Лужицкий вопрос и большая политика

00:00 18.08.2011 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Cерболужичане (они же лужичане, лужицкие сербы или сорбы) - реликтовый славянский народ, проживающий  на своей исторической родине, в Верхней и Нижней Лужице - на территории современной восточной Германии (земли Саксония и Бранденбург) площадью 8 000 км.кв., а также в пределах Нижнесилезского воеводства Польши. Их численность не превышает 60 000 чел., хотя людей с серболужицкими корнями гораздо больше. В 1945 г. лужичанами считали себя 500 000 чел.  Стиснутый между двумя более мощными политическими образованиями – Польшей и Германией – регион Лужицы ещё в Х веке превратился в арену длительных столкновений между немцами и поляками за право обладать этой территорией. Исторические хроники полны описаний боёв между немецкими и польскими князьями за Лужицу, в которых сами лужичане, как славянский народ, непременно выступали на стороне поляков. Но истории было угодно, чтобы власть над большей частью Лужицы перешла к германцам. Произошло это около 1500 лет назад и с тех пор лужицкие  сербы не имеют собственной государственности, ареал их проживания суживается, ассимиляционные процессы достигают критической планки. К тому же лужичане, как правило, лютеране и католики, то есть принадлежат к основным религиозным конфессиям Германии, растворяясь в общей массе верующих. Сегодня лишь германизированная славянская топонимика напоминает о том, что практически всю Восточную Германию населяли предки современных серболужичан: Бранденбург (Бранибор), Лейпциг (Липск), Любек (Любица), Дрезден (Дрезна), и т.д.

Учитывая географическую близость лужицких земель к Польше,  Варшава всегда стремилась укрепить здесь своё политическое влияние. Особенно это проявилось в ходе Второй мировой войны, когда немногочисленное серболужицкое подполье (основная масса лужичан была насильно призвана в вермахт) сотрудничало с польской военной разведкой. С окончанием войны контакты между польским государством и лужицкими активистами не закончились. Варшава старалась их опекать и всячески поддерживать процесс сохранения этнического самосознания серболужичан, следуя давней традиции, поскольку связи Польши с Лужицей такие же давние, как соседство этих двух народов. В 1845 г. гимн Польши («Ешче Польска не згинела») послужил вдохновением для Хандрия Зейлера, автора первого гимна лужичан («Хишче серпство не згубене»). Весь XIX в. польские историки и писатели активно занимались освещением жизни сорбов в условиях тотальной германизации, их истории и народных традиций. Появилась целая группа польских учёных, чьё имя ассоциируется с исследованиями в области серболужицкого вопроса – Альфонс Парчевский, Вильгельм Богуславский, Юзеф Крашевский. В 1936 г. в Варшавском университете появилось Товарищество друзей серболужицкого народа, которое имело на то время 3 филиала в других областях Польши.  Ещё большего размаха достигла молодёжная организация «Prołuż» с центральным представительством в Познани, членами которой были 3000 активистов серболужицкой культуры по всей Польше (1). Девизом организации была ёмкая фраза «Над Лужицей – польская стража!». Основные направления деятельности охватывали не только область науки и культуры, но и политики – отстаивание прав серболужицкого населения, донесения до международной общественности значимости серболужицкой проблематики, взаимный культурный обмен между польским и лужицким народами, изучение западного славянства и привлечение внимания мирового сообщества к германской угрозе. Руководство «Prołuż» всерьёз рассматривало идею учреждения Лужицкого института в Польше, но после создания ГДР в 1949 г., в составе которой и оказалось большинство лужицких территорий, деятельность организации сошла на «нет».  

В последнее время интерес Польши к лужицким сербам возрастает. Конечно, не в последнюю очередь Варшава руководствуется геополитическими соображениями, стараясь закрепиться в прилегающих регионах Германии. Опора на этнически и духовно родственных лужичан позволяет Польше надеяться на их взаимность и позиционировать себя в качестве «опекуна» этого исчезающего народа. Лужичане чувствуют поддержку поляков и с готовностью откликаются на польские инициативы по возрождению и популяризации серболужицкой культуры и истории. В Польше активно действует польско-серболужицкое товарищество «Pro Lusatia» - интеллектуальная наследница довоенной «Prołuż» (2). «Pro Lusatia» проводит международные научные конференции, Дни лужицкой культуры, торжественные мероприятия в честь видных деятелей серболужицкого национального возрождения, творческие вечера польской и лужицкой интеллигенции, организовывает дружеские визиты лужицких политиков и гражданских активистов в Польшу и поляков, изучающих историю и обычаи лужичан, в Германию, выпускает специализированную литературу.

Однако в поисках внешней опоры в противостоянии с германской государственной машиной лужицкие сербы опирались не только на Польшу, но и на Россию, где о существовании лужицкого народа было известно уже с XVII в. В 1697 г. Императору России Петру I, проезжавшему через Лужицу, лужицкий филолог Михаил Френцель (1628 - 1706) от имени лужичан подарил несколько  книг на лужицком языке, и выразил своё восхищение государственной мощью славянской России (3).  Один из идеологов возрождения серболужицкого народа, Ян Смоляр (1816-1884), славянофил и поклонник России, неоднократно предпринимал поездки в Россию для встречи со своими русскими единомышленниками. От имени российского правительства он был награждён орденом Святой Анны II степени за научные заслуги и избран членом-корреспондентом Харьковского университета.

