Новый Год в Новом Орлеане, часть I

00:00 30.12.2010 Елена Ананьева, руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Новый год считается семейным праздником, но если оказался на чужбине, то начинаешь продумывать варианты, которые позволили бы вытеснить в подсознание тоску по родным и давним друзьям. Живя в Нью-Йорке по долгу службы, мы придумывали что-нибудь экстраординарное, требовавшее больших затрат душевной энергии (впечатления) и физических сил (дальние автопробеги и бег по достопримечательностям).

На рождественские каникулы и Новый 2005 год, мы решили поехать с новыми друзьями, уже проверенной по иным путешествиям супружеской парой, в Новый Орлеан (кто знал, что посетим в буквальном смысле «допотопный» Новый Орлеан!). В порядке моральной подготовки к поездке провели опрос тех американцев, кто уже побывал там, но услышали лишь восклицания «O-oh, wi-i-i-lllld!!!!», что полезных сведений не прибавляло, но подстегивало ожидания.

Однако сначала надо было проложить маршрут от Нью-Йорка до Нового Орлеана. Поразмыслив, от визита на родину Элвиса Прэсли в Мэмфис (штат Теннеси) отказались, поскольку пришлось бы делать крюк в 500 миль – почти день пути, о чем потом очень пожалели – вернувшись, узнали, что за неделю до дня рождения Элвиса (кажется, 9 января) в Мэмфисе начинается конкурс его двойников.

Проложили маршрут «короткий» (около 1400 миль или более 2 тысяч км) по косой от Нью-Йорка до Нового Орлеана через Аппалачи (85-ая дорога), и на предположительном месте ночевки в 800 милях от Нью-Йорка в том же штате Теннеси вырисовалась самая знаменитая железнодорожная станция в мире – Чаттануга, известная нам по песне Чаттануга Чу-Чу (Chattanooga Choo-Choo) из фильма «Серенада Солнечной долины», вышедшем на экраны в 1941 году.

Выехали мы утром 25 декабря, рассчитав, что после бурной рождественской ночи дороги будут пустыми. Так оно и оказалось: пустыми были не только дороги, но и улицы малонаселенных пунктов. Дорога интересная: Аппалачи – горы невысокие, довольно живописные даже при отсутствии листвы на деревьях. На лугах пасется скот в окружении рекламных щитов, приглашающих посетить многочисленные пещеры, в том числе пещеры Luray Caverns (www.luraycaverns.com) со сталактитовым органом – молоточки бьют по сталактитам, извлекая мелодию. Как обычно, при свете дня средняя скорость была низкой – смотрели по сторонам - то заправить машину, то самим заправиться. С последним затруднения оказались большими – в Рождество все придорожные закусочные закрыты, да и те практически не встречаются. Оживленная туристская трасса – 95-ая дорога - идет вдоль побережья, а пустая 85-ая пролегает по глубинке через ничем не примечательные сельскохозяйственные районы.

Хотели поискать китайский ресторанчик: китайцы работают днем и ночью, но в агрокультурной глубинке китайцев не оказалось. Работала лишь сеть «Waffle House» - «дом для американцев и в будни, и в праздники». В самом крупном населенном пункте, через который мы проезжали, в Ноксвилле (Knoxville), подивило единообразие рождественской иллюминации – силуэты елок из лампочек не у порога, а на крышах домов.

Довольно поздно добрались до Чаттануги. Городишко – символ глубинки - со станцией затерялся в излучине реки Теннеси среди лесов, где жили индейцы чероки, которых нещадно вырезали или выселили бледнолицые в 10-30-х годах XIX века, в том числе и под предводительством будущего президента Э.Джексона. В период Гражданской войны между Севером и Югом (1861-1865 гг.) бледнолицые уже нещадно бились между собой за станцию, имевшую стратегическое значение, поскольку она открывала путь в южные штаты. Станцию в 70-х годах ХХ века превратили в музей с гостиницей: переночевать можно и в самих вагонах со всеми коммунальными удобствами долларов за 100.

