Что разделяет Север и Юг Киргизии?

00:00 28.06.2010 Атай Молдабаев, политолог, Киргизия


Взаимоотношения между северной и южной частями Киргизии всегда были предметом повышенного интереса со стороны советской властной элиты, сегодня они являются предметом острой озабоченности властей Кыргызской Республики. Региональные связи и на Севере, и на Юге Кыргызстана, в полную силу заявляющие о себе на общегосударственном уровне, поддерживаются устойчивой системой архаичных родоплеменных связей.

Киргизское общество, в отличие от сложившегося родоплеменного устройства Казахстана с разделением на три основных Жуза (родоплеменные союзы) или Узбекистана с клановым разделением по областному (территориальному) принципу, имеет свои специфические особенности. Наряду с главенствующей ролью родоплеменного института, определяющую роль в Киргизии играет принадлежность человека или группы к северной или южной частям страны, что во многом определяет взаимоотношения людей в масштабе республики.

Такое размежевание унаследовано от прошлого. Во времена Кокандского ханства северная часть современного Кыргызстана была меньше вовлечена в политическую жизнь, формально признавая хана, но фактически управляемая выходцами родовой знати северных племен. Чокан Валиханов, казахский исследователь, писал: «Кыргызы в соответствии со своим регионом размещения имеют свое место в ханстве. Кыргызы южного региона активно вовлекались во все стороны жизни ханства, принимали участие в военном и гражданском правлении. Северные кыргызские роды, живущие на отдаленном расстоянии от ханства, лишь формально признавали власть ханства, ведя при этом самостоятельную жизнь».

Кроме того, на юге страны, в условиях сильного узбекского влияния, в том числе и религиозного (со времен Кокандского ханства), население перешло к оседлому образу жизни, в то время как Север практически никогда не отходил от кочевого скотоводства. Это определило специфику хозяйственной жизни и, соответственно, общественно-экономических противоречий.

Вообще, племенные связи в Центральной Азии сохраняют высокую жизнеспособность повсюду. Власти Российской Империи, ориентируясь на модернизацию архаического среднеазиатского общества, пытались уменьшить влияние родоплеменного института, вводя систему волостного управления, но большого успеха эта политика не имела. С 20-х гг. ХХ века большевики, производя назначения на высшие посты в советских республиках Средней Азии и Казахстана, старалась соблюдать родоплеменной баланс и, в частности, баланс между представителями Севера и Юга в Киргизии. Так или иначе, на протяжении всей истории киргизов соперничество предводителей племен и родов за власть над другими племенами, за контроль над лучшими пастбищами неизменно играли огромную роль. Эта традиция, несколько адаптированная к современным условиям, проявляется и сегодня. Особенно в политике.

В современном Кыргызстане в составе элит преобладают выходцы из сельского населения. Тем не менее, если до переворота 2005 года родоплеменные отношения проявлялись, прежде всего, в негородской среде, формирующей большинство населения республики, то сегодня трайбализм как система общественных отношений закрепляется и в городах. Это во многом объясняется усилением внутренней миграции (с юга на север), которая приобрела массовый характер в 2005-2010 гг., обострив противоречия между северянами и южанами.

Огромное влияние родоплеменные связи традиционного киргизского общества оказывают на органы государственного управления. Независимо от полученного образования и круга общения, любой киргиз, прежде всего, относит себя к определенному роду. Отмечено, что большинство киргизов, обосновавшихся за рубежом, не только не перенимают культуру страны пребывания, но, наоборот, начинают ещё больше тяготеть к традиционным ценностям своего народа.

Любой государственный служащий в Кыргызстане всегда пытается сохранить связи со своим родом. Больше всего это проявляется в высших эшелонах власти, где практически вся система управления строится на принципах непотизма и привлечения «своих» - родственников и земляков, которые всегда поддержат в случае необходимости. Так формируются неформальные союзы, члены которых крепко связаны друг с другом и взаимно заинтересованы в продвижении своего главного представителя.

Вся внутренняя политика Кыргызстана после 1991 года протекает под знаком борьбы между Севером и Югом. При этом в ходе смены правящих группировок сила, пришедшая к власти, ведомая «реваншистскими» настроениями, всегда стремится свести к минимуму влияние свергнутых кланов.

В то же время июньские события на юге Кыргызстана продемонстрировали тонкую грань в вопросах межродовых отношений и задали контуры нового межэтнического конфликта, опасного своей подспудной разрушительностью. Члены временного правительства выступили с заявлением о причастности к организации беспорядков на юге клана Курманбека Бакиева. Гипотеза вполне правдоподобна. Она ещё раз указывает на сложность родоплеменных отношений у киргизов и первостепенное влияние этих отношений на политику.

 

www.fondsk.ru

Версия для печати