Вашингтон и южное «подбрюшье» России

00:00 24.06.2011 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Заявления американского президента о скором выводе к 2014 г., по крайней мере, части американских войск из Афганистана и недавний визит специального представителя генерального секретаря НАТО по странам Южного Кавказа и Центральной Азии Джеймса Аппатурая в Таджикистан многие эксперты склонны рассматривать как звенья одной цепи. И вполне оправданно, если учесть, что его визит по времени совпал с третьим раундом консультаций по проекту нового соглашения о сотрудничестве по пограничным вопросам между Таджикистаном и Россией, проходящих в Душанбе. По информации СМИ, между Москвой и Душанбе уже существует ряд договорённостей об участии российских специалистов в подготовке офицерского состава ВС Республики Таджикистан. Но полного возвращения российских пограничников на таджикско-афганскую границу не произойдёт, поскольку, по словам таджикских официальных лиц, Душанбе сам в состоянии обеспечить безопасность на афганских рубежах.

Характерно, что ранее Д. Аппатурай уже побывал в Киргизии и Казахстане, где сумел заручиться поддержкой усилий НАТО в Афганистане со стороны Бишкека и Астаны. Взамен Казахстану было обещано содействие Вашингтона в проведении военной реформы, а Киргизии – помощь в укреплении потенциала пограничных войск и оснащении складов хранения артиллерийского и ракетного вооружения МО Киргизии(1).

Нежелание Душанбе видеть у себя на границе российских пограничников связано с медленным креном Таджикистана в сторону НАТО и США. Переоснащение таджикско-афганской границы, укрепление погранзастав, обучение таджикских военных практике разминирования опасных территорий – это лишь краткий список совместных проектов Североатлантического альянса и Таджикистана.  Эта республика важна для Вашингтона не только как транзитная территория по переброске грузов для нужд войск западной коалиции в Афганистане, но и как стратегически выгодный платцдарм. Таджикистан имеет общую границу не только с Афганистаном, но и с Китаем, а Мургабский район Таджикистана на таджикско-китайской границе – наиболее выгоден со стратегической точки зрения, с учётом того, что именно Китай – одна из главных «жертв» политики Вашингтона в Центральной Азии. Протяжённость участка казахстанско-китайской границы составляет 1460 км российско-казахстанской – 6467 км. Эти факторы тоже учитывались Белым домом не в последнюю очередь при планировании стратегии США в регионе.

Ещё одной «жертвой» является Иран как стратегически важный форпост в Центральной Азии, богатый нефтью и имеющий выход к тёплым морям. Будучи береговой зоной, Иран обладает двойной геополитической идентичностью и может склоняться то к партнёрству с континенталистскими державами, то вступать в геополитические союзы со странами атлантистскими (2). Сейчас иранское руководство стоит на крайних антиамериканских позициях, выступая категорически против англосаксонской гегемонии, и отстаивает идею многополярного мира. Москва тоже не раз высказывалась против однополярного мироустройства, и это ставит Иран и Россию в одинаковое положение в глазах Вашингтона. Ось Москва-Тегеран может значительно усложнить реализацию внешнеполитических концепций США, нацеленных на переформатирование всей Центральной Азии в соответствии со стратегическими целями Белого дома. Разработанный Вашингтоном проект «Большой Центральной Азии» предусматривает дробление этого пространства на зависимые от США единицы и вытеснение российского и иранского влияния. Интенсификация отношений Белого дома с республиками Средней Азии, ещё недавно ориентировавшимися на Москву, направлена как раз на создание «санитарного кордона» на южных рубежах России (3). Этот кордон должен надолго отгородить Россию и Иран. Между ними будут находиться лояльные к США режимы в Таджикистане, Узбекистане, Киргизии и Казахстане, а также Армении, Грузии, Азербайджане и Афганистане. Наиболее вредоносным для российской политики на южном направлении окажется переход Астаны под «американский зонтик». Казахстан – это огромный континентальный массив, примыкающий к России от восточной окраины дельты Волги на западе до Алтайских гор на востоке. Казахстан, наряду с Белоруссией, наиболее последовательный сторонник укрепления системы евразийской безопасности в противовес влиянию США в регионе. И здесь важно увидеть встречные шаги со стороны России. В ситуации, когда Астана оставлена наедине в диалоге с Вашингтоном, не исключается вероятность усиления американского влияния в республике. Тогда Россия будет огорожена «санитарным кордоном» не только на западе, но и на юге.