Неподалеку от Чаттануги 200 миллионов лет назад в результате землетрясений возникла гора, которую назвали «Смотрящей» (Lookout Mountain) с пещерами, в которых укрывались индейцы, преступники, а также солдаты в Гражданскую войну. Вход в пещеры был завален во время строительства железнодорожного тоннеля сквозь гору. В пещеры еще в детстве лазил и некий Л.Ламберт, весьма сожалевший о заваленном входе. В 1928 году он решил продолбить с вершины горы шахту вниз до пещер, чтобы открыть их для публики. На глубине в 260 футов Ламберт и его рабочие обнаружили узкий лаз, который они обследовали в течение 17 часов и выползли к водопаду высотой 145 футов на глубине в 305 метров под землей. В пещере круглый год стоит +16С.

В пещере много диковинной формы сталактитов, сталагмитов («ступня слона», «ступня дракона», «круп осла», «застывшая Ниагара», «кактус и свеча»), а сам водопад – «водопад Руби» в честь жены Ламберта (источник воды толком не известен до сих пор) - очень красив своей стройной строгостью, и цветная подсветка, пожалуй, только портит его. Предприимчивый Ламберт из выдолбленного камня выстроил на вершине горы здание в ирландском стиле и стал собирать деньги «за вход в провал», по которому спускаешься на лифте, а потом с километр идешь до водопада. Вход в пещеры сначала был свободным –плати денежки и проходи, однако публика была столь многочисленной и столь активно разбирала сталактиты со сталагмитами на сувениры, что доступ к водопаду пришлось упорядочить и отдать под надзор гидов.

В свое время заваленные ныне пещеры посетил даже президент Э.Джексон, начинавший юридическую практику в Нэшвилле (штат Теннеси). Генерал Джексон был избран в Палату представителей, а после одного срока в нижней палате - сразу в Сенат в 1797 году. В Сенате прослужил всего 5 месяцев, поскольку считал бюрократическую работу бесполезной, да и разорился в финансовую панику 1795 года (восстанавливал платежеспособность в течение 19 лет до следующей паники 1819 года). К президенту Джексону мы еще вернемся, доехав до Нового Орлеана (штат Луизиана), историю которого надо вести издалека.

Выехали из Теннеси, проскочили кусочек Джорджии и въехали в Алабаму. Штат Алабама произвел удручающее впечатление своей бедностью и политической рекламой: повсюду висели плакаты с призывами добиваться выхода США из ООН и противодействовать запрету на ношение оружия. Хайвей через штат Миссисипи шел по безлюдной местности (будь мы менее опытными и запасливыми, могли затеряться в кромешной тьме на пустынной дороге с пустым бензобаком). Мы все же дали штату фору – наверное, вся жизнь сосредоточена на реке Миссисипи.

Стоило же нам пересечь границу штата Луизиана, как нас ослепило море огней пригородов вечернего Нового Орлеана (произносится и пишется в самом городе - “Nawlins”, то есть Нолинз или “Nola” - Нола).

Испанцы начали освоение Нового Света, обосновавшись на Кубе и на Карибских островах, откуда испанский конкистадор Э.Кортес в 1519 году с третьей экспедицией добрался до владений ацтеков на территории нынешней Мексики, а точнее - земель в районе современного Мехико, и в 1521 году разгромил империю ацтеков. Тогда же испанский мореплаватель Альварес де Пинеда по поручению испанского губернатора Ямайки отправился в Мексиканский залив, чтобы нанести на карту береговую линию и открыл устье реки Миссисипи в 1519 году, но освоение территории началось с 1682 года, когда француз Робер Кавалье де Ла Саль, спустившись по реке аж с Великих озер, воздвиг крест в устье Миссисипи (с индейского «большая река») и объявил всю долину Миссисипи от Великих озер до Мексиканского залива владениями французского короля Людовика XIV, в честь которого Луизиана и получила свое название.

Новый Орлеан был основан в 1718 году и назван в честь герцога Орлеанского, Филиппа, тогда регента Франции. Тогда же был построен кафедральный собор Святого Луи, самый старый, непрерывно действующий в США. Отметим, что Новый Орлеан стал столицей французской Луизианы в 1723 году, переняв эстафету от г. Билокси на побережье Мексиканского залива (о Билокси ниже).

