Мир – это война?

00:00 04.05.2011 Андрей Давыденко, «Международная жизнь»


Наконец-то, свершилось! Назначенный «террористом №1» Усама бен Ладен ликвидирован,   Аль-Каида обезглавлена! Трудно не поддаться всеобщему ликованию, ведь в головах миллионов людей данный персонаж -  настоящее исчадие ада. В самом деле, как можно не быть солидарными с  чувством  справедливого отмщения, которые испытывают родственники почти четырех тысяч невинно погибших под обломками манхеттенских «башен-близнецов». Ведь это именно он, проклятый бен Ладен, согласно широко растиражированной американской информационной машиной главной и единственной версии,  отдал столь бесчеловечный приказ…

Безусловно,  нет сомнений в том, что Усама бен Ладен причастен к теракту столетия, но в какой степени и в каком качестве? В качестве финансиста, наемного менеджера одной из транснациональных компаний, агента ЦРУ по спецпроектам? А случайно ли то, что итог 10-летней «охоты» американских спецслужб на «террориста №1»    практически совпал с убийством сына и трех внуков Каддафи? Представьте, какой негативный для США и для всех участников ливийской кампании резонанс в СМИ мог бы произойти, не случись нового сногсшибательного информационного  повода, который перекрыл собой все остальные новости.

Впрочем, ответы на эти вопросы, равно как и на вопрос о том, кто в действительности стоял за терактами 11 сентября, будут вынесены, скорее всего, не на наш с вами суд, а на суд истории.  Для понимания ситуации важнее другое: после 11 сентября был дан старт глобальной информационной операции, суть которой в том, что  «Мир - это война!».  Если помните,  такой  лозунг   был у  оруэлловского  Министерства Правды.  Как это ни парадоксально, но на протяжении последнего десятилетия мы являемся свидетелями того, как данный «антиутопический» тезис  успешно претворяется в  жизнь. Авторы  стратегии «управляемого хаоса»[1], используя в качестве идеологического прикрытия  борьбу с международным терроризмом, на деле, шаг за шагом осуществляют грандиозный геополитический передел мира с целью усиления своего  влияния и овладения исчерпаемыми ресурсами.

Вспомним хронологию событий. В начале, как и полагается, был подготовительный этап  с широкой международной поддержкой и солидарностью с США. Причем, проявлены они были не только союзниками, но и странами, никогда ранее не разделявшими приоритеты американской внешней политики. Произошло это вполне естественно. Еще бы, любой здравомыслящий человек скажет: терроризм – это очень плохо. Далее под риторику о необходимости укрепления национальной безопасности перед угрозой терроризма, США мягко, без особого скандала вышли из американо-российского договора по противоракетной обороне (ПРО), объясняя это тем, что нужны новые нетрадиционные средства защиты нации и ракеты здесь уже не помогут. На первый план вышла, так называемая,  «малая стратегическая триада»,  состоящая из наступательной, оборонительной частей и инфраструктуры. А в инфраструктуре решающая роль - за «информационными операциями».

Параллельно началась ускоренная модернизация американских вооруженных сил, на которую были отпущены внушительные средства. В это же самое время специалисты по «связям с общественностью» неусыпно обрабатывали общественное мнение на предмет необходимости некоторого ограничения гражданских свобод. В итоге, усиление полицейского контроля  прошло «на ура»:  сами американцы только приветствовали идею внутренней мобилизации нации.

А затем  началась она – «война во имя мира».  Если операция в Югославии не нашла поддержки международного общественного мнения и военные акции Пентагона осуждались даже в стане союзников, то военные действия в Афганистане уже получили всеобщее одобрение. В результате США закрепились на военных базах в Узбекистане, Киргизии, Таджикистане, создали стратегические укрепления в самом Афганистане, попутно превратив его в главную мировую наркофабрику;  упрочили военный союз с Пакистаном и, по существу, окружили Китай кольцом военно-воздушных баз.  Под предлогом борьбы с терроризмом США усилили свое военное присутствие  на Южном Кавказе. Были сняты ограничения в военной помощи Грузии, Азербайджану, Армении.

В итоге, за  два первых года со времени начала информационной операции Вашингтона по борьбе с терроризмом американское военное присутствие во всех стратегически важных регионах постсоветского пространства усилилось на порядок.

Далее был Ирак. Предлог тот же – борьба с терроризмом. Плюс – якобы наличие на его территории оружия массового поражения. Никакого: ни химического, ни  другого ОМП не нашли. Хусейна на всякий случай казнили,  прибрали к рукам углеводороды  и  создали плацдарм для последующего распространения «демократии» (а проще сказать, -  своего, если   и не тотального господства, то, во всяком случае, -  очень значительного влияния)  на Ближнем Востоке.

О том, что «распространение» это не заставило себя долго ждать, - свидетельствуют события совсем уж недалекого прошлого: Тунис, Египет, Йемен, Иордания… Ну, что сказать: блестяще! Здесь, кстати, элементы информационно-психологического инструментария  проявили себя особенно эффективно.  «Нелетальное оружие массового поражения» (так  эксперты  квалифицируют современный арсенал ведения информационных войн)[2] обеспечило решающее стратегическое преимущество над неугодными режимами и их лидерами, приведя попутно к ряду летальных исходов среди мирных граждан.

