Прорыв российской дипломатии на корейском направлении и планы Сеула

00:00 05.04.2011 Александр Воронцов, заведующий отделом Кореи Института Востоковедения РАН
Олег Ревенко, политолог


В тупиковой ситуации вокруг проблемы ядерного урегулирования в Корее появился просвет. Обнадеживающие новости пришли из Пхеньяна, где состоялись российско-корейские консультации на уровне заместителей глав внешнеполитических ведомств двух стран. Россия выступила за безотлагательное возобновление шестистороннего переговорного процесса и обратилась к КНДР с призывом предпринять в этих целях конкретные практические шаги. В частности, было предложено, чтобы Пхеньян объявил о готовности безоговорочно вернуться за стол диалога на основе совместного заявления участников «шестисторонки» от 19 сентября 2005 года,  ввел мораторий на производство и испытания ядерного оружия, а также пуски баллистических ракет, дал согласие на осмотр недавно запущенного объекта по обогащению урана экспертами МАГАТЭ и включение «уранового досье» КНДР в повестку дня шестисторонних переговоров, пригласил инспекторов Агентства возвратиться в ядерный центр в Нёнбене.

Главной неожиданностью было то, что Пхеньян, обычно обостренно реагирующий на любые попытки посягательств на свои «суверенные права», ответил согласием. По итогам консультаций представитель МИД КНДР заявил, что Республика готова восстановить свое участие в шестисторонних переговорах без каких бы то ни было предварительных условий и не имеет возражений против обсуждения на них всего комплекса вопросов, поднятых российской стороной.

Приведем цитату из комментария официального представителя МИД КНДР от 15 марта сего года: «Российская сторона выразила обеспокоенность в связи с эскалацией напряженности на Корейском полуострове и подчеркнула, что проекты трехстороннего экономического сотрудничества, включая проекты соединения железных дорог, строительства газопровода и ЛЭП, связывающих Россию, Север и Юг Кореи, являются особенно перспективными в плане активного содействия улучшению межкорейских отношений.Корейская сторона выразила поддержку российским проектам трехстороннего сотрудничества и изъявила готовность положительно рассмотреть предложение о проведении трехсторонних рабочих консультаций по реализации данных проектов, в случае поступления такого предложения. Российская сторона высказала позицию о том, что для решения ядерного вопроса Корейского полуострова политико-дипломатическими методами необходимо скорее возобновить шестисторонние переговоры, и отметила, что важно, чтобы КНДР приняла конструктивные меры, в том числе временный мораторий на ядерное испытание и пуск баллистических ракет, доступ специалистов МАГАТЭ в объекты обогащения урана в районе Нёнбен и обсуждение вопроса обогащения урана на шестисторонних переговорах.Корейская сторона высказала свою позицию о том, что КНДР готова без предварительных условий участвовать на шестисторонних переговорах и не возражает против обсуждения вопроса обогащения урана на шестисторонних переговорах и, в случае возобновления шестисторонних переговоров, другие вопросы, поставленные российской стороной, могут быть решены на основе принципа одновременных действий в процессе выполнения Совместного заявления от 19 сентября 2005 г. по денуклеаризации всего Корейского полуострова.Переговоры, прошедшие в атмосфере взаимного уважения и доверия, были полезными».

Для того, чтобы оценить значимость произошедшего, нужно оглянуться на два года назад. В апреле 2009 года в ответ на заявление Председателя Совбеза ООН с осуждением запуска северокорейской ракеты большой дальности КНДР объявила о выходе из шестисторонних переговоров и возобновлении своей ядерной программы, а в мае того же года на полигоне Пхунгери было произведено новое ядерное испытание. Вслед за этим северокорейцы возобновили деятельность по продолжению наработки оружейного плутония, приступили к исследованиям по разделению изотопов урана, который также мог быть в принципе использован в качестве «начинки» для ядерной бомбы, объявили о выполнении экспериментов в области термоядерного синтеза. В последние месяцы газеты запестрели сообщениями о якобы ведущейся КНДР подготовке к очередному ядерному взрыву – по данным космической разведки ряда стран, на атомном полигоне отмечается необычная активность, включая строительство углубленных шахт, которые могут быть использованы для проведения подземного испытания.

Новой неожиданностью стала информация о создании на территории ядерного центра в Нёнбене крупного производства по обогащению урана – оно было продемонстрировано известному американскому ученому-атомщику З.Хекеру в ноябре прошлого года. Предприятие, по его оценке, является вполне современным и насчитывает до двух тысяч центрифуг, происхождение которых пока остается полной загадкой. Если завод реально способен производить обогащенный уран, это значит, что наряду с плутониевой программой КНДР запустила вторую урановую «дорожку» для создания ядерного оружия.