В 1762 году король Людовик XV передал «Остров Новый Орлеан» и территории к западу от Миссисипи своему двоюродному брату Карлу III Испанскому. В 1763 году с окончанием Семилетней войны Парижский договор закрепил передачу Луизианы Испании.

Населяли Луизиану акадийцы - французские переселенцы с восточного побережья Канады, которых англичане вытеснили с их земель в 1750-х гг., и они (в надежде вернуться на свои земли) сначала осели в Новой Англии – на Атлантике в английских колониях (ныне штат Мэн), затем стали перебираться южнее. Первые 4 семьи прибыли в 1764 году из Нью-Йорка и поселились у Миссисипи в местечке, получившем название Акадийский берег. В 1765 году прибыло еще 200 человек, которых индейцы выпустили из «лагерей для пленных» в Галифаксе, в следующие 4 года прибыло еще около 1000 человек. Их потомков называют кажун (Cajun). Власти выдавали им подъемные в виде 7 куриц, двух коров, семян и запасов продовольствия на полгода. Акадийцы начали с разведения скота, затем занялись земледелием, выращивая кукурузу, рис, хлопок, табак, бобовые. С начала XIX века они стали выращивать и бамью (окру), которую завезли из Африки черные рабы. С этого времени появилось коронное блюдо луизианской креольско-кажунной кухни, а именно гамбо (gumbo). Это острый суп из бобовых и бамьи с разными дополнениями, будь то мясо крокодила (напоминает куриное), черепахи (напоминает вареный белок) или морепродукты. Быстро поднявшись, излишки производства акадийцы стали продавать в английские колонии по более высоким ценам, чем в Луизиане, что было в испанской колонии делом противозаконным.

Французская революция 1789 года не прошла мимо луизианцев: после казни Людовика XVI Испания объявила войну революционной Франции, и в Луизиане пошли слухи о восстании. Власти колонии запретили разговоры о Французской революции под страхом штрафа или тюремного заключения: 70 человек диссидентов были высланы из колонии, 6 – отправлены в кутузку. «Французские» французы написали открытое письмо французам луизианским, его напечатали в типографии в Филадельфии и тайком провезли в Луизиану, подстрекая жителей к восстанию. Власти Луизианы позже не препятствовали французам из Франции поселяться в колонии, рассчитывая, что их рассказы об ужасах революции отвратят акадийцев от бунта. Акадийцы чувствовали связь с родиной, но Франция не поддержала соотечественников, когда англичане выселяли их из Канады - помогли испанцы, и в Луизиане вскоре воцарилось спокойствие. Такое, что первое представление оперы на территории США состоялось в Новом Орлеане в 1796 году.


Между тем, выиграв Войну за независимость, Дж.Вашингтон и сотоварищи начали думать, как им обустроить США, в период войны они «влезли» в большие долги. Министр финансов А.Гамильтон в дополнение к импортным пошлинам ввел акциз на виски, что крайне возмутило фермеров Дикого Запада, ведь транспортировка зерна на восточное побережье была невыгодна, поэтому они и занялись перегонкой спирта, переправка которого обходилась дешевле, позволяя им выживать, не жируя. Акцизы Гамильтона подрывали их благосостояние. Министр финансов лично возглавил 13-тысячную милицию, посланную через Аппалачи подавить бунт в западной Пенсильвании. Было арестовано около 100 человек, до суда дошли дела только 25-ти, лишь двое были приговорены к смертной казни, но и их помиловал президент. В результате меры Гамильтона привели к тому, что Пенсильвания заняла анти-федералистские позиции, то есть сильно невзлюбила центральные власти.

На президентских выборах 1800 года победил Т.Джефферсон, вице-президентом стал А.Бёрр (Burr). Бунт производителей виски убедил Джефферсона в том, что полмиллиона американцев к западу от Аппалачей (на западной окраине) подумывали о самостийности: проживавшим на западном берегу Миссисипи и сплавлявшим по ней свои товары, им гораздо важнее были хорошие отношения с Новым Орлеаном, чем с Новой Англией.

