Двусторонняя комиссия Медведева-Обамы укрепляет культурные обмены

00:00 14.04.2011 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Американский режиссёр-хореограф Дэвид Свон, впервые поставивший свой мюзикл в Москве нынешней весной, намерен и впредь работать с российскими артистами. Москву как новую для себя творческую площадку он выбрал неслучайно. Этому способствовали предоставленные Россией возможности, которые поддержало посольство США в Москве в рамках программы двусторонней президентской комиссии Обамы-Медведева. Музыкальный спектакль «Однажды на острове» стал пробным шаром для режиссёра, дебютировавшего на московской сцене. Поэтому и актёрами были студенты 4-го курса факультета музыкального театра РАТИ-ГИТИС.

Второй год действует двусторонняя Президентская комиссия, возглавляемая лидерами Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки. Министр иностранных дел Сергей Лавров и Государственный секретарь Хиллари Клинтон - координаторы её деятельности. Комиссия включат такие рабочие группы, как «ядерная энергетика и ядерная безопасность», «контроль над вооружениями и ядерная безопасность», «развитие деловых связей и торгово-экономические отношения», «наука и технологии», «сотрудничество в космосе», «образовательные и культурные обмены». 

Дэвид Свон рассказал о том, что побудило его приехать в Москву, как ему работалось в российской столице, верит ли он в живучесть такого нетрадиционного для России жанра, как мюзикл на её территории. Американский режиссёр-хореограф рассказал о своей работе во многих государствах -  Великобритании, Франции, Китае, Японии, Южной Корее. Поэтому интересно было узнать, почему теперь выбор пал на Россию.

«Международная жизнь»: Дэвид, мюзикл не является российской традицией, поэтому возникает вопрос, почему Вы в Москве? Чем мотивирован ваш выбор?

Дэвид Свон:  Хороший вопрос – я шёл от обратного: именно то, что это не является традицией на российской почве, и побудило меня остановить свой выбор на Москве. Считаю благой задачу учить новое поколение артистов, которые не знакомы с этим жанром. В этом для меня главный интерес данной работы. Мы все получим лишь плюсы от того, что здесь в Москве история с мюзиклами только начинается. Вернее: индустрия мюзикла в Москве берёт разбег.

«Международная жизнь»: Какие творческие возможности для себя Вы видите во взаимодействии с российскими актерами?

Дэвид Свон:  Не могу оценивать их как профессионалов, потому что они хоть и талантливые, но всё-таки студенты. Более того, многие из них по-настоящему сосредоточены на своей оперной карьере. Но цель была – расширить их музыкальный кругозор и познакомить вплотную с жанром мюзикла «в деле». Некоторые студенты, я вижу, по настоящему увлечены этим новым для них жанром. И, быть может, продолжат свой профессиональный путь с мюзиклом. Это прекрасно  - работать с людьми, которые жаждут нового, готовы учиться, впитывать, открыты для новых идей. Это кураж!    

«Международная жизнь»: Вы впервые работаете с российскими актёрами. В чём изюминка работы с российской труппой, с российской музыкальной театральной школой? Вам интересно?

 Дэвид Свон: О, это великолепный эксперимент для меня! Даже не столь важно, что они русские артисты, сколько тот факт, что они ни разу не соприкасались с мюзиклом как с постановочным жанром. Они в основном сфокусированы на опере. Это мы выяснили на первой встрече в ГИТИСе, на так называемой вводной лекции. Поэтому для них мюзикл – чистый лист. С него мы и начали свою работу над спектаклем. Он незамысловат. Представьте себе: остров... Поднимается буря... Чтобы отвлечь от приближающегося шторма маленькую девочку, обитатели острова рассказывают ей романтическую историю о крестьянской девушке, которая однажды спасла городского юношу от смерти. 

