Российско-американское сотрудничество в области ПРО возможно

00:00 20.05.2011 Юрий Немцев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Российско-американское сотрудничество в области ПРО в Европе возможно и реализуемо. Такое мнение выражают члены Совета по устойчивому партнерству с Россией (СУПР), совместной инициативы российских и американских экспертов.

СУПР был создан больше года назад в день подписания нового договора СНВ и является совместной российско-американской инициативой экспертов. В СУПР входят 12 экспертов: 6 с российской и 6 с американской стороны, включая по одному представителю СМИ от  каждой стороны в целях обеспечения прозрачности работы СУПР для общественности России и США, позволяющей вести дискуссии по самым важным и болезненным вопросам.

По итогам февральского заседания СУПР в Гштааде (Швейцария) были подготовлены рекомендации для Кремля и Белого дома, посвященные повышению эффективности сотрудничества России и США в области двустороннего и многостороннего контроля над вооружениями и разоружением, работе по обеспечению большей прозрачности программ ПРО России и США, интеграции данных американских и российских систем предупреждения и оценки, обеспечению  двустороннего сотрудничества на Ближнем Востоке. Эти рекомендации были обнародованы на прошедшей 19 мая в Москве пресс-конференции, в которой приняли участие члены СУПР — Орлов Владимир Андреевич, директор ПИР-Центра, и Бужинский Евгений Петрович, генерал-лейтенант, член экспертно-консультативного совета ПИР-Центра.

В ходе февральского заседания члены СУПР обсудили две основные идеи, которые задали контекст дальнейшей дискуссии.

Во-первых, Европа остается чрезвычайно важным регионом для США и России, хотя по разным причинам. Россия и США должны работать совместно с другими европейскими государствами. Российскую инициативу по Договору о европейской безопасности следует рассматривать как приглашение к открытому обсуждению с целью воплощения в жизнь идеи о построении эффективно функционирующего общего пространства безопасности, простирающегося «от Ванкувера до Владивостока».

Во-вторых, наш мир становится все более многополярным; основные ядерные угрозы в настоящее время лежат в области распространения и ядерного терроризма. В этих условиях сохранившаяся со времен "холодной войны" концепция сдерживания больше не может служить адекватной основой для российско-американских отношений. Российским и американским официальным лицам было бы полезно обсудить концепции, которые могут стать фундаментом для более стабильных двусторонних отношений, что позволит обеим сторонам сократить свои ядерные арсеналы.

«Ратификация и вступление в силу нового договора СНВ — шаг в верном направлении, который помог нашим странам «перезагрузить» двусторонние отношения, - отметил Владимир Орлов. - Однако это лишь первый шаг к ядерному разоружению. На сегодняшний день существует 50-процентная вероятность того, что эти отношения потеряют импульс к дальнейшему сотрудничеству и вновь вернутся в период охлаждения». «Основными задачами СУПР является выработка дальнейших шагов и рекомендаций по сокращению стратегических и всех типов ядерных вооружений, совместное формирование новой архитектуры европейской безопасности, — подчеркнул директор ПИР-Центра. - Также поиск такого важного ответа на вопрос в двусторонней российско-американской и даже международной повестке дня — что делать с Ираном и другие вопросы».

Чтобы сохранить импульс, который придал российско-американским отношениям новый договор СНВ, Россия и США могли бы предпринять новые шаги одновременно в нескольких областях.

 

Дальнейшие ядерные сокращения

Россия и США могли бы ускорить проведение сокращений в рамках нового договора СНВ, чтобы выйти на новые уровни на много раньше крайнего срока - 2018 года. Прояснить сокращения желательно до 2014 года (до начала следующей конференции по рассмотрению действия ДНЯО). Одновременно Россия и США уже в 2011 году могли бы начать новые двусторонние переговоры по дальнейшим сокращениям стратегических наступательных вооружений.

