Вслед за Солнцем



Великий Конфуций в свое время говорил: «Когда пути неодинаковы, не составляют вместе планов». Недавний блиц-визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Китай показал, что дороги, по которым идут каждая из наших стран в вопросах внешней политики, в скором времени способны соединиться в одну большую магистраль.

Можно ли за несколько часов успеть подробно обсудить актуальные международные темы, определить основные направления внешнеполитического взаимодействия в многосторонних форматах, а также детально изучить накопившиеся проблемы двусторонних отношений? Ответ на этот вопрос абсолютно точно существует у главы российского МИД, который накануне посетил Пекин. В столице Поднебесной Сергей Лавров успел встретиться с председателем Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао, членом Госсовета КНР Дай Бинго и министром иностранных дел Китая Ян Цзечи. По мнению последнего, переговоры оказались крайне продуктивными, а отношения России и Китая развиваются стремительно, качественно и устойчиво.

Действительно, после окончательного разрешения пограничного вопроса между нашими странами в 2008 году, стратегическое партнёрство Москвы и Пекина вышло на совершенно новый уровень. Перспективы взаимного сотрудничества оказались гораздо привлекательнее споров и претензий прошлых лет. Не зря глава МИД Китая Ян Цзечи на итоговой пресс-конференции заявил, что «взаимодействие с Россией – одно из самых приоритетных направлений развития внешней политики КНР». Тем более, каждой из сторон есть, что предложить соседу.

К примеру, на российском Дальнем Востоке активно формируется новое экономическое пространство для которого, помимо государственных вливаний, безусловно, крайне важны и иностранные инвестиции. Их может и готов предложить Китай, также крайне заинтересованный в разработке российских нефтяных и газовых месторождений. Ну, а для России выгодна диверсификация энергоресурсов, и для этих целей Поднебесная – крайне выгодный партнёр.

Для сравнения: из 270 млн. тонн нефти в год, поставляемой нашей страной за рубеж, лишь 10 млн. идут в Китай. Рынок явно требует расширения. Да и ситуация с евро может поставить под вопрос платежеспособность европейских потребителей. Тогда как Пекин предпочитает оперировать в основном долларами США.

Но есть и «подводные камни». Это, по мнению экспертов, недостаточный уровень торгово-экономических отношений между нашими странами. В 2009 году, к примеру, взаимный товарооборот сократился почти на 20 млрд.долларов по сравнению с предыдущим годом, составив 38,8 млрд. долларов. А реализация подписанной Программы сотрудничества между российскими регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири и Северо-востоком Китая тормозится недостаточно развитой инфраструктурой российской территории.

К Пекину тоже немало вопросов. И в первую очередь, от российских разработчиков военной техники, так как в КНР за долгие годы посещения специализированных выставок, выработалась привычка беззастенчиво копировать российское ноу-хау. Однако есть уверенные признаки восстановления двустороннего взаимодействия. Недаром Россия и Китай, вместе с Индией и Бразилией, входят в группу наиболее быстроразвивающихся экономик мира.

Наши страны активно сотрудничают и в формате Большой Двадцатки, которая в ближайшее время обсудит вопрос о реформировании международной финансовой системы. Не менее продуктивное общение идёт и на полях Шанхайской организации сотрудничества, чей саммит глав государств через несколько дней состоится в Узбекистане. Наконец, Москва и Пекин являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, где в настоящий момент идёт активное обсуждение новых санкций в отношении Ирана. При этом наши позиции на различные международные события близки или практически совпадают. Это, кстати, подтвердилось во время визита министра Сергея Лаврова, когда, отвечая на вопросы журналистов о ситуации на Корейском полуострове, глава МИД Китая Ян Цзечи фактически дословно процитировал своего российского коллегу.