Я режиссирую в разных странах мира, в том числе в государствах Азии. Колоссальное различие в особенностях культуры по сравнению с Западом. Но, тем не менее, есть огромное количество объединяющих нас начал.  Я ситаю, что русские актёры  очень близки нам, американцам, по культурному духу. Кроме того, есть мюзиклы, очень близкие к опере по структуре. Зная, что российские студенты и знакомы с оперой, и занимаются ею профессионально, я выбрал мюзикл «Однажды на острове». Мы слушаем историю о девочке с «разбитым» сердцем. И о ней наш  рассказ, неслучайно, конечно, ибо она была выбрана богами. По своей основной идее - это история о том, как любовь может победить смерть. Здесь заложена символика: если ты поступаешь по велению своего чистого сердца, то ты придёшь к желаемому результату. И наоборот.      

А что касается чего-то особенного, то, наверное, в музыкальном плане самое большое различие и самое главное было  работать с молодыми оперными артистами.

 «Международная жизнь»: Каковы Ваши критерии в оценке мюзикла? И каким на Ваш взгляд он должен быть непременно, а каким - ни в коем случае?

Дэвид Свон:  Позвольте мне начать со второй части этого вопроса. Главной причиной моего приезда сюда в Москву был образовательный опыт для студентов. Мне очень хотелось познакомить их не только с музыкальным американским театром, дать им шанс быть задействованными в постановке американской пьесы, но также и показать им, как должна проходить профессиональная репетиция, так называемый мастер-класс. Это объясняется тем, что мы не готовим репертуарный спектакль, нет. Но это спектакль - как учебное пособие высокого уровня для студентов образовательных классов в вузе.

Если коснуться моей теории о том, каким должен быть мюзикл, то я могу говорить об этом часами. Поэтому постараюсь быть кратким. Мюзикл для меня, прежде всего, - игра, спектакль, которому необходимы танец и вокал для выражения своих переживаний и чувств. Моя задача как режиссёра – передать историю наиболее полно: через костюмы, пластику, музыку, голос, световые эффекты, через все средства театра и супер современные в том числе. Непременное условие – мюзикл должен увлекать. А историю надо донести так, чтобы заворожить зрителей. Чтобы они заслушались и засмотрелись на происходящее на сцене, и сами переживали эту историю всеми чувствами вместе с актёрами.

 «Международная жизнь»:   Современные постановочные средства дают широкую возможность оказать техническую поддержку вокалу. В этой связи требования к вокальным данным в вашем спектакле имеют важное значение? Или Вы не акцентируете на этом внимания? Вокал является приоритетом?

Дэвид Свон: Нет, приоритет отдаётся истории. Иногда, для того  чтобы передать ту или иную историю, требуется красивый вокал. Но, поверьте, иногда для достоверности необходимо, чтобы один из персонажей передавал глубинный смысл негативным, самым отвратительным образом. И тогда голос или танец – это лишь средства для раскрытия основной идеи повествования, какими бы качествами не обладал персонаж пьесы. Поэтому моя цель, чтобы вокал и танец стали зеркалом эмоциональных переживаний действующих лиц на сцене. И тогда красивое пение не всегда входит в задачу постановщика. Но это очень сильный, ударный инструмент для режиссёра. Представьте, по сценарию кто-то умирает или выплёскивает злость – и вдруг звучит прекраснейший бархатный баритон (Дэвид берёт верхние ноты...). Зритель дезориентирован… Этого быть не должно. В мюзикле всё органично – всего в меру, и её необходимо соблюдать.

«Международная жизнь»:   Россия новая для Вас страна в плане работы. Какие открытия с точки зрения режиссёра Вы успели сделать для себя? Расскажите, пожалуйста, о своих наблюдениях.

Дэвид Свон: Попробую.  Как только я приехал в Москву, сразу включился в работу – репетиция мюзикла со студентами РАТИ ГИТИСа оперного факультета. Это здорово, но не совсем то, к чему я привык в своей работе в США. Работа с русскими артистами отличается от той, что я проделываю с актёрами американской школы. Те воспитаны на традиции мюзикла, она у нас достаточно крепкая и популярная, что называется «в крови». И в Москве мне приходится наблюдать неизбежный процесс интеграции оперы и мюзикла. Это новое для меня, это интересно, работа приносит удовольствие, но и немалые трудности. Приходится объяснять простые для меня, но непонятные для будущих оперных певцов и артистов вещи.

