Дэйтон пятнадцать лет спустя

00:00 14.12.2010 Александр Мезяев, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой международного права Академии управления (г. Казань)


15 лет назад - 14 декабря 1995 года - были заключены соглашения между сторонами вооружённого конфликта в Боснии и Герцеговине (БиГ), ставшие известными как «Дэйтонские». С 1995 года термин «Дэйтон» стал символом нового типа дипломатии - «запереть участников переговоров до тех пор, пока соглашение не будет достигнуто» (Ричард Холбрук). Перед переговорами авиация НАТО провела бомбёжки боснийских сербов, показав, что ждёт их в случае отказа от ультиматума США, облечённого в слова «Дэйтонские соглашения». Развитием этого типа дипломатии явились «переговоры» в Рамбуйе 1998 года, давшие «обоснование» для агрессии НАТО против Югославии.

С одной стороны, Дэйтонские соглашения заложили основу мирного урегулирования в Боснии, и это определяет их историческое значение. С другой стороны, нельзя не видеть и иные аспекты этого уникального международного договора. Драма Дэйтона ярко предстала во время процесса против С.Милошевича в Международном трибунале по бывшей Югославии. Прокуратура МТБЮ пыталась доказать, что в Боснии был совершён геноцид, манипулируя показаниями свидетеля Е.Табо, которая опиралась на данные о сокращении численности населения в ряде муниципалитетов Боснии. С.Милошевич показал, что эта статистика – результат не только войны, но и самих Дэйтонских соглашений. Так, он привёл пример Грахово, где до войны сербы составляли 99% населения, а после – не осталось ни одного; а также пример Брчко, где мусульманское население увеличилось на 83%, а сербское – уменьшилось на 97%! Манипулируя статистикой, трибунал пытался доказать участие С.Милошевича в «геноциде» и его постоянное стремление к войне. Е. Примаков же в своих показаниях в МТБЮ говорил, что М. Олбрайт признавала в разговоре с ним, что достичь Дэйтонских соглашений было бы невозможно без поддержки С.Милошевича. Тем самым была признана главная роль С.Милошевича в достижении мира в Боснии.

Нельзя не упомянуть о ещё одном аспекте Дэйтона – албанском. Албанцы Косова пытались добиться признания их в качестве стороны в Дэйтонских переговорах, но им было отказано на том основании, что они не являются участниками вооружённого конфликта. Свидетель защиты С.Милошевича Бозидар Делич прямо назвал это «сигналом косовским албанским сепаратистам».

В 2010 году Босния и Герцеговина стала членом Совета Безопасности ООН. Членство государства, подобного БиГ, в СБ ООН вызывает самые серьёзные нарекания. Зависимость Боснии как субъекта международного права видна уже в том, что вопрос «Положение в Боснии и Герцеговине» с 1992 года находится на рассмотрении СБ ООН. В последней резолюция СБ, принятой в ноябре 2010 года, подчёркивается поддержка «сохраняющейся роли Высокого Представителя в Боснии и Герцеговине». А это означает право иностранца на принятие любых единоличных решений, в том числе отменяющих указы главы государства и любые законы, чем Высокий Представитель очень любит пользоваться. Та же резолюция выражает «особую признательность Командующему и персоналу многонациональных сил по стабилизации (СЕС), Старшему военному представителю и персоналу штаба НАТО в Сараево, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Европейскому союзу (ЕС) и персоналу других международных организаций и учреждений в Боснии и Герцеговине». Наконец, резолюция уполномочивает неназванные, но хорошо известные, «государства-члены» принимать все необходимые меры по защите БиГ и требует (!)… свободу передвижения сил НАТО.

Естественно, говорить о «суверенитете» такого политического образования можно лишь в насмешку.

Рассматривавшееся в 1993-2006 годах в Международном Суде ООН дело «БиГ против Югославии» также показывает искусственность и нежизнеспособность государства Боснии. Хотя формально дело было возбуждено против Югославии, фактически речь идёт о жалобе одной части БиГ на другую её составную часть – Республику Сербскую.

Каковы же, в целом, итоги и перспективы Дэйтона? Несколько дней назад Высокий Представитель в БиГ В.Инцко заявил, что, если первые одиннадцать лет реализации Дэйтонских соглашений были продуктивными, то последние четыре года – это годы стагнации. Высокий Представитель недоволен: Республика Сербская приняла ряд законов, которые, по мнению В.Инцко, оспаривают «приоритеты европейского партнерства или же направлены на подрыв проводимых на государственном уровне реформ». Особое беспокойство Верховного Представителя вызывает новый закон о государственном имуществе, принятый Народной Скупщиной Республики Сербской, результатом которого в случае его вступления в силу станет закрепление за Республикой Сербской всего государственного имущества, имеющегося на территории этого образования. Эта «проблема» стала очередным формальным основанием для того, чтобы не завершать деятельность Управления Высокого представителя, которое должно было уже давно прекратить своё существование (ещё в 2006 году!).

За пятнадцать лет Дэйтонские соглашения так и не выполнены, а «международное сообщество» и его Верховный представитель не спешат их выполнять. Ведь «государство», находящееся под полным (и официальным!) иностранным контролем, - удобный полигон для отработки международного неоколониального права.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати