Новый Год в Новом Орлеане, часть II

00:00 31.12.2010 Елена Ананьева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Новый Орлеан расположен в чаше ниже уровня моря, окружен водой с трех сторон (Мексиканский залив, река Миссисипи, озеро Поншатрен). Озеро, шириной в 40 миль (64 км) и длиной 24 мили (39 км), также как и в реке Гудзон, наполнено смесью морской и пресной воды (brackish water – от 0,5 до 30 грамм соли на литр). Через город проходит суперэстакада, что очень удобно. Начали искать свою гостиницу по распечатанной из Интернета маршрутной карте и, не сделав ни одной ошибки, заехали в весьма сомнительный райончик (наврал Интернет). Позвонили в гостиницу и нас по телефону вывели на путь истинный, а именно на …. Манхэттен! Бульвар такой в Новом Орлеане есть. Поскольку огни большого города обещали приключения, то, побросав вещи, помчались в знаменитый Французский квартал. Центр города (downtown) состоит из двух частей: деловой центр с небоскребами (где в 9 вечера уже не было ни души) отделен от безумствующего Французского квартала улицей Канал-стрит (Canal street). Квартал застроен двухэтажными домами с чугунными ажурными решетками балконов второго этажа, внутренними двориками с тропической растительностью – бананами, бугенвилями, мандаринами, пальмами и папоротниками. Попутно отметим, что народ, очевидно, подчас увлекается, о чем свидетельствовали декоративно оформленные цветным битым стеклом глухие заборы (гирлянды рождественских лампочек поверх битого стекла являли трогательнейшую картину).

Центральная улица Бурбон-стрит (Bourbon street) бурлит день и ночь с кратким перерывом утром. С середины дня народ уже сидит в кабачках. Нам, приезжим из пуританского Нью-Йорка, вольница показалась необычайной – можно курить в питейных заведениях, можно открыто распивать на улицах (но только из пластмассовой тары, чтобы никто не поранился). Более того, публика на балконах вторых этажей торгуется с прогуливающимися, предлагая за секундное оголение женского бюста награду – бусы (елочные) и приглашение пропустить стаканчик на втором этаже. Бусы, маски из перьев, боа немыслимых цветов, мушкетерские шляпы, парики тех же немыслимых цветов, что и боа, майки с ироничными надписями, рюмки со смешными картинками продаются тут же в мелких лавках. Сувениры, в отличие от многих других штатов, отличаются несерьезностью.

На Бурбон-стрит очень шумно – гам торга вокруг бус, какофония отзвуков музыки из баров: кантри, блюз, джаз (так стали называть музыку Нового Орлеана с 1915 года), дикси-лэнд (Дикси Лэнд находится в Неваде, куда устремлялись мыть золото. Сама песня была написана в 1859 году в Нью-Йорке, завоевала бешеную популярность по всей стране, а в 1860 была исполнена в Новом Орлеане, став в Гражданскую войну маршем армии южан). Музыку кантри исполняют с участием гармошки и стиральной доски: металлическую стиральную доску надевают на живот и водят по ней черенками ложек. Устав от трудов праведных на плантациях, луизианцы устают ночью на танцах в барах, на прощанье развешивая заработанные бусы на деревьях по всему городу.

Днем мы объехали город. Город красивый с огромным районом великолепных ухоженных колониальных особняков, в одном из которых любили проводить вечера Марк Твен и Э.Дега. Среди достопримечательностей, куда туристов обязательно водят - местное кладбище Сент-Луис. Надгробные памятники представляют собой великолепные склепы, ведь из-за поднимающихся грунтовых вод хоронят над, а не под землей. К похоронам здесь относятся философски – хоронят под джаз, так что в городе бытует выражение “Some are dying to hear jazz” («Некоторые умирают по джазу»). Подобному ритуалу мы стали свидетелями позже уже в Нью-Йорке, в Гарлеме.

