Что происходит на исламском Востоке?

00:00 21.03.2011 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Саудовские войска на пути в Бахрейн по Мосту имени короля Фахда,

сооруженному через Персидский залив от Саудовской Аравии до Бахрейна

 

Не покидает ощущение того, что операция вокруг Ливии – это ложная цель, которая должна отвлечь внимание мирового сообщества от чего-то более важного и значимого, от какой-то более серьезной проблемы.

Виталий Третьяков, один из лучших политических аналитиков России, пишет: «С Ливией всё-таки что-то непонятное. Какая-то закулисная интрига, скрытая от глаз широкой публики во всем мире, в том числе и на Западе.

Неужели НАТО, по уши завязшее в Афганистане и в Ираке, еще и в Ливию ввяжется? Американское руководство военной операцией против Каддафи, но французской и британской живой силой? То есть Саркози вновь отдал Францию под политическое руководство Вашингтона?

И что, арабы будут спокойно смотреть, как пусть и на примере Каддафи им покажут, что теперь президентов и вождей на Севере Африки и на Ближнем Востоке будут ставить Вашингтон и Лондон?

Что-то здесь «шибко скрытое от посторонних глаз» есть».

Поставлены важнейшие, принципиальные вопросы. Как уже не раз бывало в международных делах, всем навязывают – «Смотреть только в ту сторону!» Все оборачиваются лицом «туда», а за спиной в это время тихо решают вопросы относительно того, что не должно стать предметом всеобщего внимания. Например, уход США из зоны подожженного при их участии Ближнего Востока. А почему нет?

Вот увидите, Джамахирия даст отпор НАТО, хотя, скорее всего, потеряет свои восточные земли. (Причины мы обсуждали здесь http://interaffairs.ru/read.php?item=679). Как бы трагично не развивалась ситуация вокруг Ливии, её последствия в конечном итоге аукнутся в Средиземноморском регионе и в южной Европе. Плакать будут именно там. А вот остального мира волна нестабильности (в лучшем случае), либо хаоса (в худшем) дойдет не сразу. Это  и наши, в том числе, проблемы.

Но что будут делать США (это их проблемы) в ситуации, когда они утратят контроль над Персидским заливом – ведь именно к такой развязке могут привести события в Бахрейне – вам сейчас откровенно не скажет никто. По одной простой причине - это уже стало ночным кошмаром Вашингтона, а в таких фобиях публично признаваться не принято.

Два факта. Первый – из Персидского залива на международный рынок танкерами вывозится 20 процентов всей нефти мира. И второй – контроль над собственно Бахрейном (в силу его географического положения) гарантирует более широкий контроль над всем Персидским заливом. Недаром именно здесь находится база 5-го флота США.

Здесь уже приходилось писать о том, что от судьбы крохотного островного королевства Бахрейн в Персидском заливе зависит геополитическое будущее (http://interaffairs.ru/read.php?item=659). И вот сейчас вокруг этого островного государства под грохот канонады над Ливией, вне ежеминутного внимания мировых СМИ (sic!), тихо сплетается ещё одна, по сути, стратегическая интрига – кому быть лидером исламского мира. Саудовской Аравии или Ирану? И куда это приведет? И интрига эта добавляется в один «котел» к возникающей геополитической альтернативе вытеснения американцев из Персидского залива. Что-то из всего этого сварится?

Не слишком ли завышены ставки? Не преувеличивает ли автор? Давайте разбираться.

 Сейчас внимание всех стран и средств массовой информации направлено на события в Ливии, которая, несомненно, представляет собой «микрокосмос мировой исламской войны против Запада», отмечает газета L’Occidentale (Италия). И добавляет: у нас должно вызывать тревогу не только положение в Ливии – настоящий военный фронт исламской войны разворачивается на территории Бахрейна! 

Итак. В феврале в столице Бахрейна Манаме, в унисон с другими столицами Арабского мира, вспыхнул мятеж – шиитское большинство населения выступило против суннитов, в руках которых находится власть в королевстве. (Подробности конфликта на http://interaffairs.ru/read.php?item=659).

Сам Бахрейн – это давний эпицентр спора двух великих держав исламского мира: Саудовской Аравии и Ирана. Причина в том, что население разделено на две общины: большая – шииты и меньшая – сунниты. Шииты пользуются поддержкой шиитских иранских властей. А правящая монархия Бахрейна во главе с королем Хамидом бин Иса Аль-Халифа, наоборот, представляет собой суннитскую элиту, которую поддерживает королевская династия Ас-Саудов из соседней Саудовской Аравии.

