И снова грянул бой…

00:00 24.11.2010 Андрей Кисляков, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Года не продержалось и так нестойкое затишье на Корейском полуострове. И вот, опять. Однако на сей раз все серьезнее, чем ранее. В ответ на артобстрел 23 ноября южнокорейского острова Ёнпхёндо Сеул ответил соответствующим огнем по «северным» позициям. Иными словами, завязалась настоящая гаубично-пушечная дуэль, которая, хотя и прекратилась к настоящему моменту, привела к человеческим жертвам, счет которым идет на десятки, и грозит начаться вновь с удвоенной энергией с обеих сторон. Сеул, в частности, пригрозил ударом по ракетной базе КНДР, с которой был обстрелян остров Ёнпхёндо.

Но что примечательно и в то же время весьма прискорбно в данной ситуации?

Помните предыдущий инцидент? 26 марта 2009 г. при странных обстоятельствах взорвался и затонул южнокорейский корвет, который, согласно многочисленным свидетельствам, потопили северокорейские ВМС. Однако прямых фактов вины Пхеньяна не нашлось. Но и не это главное. А то, что очень быстро вся правда о бедном корвете перестала всех интересовать.

Быть войне или нет – вот в чем вопрос. Был и есть. Но не помешало бы во всех случаях все-таки «дожать» расследование до полной ясности.

Кто же, тем не менее, «те» или другие»? Почему это так важно? Только лишь потому, что в противном случае перестает работать один из основополагающих принципов права, в том числе и международного. Принцип неотвратимости наказания за совершенное преступление.

Уничтожение чужого корабля в мирное время – преступление. Артиллерийский обстрел сопредельной территории – тем более. Потратьте сколь угодно международных средств и времени, но назовите виновника.

Иначе долго гадать, будет ли настоящая война или нет, долго не придется. Будет и обязательно. Ведь цель любой провокации особенно, если речь идет о «взрывоопасных» районах, - обеспечить затеявшему все это оправдание в дальнейшем, в том числе и за применение силы в полном объеме. Приструни ты его вовремя по всем существующим международным нормам - второго шанса у него уже не будет.

Если говорить именно о последнем случае, то всеобъемлющее международное расследование просто необходимо. Во-первых, как уже говорилось, продолжительной артканонады не было в регионе со времен Корейской войны, т.е. более полувека. Во-вторых, пугает и частота более мелких стычек между соседями. Уже не секрет, что подобным образом, точнее, используя ситуацию с обострением напряженности, КНДР решает свои, донельзя запущенные экономико-политические вопросы. Причем, если посмотреть на беспристрастные факты, решает, порой, вполне успешно. А сила привычки (или безнаказанности – кто знает?) - сила серьезная.

Теперь по поводу «основного» вопроса. А именно, быть или не быть «битве жаркой». Руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александр Жебин считает, что события на Корейском полуострове не приведут к широкомасштабному вооруженному конфликту, однако являются основанием для активизации мирных переговоров между Пхеньяном и Сеулом с участием международных посредников, включая Россию.

«В Пхеньяне понимают, что в случае развязывания военных действий в отличие от корейской войны 1950-1953 годов никто ее не поддержит - ни Россия, ни Китай». Кроме того, по его мнению, среди факторов, сдерживающих возможность военного конфликта, нынешнее состояние армии КНДР.

«Состояние северокорейских Вооруженных сил, за исключением ракетно-ядерной компоненты, оставляет желать гораздо лучшего, поскольку имеющаяся на вооружении КНДР военная техника 20- и даже 30-летней давности. Запасы топлива и другие стратегические запасы, необходимые для масштабных наступательных действий, отсутствуют", - считает Александр Жебин.

Действительно, многие аналитики полагают, что Пхеньян, скорее всего, уверен, что после испытания двух ядерных бомб ни одна страна не бросит ему вызов в военной сфере. Не думаю, что руководство КНДР столь наивно. Проигрывая немного в численном составе, Вооруженные силы Южной Кореи в материально техническом отношении превосходят соседей минимум на полвека. В военном отношении шансов у Пхеньяна нет никаких, даже без американского вмешательства.

Пойдут ли в такой ситуации эти «северные», за плечами у которых, помимо всего, кладезь дальневосточного прагматизма последних тысячелетий, на открытый военный конфликт? Сегодня нет. Не должны.

 

А завтра…

Завтра у них, помимо бесполезных пока ядерных боеприпасов, может появиться система стратегического ракетно-ядерного оружия. Есть ли для этого предпосылки? К сожалению. Помимо создания ядерных зарядов, КНДР спешит и с разработкой ракетно-космических систем.

В 1998 г. корейцы осуществили запуск баллистической ракеты «Тэпходон-1», которая, по оценкам западного разведсообщества, относится к ракетам среднего радиуса действия с дальностью стрельбы 2000-2500 км. Тогда всё закончилось довольно быстро. Ракета, перелетев японские острова, упала в океан. Однако сам факт запуска этой ракеты, потенциально способной поражать любые цели на территории Японии, вызвал, если не панику, то настоящий испуг у японцев и всерьез озадачил руководство США.

По их данным, Пхеньян располагает 200 оперативно-тактическими ракетами «Нодонг», способными поражать цели на территории Японии. Согласно оценкам, в КНДР развернуто около 30 пусковых установок оперативно-тактических и 24 установки тактических ракет.

КНДР ни на секунду не оставляла идею разработать собственную межконтинентальную баллистическую ракету (МБР). Первый испытательный запуск такой ракеты «Тэпходон-2» с ориентировочной дальностью стрельбы 6000-6700 км (могут обстреливать Лос-Анджелес) они предприняли летом 2006 г. Американская разведка зафиксировала старт и доложила, что МБР развалилась еще в атмосфере после 40 секунд полёта.

Но это все – завтра. А чтобы оно не было испещрено осколками, международное сообщество должно неукоснительно следовать букве закона и…совести.

Версия для печати