Мы разговорились с американцами, которые растолковали нам, что в Новом Орлеане в рождественские праздники тоска смертная, делать абсолютно нечего, посмотреть не на что, да и холода страшные (+18С!). Оказывается, мы приехали не вовремя – настоящая жизнь просыпается в феврале, когда становится теплее и начинается подготовка к параду “Mardi Gras” («Жирному вторнику»), приуроченному к Пасхе.

Французы устраивали маскарады с 1718 года, но позже испанские власти их запретили, а американцы вновь разрешили с 1827 года. В 1850-х народ так буйствовал на улицах во время «жирного вторника», что особо прозорливым стало ясно – и американцы запретят, если не внести элемент организации. В 1857 году возник первый клуб по организации парада, многие из подобных клубов были частными и даже с тайным членством. С1872 года ввели должность «короля карнавала» (личность «короля карнавала» раскрывают только в день самого парада) для торжественной встречи великого князя Алексея Романова, по слухам приехавшего со своей любовницей Лидией Томпсон, американской актрисой. Оркестр не волновали приличия, так что главной музыкальной темой парада стала песня «If I Ever Cease to Love You». Политическая сатира на параде также присутствует, участники парада разъезжают не только на украшенных цветами платформах, но и на битых машинах, помимо бус в публику кидают ручной росписи кокосы, алюминиевые дублоны (см. www.mardigrasneworleans.com).

Собственно Новый год мы встречали на круизном корабле на верхней палубе у бассейна. Нам предложили шампанского, играл джаз-банд, публика танцевала, а за 10 секунд до Нового года массовики-затейники хором вместе со всеми отсчитали эти секунды по убывающей, прокричали «ура», не пожелав гостям чего-нибудь хорошего, и разошлись, оставив им еще полчаса танцев при усиливающейся качке.

Пожертвовав графиком обратного автопробега Новый Орлеан - Новый Йорк, мы не утерпели и заехали на рынок сувениров во Французский квартал, явно оживившийся по сравнению с предновогодними днями. Оказалось, что на следующий день, 4 января, должна была состояться игра между университетами Луизианы и Оклахомы, и в город повалили болельщики. На бритых черепах некоторых оставлена была щетка волос в виде букв LSU – Луизианский Южный университет.


Мы не стали возвращаться в Нью-Йорк по той же дороге, а поехали вдоль Мексиканского залива, что, конечно, увеличивало продолжительность пути. Сначала катили мимо облупленных домов на сваях, мимо болот с крокодиловыми фермами, а затем выехали на дорогу вдоль великолепного белого песка пляжа (пляж насыпной) и все тех же колониальных особнячков и невысоких отелей. Как же нам там понравилось! А ведь то был уже штат Миссисипи. Курортный город Галфпорт переходит в курортный город Билокси (если помните, это бывшая столица Луизианы, которую передали из штата Луизиана в штат Миссисипи). Сувениры оказались неплохими, тут же расположился отельчик, а также ресторанчик, обещавший topless oysters («обнаженных устриц») – от этого предложения отказаться было невозможно. График продвижения к Нью-Йорку летел к чертям, но разливное пиво по 2 доллара за пинту, устрицы по 7 долларов за дюжину (в Нью-Йорке – «вчера» и по 15-20 долларов за дюжину)! Водитель ограничился устрицами. Здесь же у причала стояла каравелла, в котором расположилось казино, но мы волевым усилием уселись в машину. В результате к 16.00, когда вышли из ресторана, мы проехали всего 87 из положенных по графику 800 миль.

В Атланту, где есть музей героини романа «Унесенные ветром» Скарлетт O'Хара, мы въехали уже в темноте, но красиво и заботливо подсвеченные небоскребы позволяли сделать вывод, что в штате Алабама цивилизация есть. Благодаря мастерству водителей, нам удалось войти в график – заночевали в Северной Каролине, а оттуда до Нью-Йорка рукой подать – всего-то миль 600. Опасались воскресных пробок на трассе Вашингтон - Нью-Йорк, но домчались быстро.

