двумя Кореями за последние 20 лет. Естественно, всех волнует один вопрос: что дальше – затухание нынешнего кризиса или… ?

Само собой, уже мало кого интересует вся правда о бедном корвете. Быть войне или нет – вот, в чем вопрос.

Вспомним Емелю. Много ему было надо? Совсем нет. Исполняйте его немудрёные прихоти и не мешайте валяться на печке. Хотел он воевать? Да ни боже мой! КНДР же, действительно, уже не один десяток лет шантажирует мир опасностью военного конфликта. Причем, эта программа работала пока в принципе безотказно.

Безальтернативно приближающийся крах «могучего» СССР в конце 80-х всерьёз озадачил Пхеньян: жить-то на что? Там объявили о форсировании работ по ядерному оружию, используя вполне мирные объекты. Американцы, вскипев поначалу, испугались. В итоге в 1994 г. появилось так называемое «венское рамочное соглашение», провозгласившее создание Организации содействия энергетике Кореи (КЕДО). В страну пошло топливо; начались работы по строительству силами мирового сообщества АЭС.

Процесс, как говорится, пошёл. В августе 1998 г. КНДР осуществляет запуск баллистической оперативно-тактической ракеты, пролетевшей над территорией Японии. Запад вновь напрягся, подогреваемый устойчивой информацией о тайной пхеньянской программе по обогащению урана. Сменивший Клинтона Буш назвал КНДР «страной-изгоем». Так начался нынешний северокорейский ядерный кризис.

Однако в формате шестисторонних переговоров осенью 2005 г. КНДР согласилась свернуть свои ядерные программы в обмен на полмиллиона тонн мазута для ТЭЦ. Соглашение, правда, не сработало. Вместо этого «северяне» проводят в 2006 г. своё первое ядерное испытание. В итоге в феврале 2007 на очередном раунде «шестисторонки» в Пекине за соответствующий «отказ» они моментально выторговывают уже полновесный миллион тонн мазута или эквивалентное количество электроэнергии.

К концу 2008 года КНДР должна была демонтировать ядерный центр в Йонбене, в котором в годы «ядерного кризиса» был наработан оружейный плутоний, и предоставить участникам переговоров полный список всех своих ядерных объектов, подлежащих уничтожению. Однако Сеул пригрозил, что свернёт сотрудничество с Пхеньяном, если не будет прогресса в ядерной сфере.

Теперь уже сам «непримиримый» Буш, радеющий за успешный финиш своего президентства, убедил «южан» быть сдержаннее. Пхеньяну обещано, что если КНДР выполнит все условия соглашения февраля 2007 года, то есть продолжит уже начатый демонтаж ядерных объектов и предоставит их полный список, она вновь станет получать экономическую помощь. И, кроме того, США исключат КНДР из списка стран, помогающих террористам, отменят санкции и даже установят дипломатические отношения.

В конце июня 2008 года список ядерных объектов КНДР был передан китайскому представительству, а потом распространён среди участников шестисторонних переговоров. 10 июля в Пекине возобновились шестисторонние переговоры.

Дальше – больше. В мае прошлого года в качестве закрепления успеха и дальнейшего «развития» Пхеньян осуществил второй ядерный взрыв.

Многие аналитики полагают, что Пхеньян, скорее всего, уверен, что после испытания двух ядерных бомб ни одна страна не бросит ему вызов в военной сфере. Не думаю, что руководство КНДР столь наивно. Проигрывая немного в численном составе, Вооруженные силы Южной Кореи в материально техническом отношении превосходят соседей минимум на полвека. В военном отношении шансов у Пхеньяна нет никаких, даже без американского вмешательства.

Пойдут ли в такой ситуации эти северные «емели», за плечами у которых, помимо всего, кладезь дальневосточного прагматизма последних тысячелетий, на открытый военный конфликт? Сегодня нет. Не должны.

А завтра…

Завтра у них, помимо бесполезных пока ядерных боеприпасов, может появиться система стратегического ракетно-ядерного оружия. Есть ли для этого предпосылки? К сожалению. Помимо создания ядерных зарядов, КНДР спешит и с разработкой ракетно-космических систем.

В 1998 г. корейцы осуществили запуск баллистической ракеты «Тэпходон-1», которая, по оценкам западного разведсообщества относится к ракетам среднего радиуса действия с дальностью стрельбы 2000-2500 км. Тогда всё закончилось довольно быстро. Ракета, перелетев японские острова, упала в океан. Однако сам факт запуска этой ракеты, потенциально способной поражать любые цели на территории Японии вызвал, если не панику, то настоящий испуг у японцев и всерьез озадачил руководство США.

По их данным Пхеньян располагает 200 оперативно-тактическими ракетами «Нодонг», способными поражать цели на территории Японии. Согласно оценкам, в КНДР развернуто около 30 пусковых установок оперативно-тактических и 24 установки тактических ракет.

КНДР ни на секунду не оставляла идею разработать собственную межконтинентальную баллистическую ракету (МБР). Первый испытательный запуск такой ракеты – «Тэпходон-2» с ориентировочной дальностью стрельбы 6000-6700 км (могут обстреливать Лос-Анджелес) они предприняли летом 2006 г. Американская разведка зафиксировала старт и доложила, что МБР развалилась еще в атмосфере после 40 секунд полёта.

Но терпению Пхеньяну не занимать…

Версия для печати