По следам «русского испанца» (часть 1)

00:00 20.01.2011 Ольга Егорова, доктор исторических наук Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Научный консультант: Ольга Егорова, доктор исторических наук


Жизненный путь выдающегося канарского инженера Августина де Бетанкура достоин более тщательного изучения. Рассказом о нем мы открываем серию публикаций в рамках Года Россия-Испания в журнале «Международная жизнь».

 

Зигзаги испанской судьбы

 

На Кубе, в одном из залов Музея Гаваны мы заинтересовались одним большим старинным портретом. В его нижней части помещена характерная для его автора - кубинского художника Хуана дел Рио - надпись: «Сеньор Дон Игнасио Монтальво де Амбулоди Граф Каса Монтальво, Благородный Член Палаты Его Величества в звании Бригадного генерала Королевских Армий. Полковник Полка Драгунов Матансаса, Рыцарь Святого Ордена… Почетный член Королевского Экономического Общества».

Безусловно, парадный портрет всеми уважаемого графа был написан с целью прославления и увековечивания памяти этого знатного вельможи. Однако наше внимание сразу привлек загадочный рисунок-чертеж, расположенный в верхнем левом углу картины, на который указывает правая рука Дона Каса Монтальво. Непосвященный вряд ли поймет не только само изображение, но и причину его появления рядом с графом.

Характерной особенностей креольского художника-портретиста, который свои работы подписывал «Хуан дель Рио это нарисовал», было изображать на своих полотнах какой-либо объект или предмет, наиболее значимый для позирующей персоны. Например, в исполненном им портрете генерал-капитана Луиса де лас Касаса знаменитый испанец запечатлен на фоне Королевского Дома Благотворительности в Гаване, который он основал.

Другое его полотно, написанное маслом и также хранящееся в Музее Города Гаваны, – портрет Сальвадора дель Муро-и-Саласара, маркиза Сомеруелоса (1754-1813), генерал-капитана острова в период между 1799 и 1812 гг., изображает знатного аристократа на фоне стеллажа с книгами, что тоже совсем не случайно. В традиционной для художника и уже известной нам специальной надписи внизу портрета читаем: «Основал Публичную Библиотеку и управлял ею двенадцать лет и одиннадцать месяцев».

Благодаря этим иконографическим деталям, типичных для портретов эпохи Просвещения и очень характерных для художника Хуана дель Рио, оказалось возможным установить неизученные ранее генеалогические связи и исторические факты, прояснить детали уже известных событий и, самое главное, найти важные научные разгадки вековых тайн.

Загадочный рисунок в левом углу портрета графа Каса Монтальво при более тщательном изучении оказался чертежом паровой машины или «бомбы огня», как её тогда называли, впервые использованной для производства сахара на Кубе.

Последующие исследования, проведенные авторами этой статьи, сопоставление архивных документов и отдельных фактов убедительно доказали, что конструктором первой паровой машины, чертеж которой изображен на портрете, был выдающийся испанский ученый и инженер с мировым именем, яркий представитель эпохи промышленной революции XVIII века Августин де Бетанкур. Кто же он, этот гениальный испанец, которого, кстати сказать, спустя некоторое время, уже в XIX веке, довольно хорошо узнали уже и в России? 

Родился Августин-Хосе Педро дель Кармен Доминго де Канделярия де Бетанкур-и-Молина (это его полное имя) 1 февраля 1758 года на острове Тенерифе (Канарские острова, Испания), в городе Пуэрто-де-ла-Крус в семье потомственного дворянина. Получив блестящее образование в Мадриде, Париже и Лондоне, уже к концу 1790-х он стал самым известным инженером Испании.

Ситуация в родной Испании, да и в соседних странах, не очень-то способствовали стабильной жизни и мирному творческому труду инженера, к чему так стремился Бетанкур. И он собрался на Кубу, где его таланты стремилась применить местная знать – землевладельцы-сахарократы. Им уже не терпелось механизировать производство сахара и приумножить свои доходы. Испанскому инженеру были выделены средства, на которые он приобрел все необходимое для работы на острове, где должен был пробыть не менее 6 лет. Однако судьба распорядилась по-своему.

 

Вместо Кубы – Россия

 

Тайные интриги и козни врагов Испании, а также военные действия Наполеона помешали осуществлению планов Бетанкура. Его путешествие через Атлантику не состоялось. Он, как было задумано совместно с крупнейшими сахарократами Кубы, так и не смог приехать на далекий антильский остров. Куба навсегда потеряла возможность использовать талант гениального испанского инженера, получив от него «на память» лишь первую паровую машину для сахарного производства и некоторые идеи более удобной и выгодной доставки сахара в морские порты острова.

Однако многие из своих нереализованных инженерных планов Августин де Бетанкур воплотил на новой родине – в России.

Наверное, невозможно определить все причины, из-за которых в 1807 году Августин де Бетанкур был вынужден покинуть родную Испанию и переехать сначала во Францию, а затем, не попав на Кубу, в Россию. Но доподлинно известно из документов Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА), из Формулярного списка о службе и достоинстве свиты Его Императорского Величества состоящего по Армии Генерал-Лейтенанта Бетанкура, что 30 ноября 1808-м, в год своего 50-летия, Августин де Бетанкур был принят на русскую военную службу в чине генерал-майора. Вместе с ним в Петербург приехала и вся его семья: жена Анна, три дочери -Каролина, Аделина, Матильда - и сын Альфонсо.