P.S. В августе 2005 года над Новым Орлеаном пронесся ураган Катрина, самый разрушительный в истории США. Специалисты давным-давно утверждали, что город может оказаться под водой, поскольку дамбы при строительстве были рассчитаны на ураган 3-ей категории, а Катрина оказалась 5-ой, высшей. Эксперты предупреждали и о том, что пострадают не только соседние штаты, но и все Соединенные Штаты, поскольку морской и речной порты, транспортные пути, нефте-газодобыча и нефте-газопереработка Мексиканского залива обслуживают всю страну (залив испещрен трубопроводами, а буровые платформы и нефтеперерабатывающие заводы сильно пострадали). В качестве перевалочного пункта и портового города Новый Орлеан действительно стратегически важен: недаром за него в войнах бились до последнего.

Упрек властям – неспособность эвакуировать тех, у кого не было автомобилей: желтые школьные автобусы так и остались тоннами на стоянках, уйдя под воду.

Многие полагают, что катастрофические последствия были обусловлены деятельностью агентств по недвижимости, осушивших болота, которые служили защитной стеной для стихии. Вернее, не стеной, а ватой, которая погашала силу ветра. Пляж вдоль Мексиканского залива действительно рукотворен. Наш любимый Билокси, где мы отведали самых вкусных устриц во всей стране, был разрушен до основания. Однако Билокси – курортный город с малоэтажными домами. Его можно быстро отстроить, а вот Новый Орлеан…

Буш запросил, и конгресс выделил 61 млрд. долларов на восстановительные работы (ущерб оценивался в 200 млрд. долларов); 40 тыс. национальных гвардейцев занялись охраной порядка; число погибших, как ожидалось, дойдет до 10 тысяч. Пластиковых мешков было заказано 25 тысяч штук, но, к счастью, людские потери не превысили 2 тысяч человек.

Шеф американского управления по чрезвычайным ситуациям подал в отставку по причине профнепригодности (М.Браун – бывший глава Ассоциации арабских скакунов – не имел никакого опыта работы в чрезвычайной ситуации и был назначен на должность в благодарность за участие, даже не свое, а своего приятеля в предвыборной кампании Дж.Буша-мл.). Президент Буш, сначала весьма опрометчиво похваливший Брауна, вскоре принял на себя ответственность за все грубые ошибки в ходе спасательных работ, а именно отсутствия последних. Однако Брауну позволили самому подать в отставку вместо того, чтобы уволить.

Общенациональная политическая полемика в связи с катастрофой в Новом Орлеане резко оживилась. Сначала попытались обвинить власти в расизме, но выяснилось, что пострадали бедные – что белые, что черные. Ведь остались в городе в основном неимущие, у которых не было средств и личного транспорта, чтобы эвакуироваться. Конечно, федеральные власти опоздали с введением чрезвычайного положения. Мародерство началось с вполне понятных попыток добыть питьевую воду и пропитание, затем перешло всякие границы, и мародеров отстреливали. Новоорлеанцы выступали с упреками - «сначала власти нас бросили на произвол судьбы, а потом стали в нас стрелять». Первыми эвакуировали заключенных тюрем. После добровольной эвакуации жителей приступили к обязательной - из-за угрозы инфекционных болезней. В городе стало безлюдно, город превратился в призрак. Запах гниения был невыносим.

Все же знаменитый Французский квартал обещали открыть для туристов уже к октябрю 2005 года, а осушить весь город – за 3 месяца. С задачей справились к маю 2006 года, но город потерял около половины жителей. Сейчас, через 5 лет после стихийного бедствия, численность населения города достигла 78% от уровня до урагана. Пустующих домов остается все меньше, средняя зарплата возросла на 14%, но количество рабочих мест снизилось на 15% меньше, семей с детьми на 10% меньше. На социально-экономическое положение города повлияла и авария на буровой платформе «Бритиш петролеум» в Мексиканском заливе (апрель 2010 г.), повлекшая самую крупную утечку нефти в открытый океан в истории США и вызвавшая экологическое бедствие в регионе.

Пожелаем Новому Орлеану преодолеть все невзгоды и восстановить первозданную атмосферу карнавала, который всегда с тобой.

 

По теме:

Новый Год в Новом Орлеане, часть I

Версия для печати