 

Противоракетная оборона

Все члены СУПР признают наличие взаимосвязи между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями. Некоторые члены Совета считают, что для получения согласия России на дальнейшие ядерные сокращения может потребоваться принятие ограничения на системы ПРО, другие члены полагают, что Сенат не ратифицировал бы договор содержащий значимые ограничения на системы ПРО. СУПР считает, что решением этой дилеммы может стать сотрудничество в области ПРО между Россией и НАТО. При этом правительствам США и России следует рассмотреть следующие меры:

- обеспечение большей прозрачности своих программ ПРО;

- интеграция данных американских и российских систем предупреждения и оценки, в том числе радаров и других сенсоров, в едином центре совместно управляемом НАТО и Россией;

- интеграция процесса принятия решений о запуске ракет-перехватчиков путем заблаговременного согласования комплекса российско-натовских протоколов, определяющих в каждом конкретном случае, будет ли отдана команда на перехват баллистической ракеты натовскими или российскими перехватчиками. Эти же протоколы могли бы использоваться военными НАТО и России при принятии независимых решений о запуске перехватчиков, формируя таким образом единую систему ПРО без необходимости в наличии единого натовского или российского командования для всей этой системы. В такой системе противоракетный потенциалы НАТО и России дополняли бы друг друга.

Минимум, который мы видим в диалоге между Россией и США, по вопросам ПРО являются гарантии, которые либо в форме обязательного документа, либо в иной форме, в частности декларации, должны быть предоставлены России о том, что развитие систем ПРО не направлено против РФ.

 

Тактическое ядерное оружие

Тактическое ядерное оружие может стать достаточно серьезным элементом в диалоге России и США. СУПР считает, что поиск согласия по вопросу нестратегического или тактического ядерного оружия всегда был непростой задачей в силу отсутствия паритета по данным типам вооружений и важной роли, которую играет нестратегическое оружие в российских военных стратегиях. Мы полагаем, что правительствам России и США следует рассмотреть целесообразность такого шага как признание необходимости того, что все ядерное оружие должно быть расположено в пределах национальных границ. При этом некоторые участники СУПР считают, что это может быть сделано в рамках двустороннего договора, который включит в себя и другие вопросы, связанные со всеми типами ядерного оружия. Другие же считают, что вопросы тактического ядерного оружия невозможно обсуждать только на двусторонней российско-американской основе и должны быть к этому диалогу приглашены и другие ядерные государства. Но, конечно, ситуация, когда до сих пор тактическое оружие США находится не только на территории США, но и на территории некоторых ее союзников по НАТО, вряд ли является конструктивной для того, чтобы вести диалог в этой области.

 

Публикация информации об уничтожении боеголовок

Члены СУПР считают, что с целью обеспечения прозрачности и укрепления доверия, Россия и США могли бы каждый год в одностороннем порядке публиковать ежегодные отчеты о ходе уничтожения ядерных боеголовок. В эти отчеты полезно включить данные о количестве уничтоженных боеголовок и извлеченного из них ядерного материала, а также информацию о том, какое количество полученного ядерного материала было пущено на нужды гражданских ядерных программ.

 

Роль ядерного оружия

Члены СУПР убеждены, что России и США необходимо провести переоценку национальных ядерных стратегий и роли в них ядерного оружия. Эта переоценка могла бы включать в себя запрет на разработку новых видов ядерного оружия и сокращение роли ядерного оружия в национальных стратегиях, а также меры по снижению риска случайного запуска ядерного оружия.

 

Сотрудничество на Ближнем Востоке

России и США следует взять на себя активную роль в обеспечении успеха конференции 2012 года по созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения, предприняв вместе с Великобританией конкретные шаги по подготовке к конференции.

Военный удар по Ирану был бы опасным и контрпродуктивным шагом. По имеющимся у СУПР данным, Иран не будет иметь технической возможности нанести удар баллистическими ракетами по Западной Европе как минимум до 2014 года, а по США до 2020 года. В этой связи члены Совета считают, что в рамках поиска решений иранской проблемы следует ускорить проведение совместной оценки региональных ядерных и ракетных угроз России и США на уровне правительств и экспертов. Россия и США могли бы также провести консультации по обеспечению производства топлива для Тегеранского ядерного реактора уже в этом году, на случай положительного поворота в переговорах по данному вопросу.

 

«Если мы — стратегические партнеры, если мы — друзья, то давайте вместе защищать друг друга, а не создавать друг другу проблемы, - резюмировал Владимир Орлов. - Нам надо стремиться к реальному равноправному сотрудничеству».

Версия для печати