Амбициозный Бёрр, которого Джефферсон не пригласил на пост вице-президента на следующий срок, в 1804 году убил на дуэли А.Гамильтона, ведь Гамильтон, написав убийственный памфлет, заблокировал избрание Бёрра губернатором Нью-Йорка. Однако планы Бёрра шли гораздо дальше: он задумал вырвать западные штаты из Союза и править ими самолично, для чего вступил в тайные сношения с военным губернатором Луизианы Уилкинсоном. Последний, однако, передумал и предал Бёрра. В 1807 году Бёрра арестовали и отдали под суд за измену родине, но правительство не смогло представить требуемых для обвинения в измене двух свидетелей, и Бёрра оправдали. Прожив несколько лет во Франции, Бёрр вернулся в 1812 году в Нью-Йорк, где практиковал юристом до смерти в 1836 году.

К 1800 году Испания контролировала уже всю французскую Луизиану, однако в октябре того года Наполеон уговорил испанского Карла IV тайно передать Луизиану Франции, что в США вызвало большой переполох – слабая Испания рано или поздно отказалась бы от Луизианы, а экспансионистская наполеоновская Франция представляла угрозу планам США продвигаться на Запад. Еще в 1795 году США заключили с Луизианой договор о свободе судоходства по Миссисипи, однако Джефферсон решил подстраховаться и наказал послу США во Франции Р.Ливингстону купить у Франции небольшую территорию в низовьях Миссисипи, чтобы построить там порт и не зависеть от Нового Орлеана. Ливингстон в 1802 году получил отказ, а испанская верхушка Луизианы (у французов руки не дошли сменить власть) отказали американцам в беспошлинном провозе товаров. Джефферсон и Ливингстон решили, что недружественные шаги предпринял сам Наполеон, и забеспокоились, что он вообще запретит американцам судоходство по Миссисипи, по которой они вывозили на рынок 3/8 своей продукции. В 1803 году Джефферсон запросил у конгресса более 9 млн. долларов на покупку Нового Орлеана и, получив согласие, направил на переговоры послом по особым поручениям Дж.Монро (будущего президента). Наполеон же готовился к новой войне на континенте и опасался распылять силы, поэтому министр иностранных дел Наполеона Талейран в 1803 году предложил Ливингстону заключить сделку о покупке всей территории Луизианы (помимо денег на вторую кампанию, Наполеон рассчитывал, что, усилившись, США «рано или поздно умерят гордыню Англии»). Подъехавший вовремя Монро и Ливингстон не имели полномочий принимать столь судьбоносные решения, но выгодность сделки оценили и подписали договор: за удвоение своей территории США обязались выплатить Франции 11,25 млн. долларов наличными и списать долг Франции Соединенным Штатам на 3,75 млн. долларов. Разумеется, Джефферсон уже не мог выполнить свое предвыборное обещание разделаться с невыплаченным государственным долгом США, да и Конституцию нарушил – для покупки территории иностранного государства требовалось внести соответствующую поправку, что заняло бы много времени. Договор был подписан в мае, а в октябре сенат тихо ратифицировал его (еще бы - 800 тысяч кв. миль, на которых расположились впоследствии 9 штатов и часть территории еще 15 штатов). Границы Луизианы в деталях не оговаривались: во-первых, подробных карт не было, во-вторых, границы следовало утрясать с Испанией и Британией, чего ни США, ни Франция делать не намеревались, так что в описание территории включили бассейн Миссури, западную Флориду и всю территорию нынешнего Техаса.

Когда конгресс объявил войну Британии в 1812 году, генерал Джексон был готов повести за собой 2,5 тысячи добровольцев из Теннеси, но президент Мэдисон вежливо его поблагодарил и на службу не призвал. Джексон был в ярости, однако вскоре догадался, что военное министерство не желает принимать на службу горячую голову, которую (якобы вслепую) Бёрр вовлек в заговор 1806 года с целью создать независимое государство на западе (Э.Джексон тогда возглавлял милицию Теннеси). Однако в свете военных побед англичан, правительство затребовало подкрепление из добровольцев Теннеси для обороны Нового Орлеана. Уилкинсон держал Джексона на расстоянии вытянутой руки, в город не впустил, велел Джексону распустить армию, рассчитывая, что добровольцы перейдут под его командование в регулярную армию, но Джексон отвел своих добровольцев обратно в Нэшвилль, заслужив славу в Теннеси отеческой заботой о солдатах во время перехода.