С середины февраля в столице Бахрейна Манаме полиция вместе с армией день за днем разгоняла митинги протестов шиитов, которые в течение нескольких недель оккупировали главную площадь столицы – Жемчужную, а также блокировали центральную магистраль. Люди требовали на словах «демократических перемен», а фактически прихода к власти шиитов. Правительство ответило очень жестко – были убиты около десяти шиитов, а силы безопасности, в конце концов, разрушили памятник на Жемчужной площади, который стал символом восстания.

Чтобы шиитское большинство Бахрейна лучше усвоило назидательный урок, к местным силовикам подключились их коллеги из Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов – на остров прибыли воинские части из соседних «братских» стран.

После оказания этой «интернациональной помощи» местные обозреватели полагают, что переговоры с шиитами больше не являются целью ни властей Бахрейна, ни вмешавшихся саудовцев. Если король Бахрейна Хамид бин Иса Аль-Халифа ещё вынужден приветствовать переговоры со своими подданными, то премьер-министр шейх Халифа ибн Халифа придерживается более жесткой линии, которая совпадает со взглядами саудовцев на то, как реагировать на уличные протесты. Вот министр внутренних дел Саудовской Аравии принц Наиф уже предупредил своих диссидентов: «Что завоевано мечом, мы будем охранять мечом»!

Строго говоря, ввод в Бахрейн армейских частей саудитов  буквально воспроизводит события 1968 года в Чехословакии, куда вошли войска стран Варшавского договора для оказания «братской помощи». Тогда в столицах НАТО поднялся страшный вой осуждения «советской интервенции». Сейчас «свободный мир» молчит, хотя произошла, по их же понятиям, интервенция. В чистом виде. Но это иностранное вмешательство вызвало гнев только у шиитских манифестантов – ещё два человека погибли в схватке с силами «саудовских оккупантов» (sic!), и эти смерти добавились к другим жертвам местного восстания.

А Запад молчит. Кто-то скажет – у них двойные стандарты, поэтому там и не реагируют. Правильно! В Вашингтоне вам объяснят, что «народное восстание» бахрейнских шиитов, ориентированных на Иран, не достойно внимания, не говоря уже о поддержке США, в отличие от «народных восстаний» тунисцев, египтян, ливийцев, сирийцев и далее по списку госдепа. И трупы бахрейнских шиитов не похожи на трупы ливийских бунтовщиков. И король Бахрейна, убивающий своих подданных, не похож на полковника Каддафи… Сказал же представитель американского правительства относительно их реакции на бунты в Египте и в Бахрейне: «Арабские страны все разные, и к ним у нас разный подход».

В Вашингтоне прекрасно понимают, если к власти в Бахрейне придут шииты, база 5-го флота будет оттуда изгнана. Со всеми геополитическими последствиями. Поэтому убийства шиитов и ввод саудовских войск американцы молча одобрили – объективно это работает на них, поскольку укрепляет на острове позиции суннитов.

 Но это было вчера. Сегодня ситуация стремительно меняется. В госдепе считают варианты и приходят к неутешительным для себя выводам. Американский журнал "Time" – рупор истеблишмента – выходит с заголовком «Саудовская интервенция в Бахрейне: кому есть дело до того, что думает Вашингтон?»

«Дело есть» в том, что 12 марта министр обороны США Роберт Гейтс посетил Бахрейн и призвал к реформам политической системы страны. Он выступил с критикой предпринимаемых властями Манамы «младенческих шагов», которые, по его словам, будут недостаточными для разрешения кризиса. Послушав эти призывы к «демократизации», власти Бахрейна через несколько часов после отъезда Гейтса призвали саудовцев ввести войска. Вот так открыто было продемонстрировано пренебрежение к американским усилиям достичь «переговорного решения», пишет профессор Центра арабских исследований Джорджтаунского университета Жан Франсуа Сезнек.

Дальше – больше. Даже израильскому премьер-министру Биньямину Нетаньяху не хватило бы дерзости осадить госсекретаря Хиллари Клинтон и министра обороны Роберта Гейтса таким способом, как это сделал король Саудовской Аравии Абдалла – он отказался встретиться с ними, сославшись, якобы, на проблемы со здоровьем, с нескрываемым удивлением пишет американская пресса. Хотя никто в Вашингтоне «не купился на эту отговорку», цитирует "New York Times " американских чиновников, но они говорят, что саудовское руководство больше не желает слушать американские идеи о том, как им следует реагировать на требования демократических реформ в королевстве. Настоящий «бунт на корабле»!