После освобождения Лужицы от гитлеровских войск один из руководителей серболужицкого движения Павло Недо, освобождённый советскими войсками из гитлеровской тюрьмы, заявил, что «если бы не было русской оккупационной власти в Лужице, не существовало бы сегодня и серболужицкого народа». Тогда же лужичане неоднократно обращались к Сталину с просьбой присоединить их земли  к Чехословакии или Польше, либо вообще предоставить независимость от тысячелетнего германского ига под защитой Советского Союза. Но созданная на восточногерманских землях ГДР была союзницей СССР в холодной войне, и геополитические соображения не позволили Кремлю отколоть Лужицу от остальной Германии. И хотя с тех пор из-за продолжающейся германизации численность серболужичан сократилась в десятки раз, сам серболужицкий вопрос никуда не исчез, а стал объектом пристального внимания научных и политических кругов соседних стран.

 Наиболее продуктивно из зарубежных стран с лужицкими организациями ФРГ работает Польша, и именно с поляками лужичан связывает история длительного соседства и взаимовыручки. Для  польской истории, насыщенной субъективным символизмом, Лужица – пропитанная польской кровью земля. Под немецким Кроствицем (по-лужицки - Хрущчицы) воздвигнут памятник солдатам 2 армии Войска Польского, освобождавшим вместе с Красной Армией в апреле 1945 г. территорию Лужицы. В битве при Кроствице погибло наибольшее количество поляков единовременно – около 25 000, а сама битва считается польской историографией одной из самых кровавых. В работе с серболужицкими деятелями Варшава не обходит и политические моменты, критикуя недостаточные усилия германского правительства для сохранения лужицкого языка в Германии. В 2009 г. депутат польского Сейма Анджей Гурский обратился в МИД Польши с официальной рекомендацией активнее сотрудничать с серболужичанами и чаще поднимать перед Берлином вопрос о сохранении их культурной самобытности.

На втором месте по масштабам сотрудничества с Лужицей стоит Чехия, также связанная с лужичанами крепкими историческими узами. В ІХ-Х в. Лужица входила в состав Великоморавского государства. Сегодня в Чехии функционирует ряд культурно-исследовательских центров, специализирующихся на лужицкой тематике.

Некоторую активность проявляла до недавнего времени Югославия, где существует своя школа сорабистики. Лужицкие сербы – двоюродные братья сербов балканских (часть лужичан переселилась в VII в. на территорию нынешней Сербии, дав начало образованию сербского народа). Сегодня целый ряд учёных и исследователей занимаются глубоким изучением сербско-сербских связей в рамках научно-просветительского проекта «Растко Лужица» (4). Среди самих лужичан тоже присутствуют симпатии к своим южным собратьям. Известно об участии в югославской войне в 1990-х на стороне сербской армии добровольцев-лужичан.

В России серболужицкая проблематика приоритетно освещается «Обществом дружбы россиян с лужичанами» (5). В 2006 г., во время визита Владимира Путина в ФРГ, лужицкая общественность обратилась к нему с письменной просьбой посетить Лужицу. К сожалению, программа визита определялась принимающей стороной (властями Германии), и вносить в неё коррективы по собственной инициативе Владимир Путин не стал. Тем не менее, развитие российско-лужицких связей, прежде всего, в культурной плоскости, в интересах как России, так и самих лужичан. К примеру, Варшава всерьёз взялась за создание в Германии лояльного к Польше крепкого «славянского тыла» в лице лужичан. Вполне уместны были бы и усилия России в этом направлении. Тем более что некоторые представители серболужичан вхожи во властные структуры Германии, например, премьер Саксонии Станислав Тилич или депутат саксонского парламента  Гайко Козел.Последний в своё время активно выступал против планов США по милитаризации Центрально-Восточной Европы и установки элементов системы американской ПРО в Польше и Чехии (6).

Но, в отличие от Варшавы, Москве необходимо избегать излишней политизации серболужицких проблем. Германия, как европейская теллурократия, в любой момент может стать союзником теллурократической России во взаимоотношениях со странами талассократического Запада. Это заложено в самой сути немецкой геополитики, учитывая географическое положение Германии, и её историческую роль центра Срединной Европы. Оптимальный вариант для Москвы – быть культурным ориентиром для лужицкого народа. Развитие интеллектуальных связей между двумя родственными народами, реализация совместных творческих проектов по популяризации знаний о лужицких сербах в России и о русской культуре и истории среди самих лужичан являются наилучшим инструментом укрепления русско-лужицкой дружбы.  Россия может по праву занять место центра духовного притяжения для самого маленького славянского народа в мире – лужицких сербов.   

Ключевые слова: серболужичане, Польша, Россия, Германия

 

 

«Prołuż» http://proluz.wordpress.com/

«Pro Lusatia» http://www.prolusatia.pl/

Прямчук С. "Вехи в историческом пути лужичан"

«Растко Лужица» www.rastko.rs

«Общество дружбы россиян с лужичанами» http://luzicane.narod.ru/

Прямчук С. «Лужичане против ракет и радара США на земле славян»

Версия для печати