От Младича до Каддафи: (не)легитимность лидеров на службе геополитики

00:00 01.06.2011 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Арест сербскими властями бывшего командующего армии боснийских сербов легендарного генерала Ратко Младича и заявление собравшихся в Довиле лидеров «большой восьмерки» об отказе в легитимности Муаммару Каддафи – звенья одной цепи.  Они говорят о тщетности надежд государственных руководителей второго, третьего эшелонов на проведение самостоятельной политики – до тех пор, пока мир остаётся однополярным…

***

То, что правящая в Сербии прозападная коалиция во главе с президентом Борисом Тадичем совершит очередной акт национального предательства ради интересов Запада, сомневаться не приходилось. Достаточно вспомнить аналогичную акцию в отношении  первого президента боснийской Республики Сербской Радована Караджича и медленную, но неуклонную сдачу позиций по Косову на бутафорских переговорах Белграда и Приштины. Интересный момент был выбран командой Тадича для ареста генерала Младича (команда обучалась ведущими западными специалистами в области политического пиара ещё в конце 1990-х годов).

Момент, признаем, был выбран со вкусом и стопроцентной точностью: первый день саммита «большой восьмерки» в Довиле – да еще на фоне посещения Белграда двумя высокопоставленными делегациями Европейского союза во главе с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу и Верховным комиссаром ЕС по международным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон. Получилось эффектно: президент Франции Николя Саркози восторженно ретранслирует новость непосредственно в Довиле, а только что вернувшийся из Белграда Баррозу подтверждает, что власти Сербии послали «очень позитивный сигнал Европейскому союзу».

Однако даже первые – самые восторженные - реакции западных представителей показывают, что арест и выдача генерала Младича в Гаагу никак не означают автоматического продвижения заявки Сербии на вступление в ЕС. Саркози, Баррозу, Эштон и другие архитекторы новой «единой Европы» рассуждают лишь об одном из этапов на долгом пути евроинтеграции Сербии. Кто-то говорит о шести-восьми годах, в течение которых Сербии предстоит выполнить ещё ряд требований. Среди них – арест и выдача бывшего лидера хорватских сербов Горана Хаджича, признание независимости Косовского края под властью албанцев и преобразование административно-государственного устройства остальной Сербии на принципах регионализации, превращающих страну в рыхлое сообщество регионов. В ближайшее время  следует ожидать усиления давления на Сербию как раз по косовскому направлению. Скорее всего, появятся и новые условия после того, как будут выполнены вышеперечисленные.

Евросоюзу в его нынешнем виде явно не до дальнейшего расширения на Балканы, тем более не до приема в свои ряды Сербии. Последняя нужна Западу исключительно как государство-изгой, самим своим существованием оправдывающее вмешательство НАТО в балканский кризис первой половины 1990-х годов, варварские бомбардировки Югославии 1999 года, поддержку косовских сепаратистов, военно-политическое присутствие США, НАТО и ЕС в стратегически важном регионе. Прозападные силы в сербском руководстве лишь упрощают Западу решение его собственных задач в Балканском регионе, но не дают право самой Сербии встать на один уровень с другими странами. Сербии не светит войти в ЕС ни с Младичем, ни без Младича, ни  с Тадичем, ни без Тадича.

Гораздо более значимо влияние выдачи в Гаагу очередного высокопоставленного сербского обвиняемого на развитие ситуации в других странах мира – и в первую очередь вокруг Ливии и Сирии. Арест Ратко Младича, которого Запад в период подготовки Дейтонского мирного соглашения 1995 года считал полноправным участником политического процесса, ещё больше выводит вопрос о легитимности  того или государственного руководителя из сферы суверенитета народа в сферу геополитики и наднационального диктата. Особенно в контексте той посреднической роли в Ливии, которую Запад все  активнее навязывает России…

На следующий день после ареста Младича, живо напомнившего судьбу других сербских лидеров,  участники саммита «большой восьмерки» в Довиле заявили в итоговой декларации  о «нелегитимности» Муаммара Каддафи, у которого якобы «нет будущего в свободной, демократической Ливии». В итоговом документе Довильского саммита выражение «потеряли всю легитимность» распространено не только на самого лидера Джамахирии, но и на «ливийское правительство».  И те же самые участники саммита добились от России согласия посредничать в переговорах по ливийскому урегулированию. Посредническая миссия в отношении государственного лидера, объявленного нелегитимным – это нечто невиданно в мировой практике. Даже в боснийском и косовском урегулировании ситуация была не столь вопиюще дикой.

 Подписание Дейтонского мирного соглашения 1995 года стало возможным благодаря участию в подготовительном процессе Р.Младича и Р.Караджича – в силу их огромной популярности в боснийской Республике Сербской. В 1999 году С.Милошевич получил (в первую очередь от России) гарантии того, что миротворческая операция в Косове будет развернута под флагом ООН, и, кроме того, размещенные в крае воинские контингенты не будут иметь право беспрепятственно перемещаться по территории остальной Югославии, на чем ранее настаивал Североатлантический альянс. В период заключения Военно-технического соглашения между Югославией и НАТО 9 июня 1999 года, принятия в Совете Безопасности ООН резолюции  по Косову № 1244  10 июня 1999 года и последующего размещения в крае многонациональных сил КФОР вопрос о власти в Белграде официально не ставился ни ведущими державами, ни руководством НАТО.  Выдвинутые же Западом обвинения в адрес Слободана Милошевича в связи с событиями в Косове - во многом аналогичные нынешним обвинениям Международного уголовного суда в адрес Муаммара Каддафи – легли в основу уже последующего обвинительного заключения Международного уголовного трибунала для бывшей Югославии в Гааге. Этих обвинений как оснований для отказа Милошевичу в легитимности не было ни в одном официальном документе.

Иными словами, Муаммар Каддафи не может ожидать ни от НАТО, ни от России даже таких гарантий, которыми было обставлено прекращение натовских  бомбардировок Югославии 1999 года. Никто не собирается делать его полноправным участником политического урегулирования в Ливии – как это было с Караджичем и Младичем в Боснии и Герцеговине.

В 1999 году влиятельная американская газета «Бостон глоб» констатировала с некоторым удивлением и даже сомнением: события на Балканах показали, что, оказывается, «при помощи одной только воздушной мощи можно одержать победу» в кризисах, аналогичных косовскому. Сегодня НАТО в этом уже не сомневается. Тем более что список государств,  руководителей которых на первых порах можно лишить легитимности не глядя,  довольно велик: от Сирии и Ирана до Пакистана и КНДР.  Где-то по одному государственному руководителю на каждый саммит «большой восьмерки»…

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Версия для печати