Американцы не выводят войска из Афганистана, несмотря на заявления Барака Обамы, которые носят больше популистский характер. Происходит передислокация воинского контингента НАТО и США в северные провинции страны, поближе к среднеазиатским республикам. Дальнейшая ситуация в Афганистане будет развиваться по иракской схеме: американское присутствие будет менее зримым, но не менее ощутимым (4).  Между Кабулом и Вашингтоном ведутся переговоры о создании постоянных военных американских баз на территории Афганистана. Альянс намерен оставить юг страны, сохранив несколько ключевых баз: Шинданд – на иранском направлении, Кабул – для сохранения влияния на власти страны, Кандагар – в силу стратегической важности. Основные наземные силы будут перемещены на север Афганистана и в республики Центральной Азии, в Узбекистан, Таджикистан и Киргизию (5). Уже зафиксированы случаи перехода американских подразделений на таджикскую территорию в ходе выполнения поставленных задач, в Киргизии в Баткене в любой момент можно открывать новую базу ВС США, а участок узбекско-афганской границы со стороны Афганистана уже охраняют американские военные.

 Белый дом будет добиваться открытия новых военных объектов в самом Афганистане и в республиках Средней Азии. Приоритетными являются северные провинции Афганистана, где создаётся необходимая инфраструктура, а под Мазари-Шарифом, на стыке границ Афганистана, Узбекистана, Таджикистана и Туркмении, сооружается огромная военная база. Тем самым США  смогут эффективно сдерживать интересы сразу трех крупных держав: Китая, России и Ирана. В сложившейся ситуации необходимо усилить интеграционные процессы на среднеазиатском направлении: возобновить партнёрские отношения с Ташкентом, способствовать стабилизации обстановки в Киргизии, вовлечь в интеграционные процессы Душанбе, углубить интеграционные процессы в отношениях с Ашхабадом. Алармистские настроения среди среднеазиатских элит, в т.ч., в отношении Ирана, инспирируемые американцами, должны быть нейтрализованы соответствующими информационными контрмерами с российской стороны, поскольку у Тегерана и Москвы больше точек соприкосновения, чем разъединения. В Средней Азии Иран наращивает экономические связи, но о политическом усилении иранских позиций говорить пока рано, поскольку элиты среднеазиатских республик не идут на чрезмерное сближение с Тегераном, опасаясь окрика из Вашингтона. На сегодня наиболее впечатляющим выглядит экономическое сотрудничество Ирана с Таджикистаном. По итогам 2010 г. товарооборот между этими странами составил $201,7 млн. (Россия –  $959,8 млн., Китай –  $685,1 млн., $Турция – 438,6 млн.) (6). Главной целью Тегерана на постсоветском пространстве будет реконфигурация региона в соответствии с собственными геополитическими интересами, что, в первую очередь, предполагает вытеснение вне региональных игроков, прежде всего, Соединённых Штатов. Российское и иранское влияние могут вполне ужиться, тем более, что оба государства настороженно относятся к активности Североатлантического альянса в регионе. И в этом их позиция совпадает с позицией Пекина, который может выступить ситуационным союзником российско-иранского геополитического дуумвирата.

-----

Key words Ключевые слова: American hegemony, China, Central Asia, Iran, Afghanistan, Russia американская гегемония, Китай, Центральная Азия, Иран, Афганистан, Россия

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1) «НАТО готовит интервенцию в Центральную Азию» («Независимая газета» 22.06.2011)

2) «Ось Москва-Тегеран» А. Дугин («Геополитика» Выпуск VII 2011 г.)

3) Там же

4) «Барак Обама: США начинает вывод войск из Афганистана с позиции силы»  («Афганистан.ру»  http://www.afghanistan.ru/doc/20348.html   23.06.2011 г.)

5) «Манас» надолго останется американским» («Независимая газета» 6.09. 2011 г.)

6) «Иран: геостратегия и геополитика» «Борьба мировых центров» И. Панкратенко http://win.ru/school/6370.phtml

Версия для печати