Трещина в отношениях США и Саудовской Аравии сейчас, похоже, значительно глубже, чем даже можно предполагать. Саудовцы, сообщает английская "Times", были вне себя, когда президент Обама проигнорировал их просьбу поддерживать президента Египта Мубарака, «даже если он начнет стрелять по протестующим» на площади Тахрир.

А каково стало американцам, когда шесть молодежных групп, которые возглавляли революцию в Египте, отвергли приглашение встретиться с Хиллари Клинтон? Молодые египтяне заявили, что такое решение они приняли «на основании её негативного отношения к египетской революции» и «позиции американской администрации на Ближнем Востоке».

Автор статьи в "Time" пытается ответить на вопрос: что в конечном итоге сделает Обама в отношении саудитов - наложит санкции и перестанет импортировать нефть? Журнал расценивает решение Саудовской Аравии послать войска в Бахрейн, чтобы помочь соседней монархии подавить «демократическое восстание», и как «пощечину» администрации Обамы, и как свидетельство уменьшения влияния Вашингтона на своих ближневосточных союзников.

Обратите внимание – об этом пишут крупнейшие и влиятельнейшие западные СМИ, за которыми стоят реальные деловые и финансовые интересы. Они чуют: что-то в воздухе носится.

Похоже, что американцы не могут резко реагировать на происходящее в Бахрейне и тихо поддерживают саудовскую интервенцию. Им надо выбирать из двух зол: либо усиление разругавшихся с ними саудитов (пока плохо, но «потом договоримся»),  либо приход на Бахрейн иранцев (с дальнейшим переходом к ним контроля над Персидским заливом в зоне между «братскими» берегами Бахрейна и Ирана, т.е. геополитическое поражение США).

Возможно, отчасти из-за своей беспомощности в этой точке Ближнего Востока американцы с таким остервенением набросились на Ливию. Они комплексуют!

Своими стремительными действиями, последовавшими за визитом Гейтса в Манаму, Саудовская Аравия добилась того, что США по отношению к событиям в Бахрейне стали выглядеть в лучшем случае ничего не решающей стороной, а с точки зрения шиитской оппозиции, даже соучастниками саудовской военной интервенции, подчеркивает профессор Жан Франсуа Сезнек.

Лондонская "Financial Times" в редакционной статье подводит неутешительные для Запада итоги: введение саудовских войск на Бахрейн – это «паника, которая может обречь Персидский залив на длительный конфликт», каким бы ни был краткосрочный исход здешних событий. Воинственный шаг Саудовской Аравии «гарантирует радикализацию региона», и это также приведет к активизации на Аравийском полуострове агентуры Ирана и его союзников, таких как Хезболла, которые захотят «поучаствовать в здешних событиях в полной мере».

Газета констатирует: Бахрейн – это последний пример завершения эпохи Pax Americana на Ближнем Востоке.

Значит, «конец эпохи»? Иными словами, сами англосаксы признают, что в этом регионе возникает некий «вакуум силы»? Хитрят? Заманивают в ловушку – мол, проявите себя, а мы потом вернемся и накажем особо ретивых? Чего гадать – посмотрим. Пока ясно одно – американцы провоцируют на Ближнем Востоке хаос. Возможно, перед своим уходом…

 

Можно предположить, что в Тегеране и в Эр-Риаде это чувствуют. Поэтому каждая из стран-соперников – и Иран, и Саудовская Аравия – на фоне стратегического или временного (трудно сказать, сколь долго США будут для них «не указ») ослабления американского влияния в регионе примеривает на себя лавры «лидера исламского мира». Они видят, что место это вот-вот освободится – один за другим уходят признанные лидеры Ближнего Востока.

Харизматичный для арабов Саддам Хусейн пал. Авторитетнейший Хосни Мубарак пал. Жесткий и отважный Каддафи вот-вот падет. А здесь любят сильного вождя. Он очень нужен. И кто-то же должен стать новым лидером исламского мира! Вот Саудовская Аравия со святыми местами Мекки и Медины, и Иран с тысячелетней историей и великой персидской культурой уже видят себя в подобной роли.

Самое интересное, что обе страны-претенденты на лидерство пытаются самоутверждаться не только путем внутренней борьбы друг с другом, но и через конфликт с Соединенными Штатами. И если для Ирана это за последние тридцать лет стало делом привычным, то саудиты «взбрыкнули» буквально на днях.

Иран, пишет итальянская "L’Occidentale", сделал все возможное, чтобы подогреть мятежи в странах Персидского залива (речь идет о беспорядках в шиитских общинах Бахрейна и Саудовской Аравии – С.Ф.). Тегеран желает стать ведущим исламским государством и поэтому хочет использовать революционные выступления, разразившиеся в соседних государствах, в свою пользу.

Но в Саудии иранские планы по «раскачиванию» шиитского меньшинства были эффективно блокированы суннитскими властями. Хотя некоторые эксперты считали, что Саудовской Аравии не удастся избежать массовых выступлений, тем не менее, крупных демонстраций не произошло. Лишь на северо-востоке страны шиитское меньшинство организовало несколько акций, но они были малочисленными.

Пытаясь загодя погасить протестные настроения, король Саудовской Аравии Абдалла бен Абдель Азиз не только объявил о выделении 36 миллиардов долларов своим подданным. В первом за всю историю (sic!) телеобращении к нации 86-летний монарх поблагодарил их за лояльность и национальное единство на фоне массовых беспорядков в арабских странах. Он также обещал создать 60 тысяч новых рабочих мест и повысить уровень социального обеспечения.

Для Ирана стремительная контригра короля Абадаллы  и в собственной стране, и в соседнем Бахрейне  стала сюрпризом. Всё бы в Бахрейне шло по тегеранскому сценарию, как вдруг «блитц саудитов» смешал все карты. Иранцы не ожидали от своего соседа такой демонстрации силы. С этого момента Тегерану стало всё сложнее вести и свою пропагандистскую кампанию, и тайные операции, направленные на дестабилизацию «нефтекратов» в Заливе, для завоевания большего геополитического веса, предполагают авторы "L’Occidentale".

Саудовская оккупация Бахрейна ставит Тегеран перед выбором: пытаться провоцировать эскалацию насилия и дальше, оказывая поддержку и давление на шиитские партии, находящиеся в оппозиции в Манаме, либо организовать морскую военную операцию для устрашения саудитов.

Второе вряд ли возможно, поскольку на Бахрейне и в Персидском заливе присутствуют американцы. Иран не может себе позволить «наступить на мозоль» американцам, считают итальянские журналисты. Но ситуация в последние дни становится фантастической – американцы, ссорясь с саудитами, де-факто поддерживают шиитских демонстрантов!

Другими словами, в данном конкретном случае американцы, по определению, становятся союзниками (пусть временными) для иранцев! Кто бы мог предположить такое ещё полмесяца назад?!

 После начала саудовской интервенции в Бахрейне иранское правительство вызвало для разъяснений посла Саудовской Аравии и швейцарского посла. Почему посла Швейцарии? Потому, что она осуществляет от имени американцев (поскольку у них давно нет дипотношений с Ираном) дипломатическую миссию в Тегеране, а Иран, очевидно, считает, что за спиной операции саудитов стоят Соединенные Штаты.

Но Штаты сами в замешательстве. «Еще раз мы должны были выбрать из всех зол наименьшее, т.е. поддержать старого короля (Саудовской Аравии – С.Ф.) и его наследников для того, чтобы сдержать наступление иранцев в Персидском заливе, - волнуется "National Review". – В войне приходится выбирать, на чью сторону становиться. Но проблема мировой исламской войны заключается в том, что не существует правой стороны».

Мне кажется, пишет автор интернет ресурса "Western Alliance", что можно рассматривать как весьма вероятную гипотезу то, что враждебная направленность исламского фундаментализма против Запада неизбежно ведет к внутренней схватке внутри самого ислама.

 Итак, в исламском мире начали происходить тектонические сдвиги. Безусловно, они спровоцированы цепью местных «революций». Кто бы за ними не стоял, перспективы просматриваются очень необычные – вплоть до предположения об «уходе» американцев, предпочитающих спрятаться «за океан» в разгар нового мирового политико-экономического кризиса и возлагающих «грязную работу» на Ближнем Востоке прямо у европейских границ на «Саркози и компанию». Вы только подумайте – Дания, Норвегия, Катар бомбят Ливию! Кто режиссер этого сюрреалистического действа?

И вот на фоне происходящего безумия два государства – Иран и Саудовская Аравия - без лишней суеты предъявляют свои претензии на лидерство в исламском мире. Насколько оно возможно с учетом того, что иранцы – шииты, а саудиты – сунниты, и весь исламский мир за одним из них сразу вряд ли пойдет? А если вырастут два лидера? А если они объединятся против Запада?

Дело не в том, как ответить сейчас на эти вопросы. Дело в том, что сейчас эти вопросы можно ставить! Кто бы мог такое подумать ещё полгода назад?!

Версия для печати