В архиве Испании хранится подлинник письма Бетанкура из Петербурга своему другу от 21 декабря 1808 года, в котором он пишет:

 

«Будучи разлучен с семьей и не желая служить ни Наполеону, ни Жозефу, я принял решение поступить на службу к российскому императору, который обращается со мной самым почтительным образом, какой вы только можете себе представить. Я обедаю с ним один-два раза в неделю, решаю дела непосредственно с Его Величеством, он мне положил 20 тыс. рублей годовых, оплачивает мои апартаменты…».

Ещё в ноябре 1807 года по рекомендации известного дипломата, посланника России в Мадриде И.М.Муравьева-Апостола, Бетанкур в первый раз посетил Россию, чтобы ознакомиться с новой для него страной и обсудить возможность перехода на русскую службу. В архиве Испании имеется подлинник донесения графа де Нороньи премьер-министру Педро Севальосу от 8 декабря 1807 года, в котором он сообщает:

 

«Несколько дней назад в столицу Российской империи прибыл дон Августин де Бетанкур, интендант королевской армии. Я представил его графу Румянцеву, который принял гостя с великими любезностями. Российский министр назначил ему прибыть во дворец, где обер-гофмейстер императорского двора представил его государю императору для личной аудиенции. Такой чести удостаивались ранее только послы, ибо других иностранных особ представляют императору на приемах…».

 

Очевидно, что для Бетанкура, благородного дворянина, такое расположение и отношение к нему со стороны высокопоставленных лиц играли немаловажную роль, и возможно, именно этот факт лег в основу его решения о переезде в Российскую империю

Такому выбору способствовала и личная встреча Бетанкура с императором России, которая состоялась во время переговоров Александра I с императором Франции в сентябре 1808 года в городе Эрфурте. Наполеон Бонапарт благосклонно отнесся к просьбе Александра I направить в Россию видных французских инженеров и одобрил кандидатуру Бетанкура как ученика знаменитого парижского ученого Гаспара Монжа. А незадолго до этой встречи самого Монжа Наполеон назначил председателем Сената, присвоив ему титул графа.

Поистине велико наследие, оставленное Бетанкуром на своей второй родине. За неполные 16 лет, что отвела ему судьба, он построил уникальные архитектурные ансамбли и инженерные сооружения во многих больших и малых городах России. Широкую известность и авторитет принесли Бетанкуру реализация его проектов по защите города Твери от разлива Волги; по созданию центра важнейших водных и торговых путей сообщения в России; по реконструкции Вышневолоцкой, Тихвинской и Мариинской водных систем; по развитию устаревшей системы водоснабжения Царского Села с учетом пополнения воды для парков Царского села и Павловска и др. Наиболее ярко его талант проявился при сооружении ярмарочного ансамбля в Нижнем Новгороде, где под его руководством было построено более 60 зданий крупнейшей в России ярмарки. Он сконструировал первое в мире судно с паровым двигателем (драгу), испытания которого производились в Кронштадте. В течение четырех лет, с 1818 по 1822 год, при его участии была построена первая крупная шоссейная дорога в России Петербург-Новгород-Москва.

По его же проектам переоборудовали Тульский оружейный завод, построили пушечный литейный двор в Казани и реконструировали Александровскую мануфактуру.

Интеллектуальный размах теоретика, опыт и талант инженера в сочетании с блестящим педагогическим даром позволили Августину Бетанкуру создать в 1809 году первое в России высшее инженерно-техническое учебное заведение – Институт корпуса инженеров путей сообщения (ныне Петербургский Государственный Университет путей сообщения). Он же был назначен его первым директором и ректором.

 

Роль дипломатии в судьбе Бетанкура

 

После неудавшейся попытки отправиться с инженерной миссией на Кубу существенную роль в решении Августина Бетанкура отправиться в Россию, как утверждает ряд его биографов, сыграли два выдающихся российских дипломата - Николай Петрович Румянцев и Иван Матвеевич Муравьев-Апостол. Первый, сын знаменитого фельдмаршала П.А. Румянцева-Задунайского, состоял на дипломатической службе в Германии, затем занимал высокие государственные посты как в годы правления Павла I, так и при Александре I, в частности, был директором Водяных коммуникаций, сенатором и членом Государственного совета, министром коммерции, а в феврале 1808 года стал министром иностранных дел. Выполняя волю Александра I, он способствовал поиску за рубежами Российской империи самых выдающихся ученых, инженеров, специалистов и профессионалов своего дела. По его распоряжению была организована решающая встреча Августина Бетанкура с Александром I.

Н.П. Румянцев прославил свое имя еще и тем, что его богатейшая библиотека, завещанная государству Российскому со временем послужила основой для создания сначала Румянцевского музея, а затем и Государственной библиотеки России.

И.М.Муравьев-Аполстол (1768-1851) тоже был блестящим российским дипломатом, тайным советником Коллегии иностранных дел, сенатором, литератором, членом Российской академии. С 1802 по 1805 год он служил послом России в Мадриде. Там и познакомился с генеральным инспектором путей сообщения Испании и директором Мадридской школы инженеров дорог, каналов и мостов Августином Бетанкуром. Именно Муравьев-Апостол, подружившись с испанским инженером семьями, много рассказывал ему о России, о задачах, которые стояли перед ней, а также настоятельно советовал дону Августину помочь России своими инженерными знаниями.

 

Продолжение следует…

По теме:

Фотогалерея

Версия для печати