В Москве я видел и балет, и оперу, но моя стихия мюзикл. В опере, при всём уважении к этому виду искусства, задействуется 90 процентов вокала и только 10 процентов актёрского мастерства. В балете аналогичное соответствие с танцем. А в мюзикле всему есть достойное место – всего много – и пения, и игры, и танца, причём как соло, так и кордебалет. Профессионалы, с которыми я привык работать, умеют это интегрировать. И актёр понимает, как ему петь, потому что это непременно зависит от идеи персонажа – каков персонаж, так его и будут петь.

И для меня именно это, игра актёров и как они поют, пропуская свой голос и танец через характер персонажа, - это самое главное в мюзикле. А не танец и пение сами по себе. Именно поэтому, я считаю, мюзикл может подняться до высокой драмы или быть лиричным, или эксцентричным. Если это сделано профессионально, то правда жизни на сцене не подвергается сомнению. И если спектакль сделан по канонам мюзикла, то он сможет отразить и парящую красоту оперы; если это достигается – мы можем увидеть великолепный театр!  

«Международная жизнь»: Но драматургия мюзикла, как правило, проста, и в ней отсутствует глубокий психологизм, недаром мюзикл относится к лёгким жанрам. Что Вы более всего цените в мюзикле? На что в первую очередь реагирует публика на ваших спектаклях, когда ансамбль – режиссёр, хореограф, актеры взаимодействуют с публикой?

 Дэвид Свон:  Это очень трудный вопрос. Есть множество различных мюзиклов. Действительно, есть лёгкие развлекательные постановки, но они имеют право на существование, однако не несут большой смысловой нагрузки.  Но есть, например, мюзикл «Девять», который был поставлен на основе фильма Федерико Феллини «Восемь с половиной». Представляете, какой потенциал мастерства и интеллекта, помимо танцевального искусства и вокала, требовался от артистов!? Это была глубокая драматургическая постановка, при том, что это был мюзикл. Или когда я работал в Корее и в Японии над мюзиклом «Человек из Ламанчи», то он вызывал такие сильные эмоции, даже слёзы, потому что в основе – сильная драматургия. Да простите мне высокопарность, но я уверен, что такие мюзиклы могут даже изменить жизнь людей.

Когда речь заходит о самом жанре мюзикла, большинство людей сразу вспоминают давние мюзиклы 50-60-х годов или такие популярные, как «Мама миа». Это, конечно, развлекательные мюзиклы. Но они имеют место быть, почему бы и нет? Но было бы большой ошибкой говорить о жанре мюзикла вообще, имея в виду только уровень «Мама миа».

«Международная жизнь»: Дэвид, Вы как американец, какой воспринимаете театральную жизнь Москвы? Чем она отличается от американской, и отсутствие чего Вам доставляет наибольший дискомфорт как человеку творческому?

Дэвид Свон: Не думаю, что могу сделать какой-то серьёзный вывод о театральной жизни Москвы, потому что здесь занимаюсь исключительно своей постановкой. На это у меня уходит и всё моё время. И все мои силы. Бесспорный факт, что современное драматическое театральное искусство берёт своё начало из России. Россия дала миру великих драматургов, а потому и великий театр.

 «Международная жизнь»: Вы намерены приезжать в Россию, в Москву для обмена опытом с нашими актёрами, делиться своими достижениями? 

 Дэвид Свон: Да, считаю своим долгом в полной мере рассказать об американском мюзикле российской публике. Хочу, чтобы в России полюбили этот универсальный музыкальный жанр. Так что здесь для меня всё только начинается.

«Международная жизнь»: Тогда, удачи Вам!

Версия для печати