Стараясь охладить пыл Сеула, срочно обсудить в СБ ООН ситуацию с потоплением южнокорейского корабля «Чхонан», российский министр Сергей Лавров напомнил, что Москва и Пекин пытаются не допустить перерастания конфликта в военную стадию. Именно поэтому российская сторона направила в Южную Корею группу экспертов для проверки результатов расследования, проведённого международной комиссией. При этом российский министр косвенно указал на то, что Россия, после обнародования экспертного мнения, будет готова поддержать даже жёсткое наказание за содеянное.

«В отношении виновных, когда их установят, должны быть приняты меры, которые международное сообщество сочтёт необходимыми и адекватными», - заявил Сергей Лавров. Однако Москва и Пекин уверены, что для решения северокорейской проблемы иного механизма, кроме шестисторонних переговоров, не существует.

Солидарны министры оказались и по иранскому ядерному досье. Загадочный для многих разворот позиций России и Китая в сторону жёсткой резолюции по Ирану в СБ ООН разъяснил глава российского МИД. По его словам, позиции не изменились. Редакции подвергся лишь текст резолюции, соавторами которой мы не являемся. «В результате интенсивных консультаций в «шестёрке» по иранской ядерной проблеме мы в итоге исключили из проекта резолюции положения, которые были направлены на то, чтобы ввести в отношении Тегерана так называемые «парализующие санкции», направленные на экономическое удушение страны.

В итоге проект текста сконцентрирован исключительно на задачах нераспространения ядерного оружия, и он в максимальной степени учитывает экономические и прочие интересы и России и Китая», - объяснил Сергей Лавров. При этом он уточнил, что для предотвращения попыток форсирования голосования, резолюция была направлена на одобрение непостоянным членам СБ ООН, для внесения собственных поправок, и работа по ней завершается.

От себя добавим, что изначально речь шла о нескольких месяцах согласования текста и дополнений к нему в виде санкционных списков. То, что теперь обсуждение близятся к финалу, говорит о потере Тегераном своего основного козыря в данной игре – времени. На это указал и глава МИД РФ, подчеркнув, что в проекте резолюции Москва вместе с Пекином зафиксировали подтверждение готовности приступить к переговорам с Ираном, как только он к этому будет готов. «Причём на этих переговорах мы будем готовы обсуждать и позитивные стимулы, которые могут получить наши иранские партнёры, если будут сотрудничать с МАГАТЭ по закрытию тёмных пятен собственной ядерной программы», - указал Сергей Лавров, явно намекая на столь желанную для Тегерана возможность стать полноправным членом ШОС, в случае отмены всех санкций СБ ООН.

Кстати, по российской инициативе в будущей резолюции будет отражена и поддержка недавнего соглашения, подписанного между Ираном, Бразилией и Турцией о схеме поставки топлива для тегеранского исследовательского реактора. «Любые действия в рамках Совета Безопасности ООН должны принести пользу сохранению мира», - подытожил иранскую тему глава МИД Китая Ян Цзечи.

Практика показывает, что во время кратких официальных визитов обсуждаются лишь вопросы, требующие особого внимания. В данном случае таких тем оказалось две. А скорость, с которой российский министр посетил Пекин, вызвав сожаление гостеприимных китайских коллег, подтвердила тот факт, что две супердержавы очень хорошо понимают друг друга.

«Российско-китайские отношения – образец отношений крупных держав на современном этапе развития», - по-азиатски мудро заключил всегда сдержанный Ян Цзечи. «Мы едины во мнении о том, что в условиях сложной международной обстановки, дальнейшее усиление российско-китайского стратегического сотрудничества не только отвечает коренным интересам Китая и России, но и интересам обеспечения мира, стабильности и развития в регионе и в мире в целом», - развил мысль китайский министр. Коллегу подержал шеф российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров: «Наше партнёрство – залог того, что объективное развитие многополярного мира не будет искусственно тормозиться». И хотя активно дружить с Китаем сегодня стремятся и США, похоже, в Поднебесной уже сделали свои выводы. Во всяком случае, особый стимул российско-китайским отношениям, полагают в Пекине, должен придать предстоящий в конце сентября визит в Китай президента России Дмитрия Медведева.

Версия для печати