В то же время позиция Северной Кореи в вопросе о ее возвращении в шестисторонний процесс с конца прошлого года начала заметно смягчаться. Пхеньян при удобных случаях давал понять, что в принципе готов к возобновлению диалога, но при выполнении нескольких условий. К ним относились – снятие или смягчение ооновских санкций в отношении КНДР; начало обсуждения вопроса о заключении мирного договора в Корее взамен соглашения о перемирии от 1953 года, а также проведение предварительной встречи между представителями Северной Кореи и США на высоком уровне. Однако Запад и отчасти Россия такую схему категорически отвергали, в результате чего компромисс найден не был.

На фоне создавшейся патовой ситуации попытку переломить неблагоприятную тенденцию взяла на себя российская дипломатия. То, чем на протяжении месяцев занимался Пекин, уговаривая северокорейцев вернуться к диалогу, а с другой стороны – Вашингтон и Сеул, которые продолжали наращивать нажим на Пхеньян, на этот раз удалось сделать Москве. Всякий раз, когда российская сторона, отходя от привычки действовать с оглядкой на партнёров, выступает самостоятельно, используя свой политический вес и дипломатический ресурс, ей сопутствует успех.

Естественно, Россия и дальше вынуждена будет считаться с интересами Китая, а также «тройки» в составе США, Южной Кореи и Японии, чьи устремления во многом расходятся с интересами Москвы и которые далеко не всегда заинтересованы в укреплении российского влияния на Корейском полуострове вообще и на Севере Кореи в частности. По-прежнему непростым партнером остается и Северная Корея, которой свойственно за каждую «уступку» со своей стороны просить для себя вознаграждений. На этот раз в сообщении МИД РФ для прессы упоминалось, что Москва увеличивает объем продовольственной помощи КНДР по линии международных организаций, а также рассматривает возможность предоставления гуманитарного содействия на двусторонней основе. Возможно, этим Москва решила вернуться к активной политике на Корейском полуострове.

Пока реакция других партнеров на российско-северокорейские договоренности сдержанная. Пекин, который официально выступает с близких России позиций в пользу скорейшего возобновления «шестисторонки», многозначительно хранит молчание. Другие же участники по существу отвергли предложение КНДР о безусловном «перезапуске» шестисторонних переговоров. Наиболее непримиримую позицию занял Сеул. Министр иностранных дел Ким Сон Хван высказался в том плане, что «голословные» заявления Пхеньяна ничего существенного не добавляют и что переговоры будут возможны лишь после того, как вся «пятерка» в составе РК, США, Японии, России и КНР сможет убедиться, что для этого созданы «подходящие условия».

Южнокорейцы вместе со своими союзниками исходят из того, что еще до начала переговоров КНДР должна предпринять шаги по денуклеаризации и что нужно по линии СБ ООН добиться хотя бы формального осуждения Пхеньяна в связи с осуществляемой им программой обогащения урана. Свой вклад в этот пакет требований Сеула вносят и американцы, которые настаивают на том, чтобы северокорейцы приняли условия Сеула и «повинились» за прошлогодние инциденты с потоплением южнокорейского военного судна (погибшего по неведомой причине) и артиллерийской перестрелкой между Севером и Югом в приграничной зоне Желтого моря.

Это странно, если учитывать, что цель шестисторонних переговоров - обеспечение безъядерного статуса Корейского полуострова, в чем жизненно заинтересована и Южная Корея, и другие страны. Причины снижения интереса к решению ядерной проблемы путем диалога можно лучше понять, если обратить внимание на прилив эйфории, которая наблюдается в определенных политических кругах на Юге Кореи в связи с событиями в арабском мире. В Сеуле прогнозируют возникновение «эффекта домино», в случае если «демократическая волна» с Ближнего Востока докатится до Северной Кореи. С территории, прилегающей к демилитаризованной зоне, южнокорейцы щедро забрасывают на Север с помощью аэростатов листовки с информацией о событиях в Египте и Ливии и призывами к свержению существующего в КНДР режима.

Конечно, кто-то может уповать на грядущие перемены в Северной Кореи как «ключ» к решению всех проблем, включая ядерную. Однако ставки в этом вопросе слишком высоки, чтобы поставить дело в зависимость от таких упований. Россия проделала важную работу, чтобы вывести проблему ядерного урегулирования из застоя, и было бы опрометчиво не воспользоваться этим. Трагические события на АЭС в Японии показали, что с «атомом» нужно обращаться крайне осторожно, не откладывая решение назревших вопросов «на потом». Этот урок следует учесть и при подходе к ядерной проблеме Корейского полуострова.


www,fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Версия для печати