Дальше - больше: Ливия. Здесь вообще решили обойтись без информационного прикрытия в виде  борьбы с международным терроризмом. Просто взяли и  напали, подверстав НАТО и наложив свою собственную резолюцию на резолюцию ООН.   Причем, информационной кампании по демонизации Каддафи  в «ливийской Одиссее» отводилась, да и сейчас отводится ключевая роль, гораздо большая, чем бомбам и ракетам[3]. По сути, получается, нечто невообразимое: то, что международный терроризм вездесущ, – понятно. То, что он официально не институционализирован, и это позволяет бороться как с известными, так и неизвестными источниками угрозы, которые могут находиться в разных районах мира, - тоже ясно. Но то, что Пентагон, вправе определять эти районы, даже не руководствуясь  взятым им же на вооружение тезисом борьбы с международным терроризмом, - явный перебор, такого нет даже в новой американской военной доктрине.

В свое время Збигнев Бжезинский, описывая  «новый мировой порядок», в котором  Соединенным Штатам отводится роль гегемона, особое внимание обращал на то, что: «... гегемония влечет за собой комплексную структуру взаимозависимых институтов и процедур, предназначенных для выработки консенсуса и незаметной асимметрии в сфере власти и влияния. Американское глобальное превосходство, таким образом, подкрепляется сложной системой союзов и коалиций, которая буквально опоясывает весь мир...».   Вот так: ни много, ни мало,  - прямо как опоясывающий лишай. И при этом, все логично: раз терроризм сетевой, то и влияние гегемона – тоже должно быть сетевым. Возникает, правда, вопрос: что здесь первично, а что вторично…  Описанный  американским стратегом новый мировой порядок, на наших глазах, шаг за шагом внедряется и внедряется довольно  последовательно, эффективно, а в последнее время  (как в случае с Ливией) и весьма агрессивно, практически, без оглядки на кого бы то ни было, в том числе и на ООН.

Терроризм -  одна из самых серьезных угроз международной безопасности.  Любые террористические акты, где бы и кем бы они ни совершались, носят преступный, негуманный характер и не имеют никакого оправдания, независимо от мотивов, -  об этом неоднократно говорилось с высокой трибуны ООН, с трибун  многочисленных саммитов и представительных международных форумов. При этом неизменно повторялось, что  искоренить международный терроризм можно только на основе многоплановых, коллективных и согласованных усилий. Все правильно. Только усилия должны быть направлены не на устранение последствий, а на искоренение причин. А их, - по крайней мере, складывается иногда такое впечатление, - в упор не хотят видеть. Неужели, действительно, кто-то всерьез считает, что мир после бен Ладена стал безопаснее? С чего бы? Ведь концептуально ничего не изменилось. У паразитарной теории «золотого миллиарда» как были   миллиарды несогласных, так и остаются. Исламский фундаментализм как был угрозой ростовщическому Западу, так и продолжает таковой быть.   Pax Americana с «управляемым хаосом» тоже не собирается отказываться от своих амбиций. Ресурсов мало, нас много…

Что же, нет выхода? Конечно, есть. Он заложен  самой природой. Человек, как и человечество в целом, -  организм весьма живучий. Просто так не сдастся. Мозг человеческий запрограммирован не на самоликвидацию, а на поиск решений, на миропостижение и открытия, на создание новых прогрессивных технологий, облегчающих человеческое существование и движение вперед к более высокому качеству жизни. Человеческому разуму – под силу найти и новые источники энергии, и  способы восполнения запасов пресной воды, и восстановить экологический баланс на планете. Что говорить, если уже сейчас среди нас живет человек, постигший формулу Вселенной. Я имею в виду российского математика Григория Перельмана: «Я знаю, как управлять Вселенной. И скажите - зачем же мне бежать за миллионом?!», - объяснил он свой отказ от присужденной ему международной премии в размере миллиона долларов.  Действительно, зачем, если не только весь мир, а вся Вселенная – у ног русского гения. Совершенно другая шкала ценностей.   

 Посмотрите теперь, во что превращают сегодня международную шкалу демократических ценностей в контексте борьбы с терроризмом архитекторы нового миропорядка.   «Наиболее эффективным ответом на преступную стратегию террористических организаций остается поощрение демократии, основных прав и свобод человека, верховенства права и равноправных социальных условий…»[4], - прозвучало на одном из саммитов «большой восьмерки», а затем было многократно повторено и растиражировано.  Прекрасные слова, под каждым можно подписаться, не задумываясь. Но практическое воплощение этой здравой мысли - ужасающе. О каком верховенстве права и демократических свобод может идти речь, когда еще не вступивших во взрослую жизнь внуков Каддафи, каким бы чудовищем его не выставляли,  «во имя мира и демократии» лишили главного права – права на жизнь! А тысячи и тысячи афганцев, иракцев…

 Заголовки практически всех СМИ сегодня пестрят: «Бен Ладен уничтожен! Террористическая гидра обезглавлена!».  А дальше что? С самой гидрой, и с тем, что ее питает, когда начнем разбираться? Воля нужна, коллективная политическая воля мирового сообщества, не имеющего право бесконечно быть вовлеченным в управляемую антиутопию стратегов-манипуляторов.  В противном случае, вслед за перевернутой страницей эпохи бен Ладена, нас ждут  не страницы, а целые тома с  перечнем имен новых анти-героев и  их кровавых «подвигов».

 

 

Ключевые слова: США, Ливия, бен Ладен, Каддафи, антиутопия, терроризм

        



[4] http://kremlin.ru/ См Встреча глав государств и правительств «Группы восьми» Италия, Аквила 8—10 июля 2009 г. Заявление по борьбе с терроризмом

Версия для печати