В 1814 году Джексон разгромил индейцев-криков в соседней Алабаме, после чего правительство уже не могло не считаться с его заслугами и направило защищать Новый Орлеан, на завоевание которого англичане снарядили экспедицию с Кубы, рассчитывая с помощью индейцев, а главное испанцев, владевших Флоридой, захватить все побережье Мексиканского залива. Генерал Джексон стал героем национального масштаба, разбив англичан 8 января 1815 года (спустя 2 недели после подписания Гентского договора между США и Британией об окончании военных действий – правда, американские источники утверждают, что англичане не оставили бы Новый Орлеан, если бы захватили его).

После войны с англичанами Джексон возглавил армейские части в Первой семинольской войне. Индейцы-семинолы жили в принадлежавшей Испании Флориде.

Семинолы нам известны из романа Майн Рида «Оцеола, вождь семинолов». Оцеола родился в Алабаме в селении криков около 1800 г. Имя Оцеола переводится примерно как «Глашатай Черного Напитка» (галлюциногена, который использовали в военных церемониях). Семинолы признали в 1832 году его своим вождем за воинскую доблесть. Оцеола был противником любых договоров с белыми о переселении и уступке земель. Однажды он демонстративно пронзил предложенный договор ножом, за что был арестован (эта легенда стала символом индейского сопротивления, прежде всего сопротивления депортации в необжитые районы Запада, в ходе которой индейцы тысячами умирали от невыносимых условий). После скорого освобождения Оцеола начал военные действия, убив готового пойти на уступки бледнолицым вождя индейцев и перебив 111 американцев. Спрятав детей и женщин в болотах, он в течение двух лет вел успешную партизанскую войну. Взять Оцеолу в плен удалось только благодаря вероломству во время переговоров, на которые он пришел под белым флагом. Он скончался в каземате от туберкулеза в 1838 году в президентство преемника Джексона. Оцеола был слишком юн, чтобы сражаться с Джексоном в Первой семинольской войне, но именно при президенте Джексоне активно проводилась противозаконная депортация индейцев, которой семинолы под предводительством Оцеолы, в отличие от смирившихся чероки, сопротивлялись до 1842 года.

Джексон считал, что до тех пор пока испанцам принадлежит Флорида и они поощряют индейцев нападать на территорию США, на южной границе спокойствия не будет. По этой причине он, превысив полномочия, вторгся во Флориду, преследуя семинолов. Слабая Испания американцам была не страшна, но скандал грозил принять международные масштабы, поскольку Джексон казнил двух британцев, якобы провоцировавших индейцев. Правительство США было недовольно Джексоном, но Дж.Монро и Дж.К.Адамс (сын второго президента США и сам будущий президент) считали, что Флориду следует отобрать у Испании. Адамс писал испанскому министру, что раз Испания не в состоянии обеспечить порядок и утихомирить индейцев, то пусть отдаст Флориду Соединенным Штатам. Вскоре начались переговоры о покупке Флориды за 5 млн. долларов и об отказе США от притязаний на Техас, завершившиеся в 1818 г.

В январе 1819 года в конгрессе начались слушания о превышении Джексоном полномочий при захвате Флориды. Многие политические соперники были рады осудить генерала, утверждая, что его наполеоновские диктаторские замашки угрожают демократии. После месяца дебатов Джексона, прискакавшего на лошади по заснеженной дороге в Вашингтон, оправдали. На этом закончилась его военная карьера и продолжилась политическая.

В 1823 году он выставлял свою кандидатуру в президенты, но в результате серии маневров политических противников и неразработанности избирательного законодательства Джексон проиграл Дж.К.Адамсу. Джексон был избран президентом в 1828 году и авторитарно управлял страной до 1837 года. Популярность его была столь высока, что народ, а следом и выборщики послушно проголосовали за кандидата, указанного им в качестве преемника.

 

Продолжение следует

 

По теме:

Новый Год в Новом Орлеане, часть I

Версия для печати