Террористический бумеранг возвращается во Францию

00:00 29.09.2010 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Во Франции замерли в ожидании масштабных террористических актов. Министр внутренних дел Франции Брис Ортефе заявил о необходимости повысить уровень террористической угрозы, а генеральный директор французской полиции Фредерик Пешнар сообщил о «высокой вероятности» терактов в стране. Он назвал и их «наиболее вероятные» объекты: взрывы на транспорте и покушения на высокопоставленных лиц. По словам господина Пешнара, правительство «тщательно следит за ситуацией». И хотя пока решение о повышении уровня террористической угрозы до высшего не принято, это может произойти в любой момент и приведет к закрытию железнодорожных вокзалов, аэропортов и прекращению работы метрополитена.

Поводом для тревоги послужило похищение пятерых французов на урановом руднике в Нигере в ночь на 16 сентября. Они работали в ядерной корпорации Areva и у ее субподрядчика - компании Satom (филиал группы Vinci). Данная акция ставится в один ряд с прозрачными угрозами, обнародованными организацией под названием «Аль-Каида в странах исламского Магриба». В ее заявлении власти Мавритании, ведущие военные действия против террористов во взаимодействии с французскими представителями, названы «агентами Франции Саркози».

За такими угрозами, обычно, следуют теракты, тем более что «Аль-Каида в странах исламского Магриба» - действительно мощная организация, в отличие от многих аналогичных группировок, проявляющих активность в основном в интернет-пространстве. Она располагает разветвленной сетью лагерей, транспорта и других объектов инфраструктуры в странах Северной Африки от Марокко до Египта. Есть у нее опорные пункты и в Европе, не только во Франции, но и в соседних странах - Бельгии, Испании и Италии. Авторитетный французский эксперт по борьбе с терроризмом Жан-Шарль Бризар говорит, что «это одна из самых богатых в мире группировок: захват заложников только с начала года принес им около 20 миллионов евро».

До последнего времени данная организация проводила свои операции в основном в странах Северной Африки. Примером могут служить серия скоординированных взрывов в Алжире и Марокко в апреле 2007 года, а также кровавые теракты в Касабланке в мае 2003 года, когда погибли более 40 человек. Однако в июле одно из подразделений «Аль-Каиды в странах исламского Магриба», действующее на территории Нигера, Мавритании и Мали, захватило группу французских заложников и демонстративно казнило одного из них на малийской территории. Ответные операции, проводимые мавританской армией при участии французских советников, переросли в полномасштабные боевые столкновения с жертвами с обеих сторон и дали террористам повод обрушиться с угрозами на Францию.

А арабский телеканал «Аль-Джазира» передал в эфир видеообращение террористов, которые, не называя свою организацию, заявили, что их люди «смогли напасть на урановый рудник в городе Арлит в Нигере, считающийся одним из самых важных источников урана». В обращении также говорится, что боевики смогли преодолеть охрану объекта и похитить «пятерых французских экспертов в области ядерной энергетики», и «в скором времени» организаторы похищения выдвинут требования властям Франции. Власти Нигера уверены, что захват французских ядерщиков в этой стране – дело рук местного филиала «Аль-Каиды». «Мы можем сказать, что группа, стоящая за неприемлемым похищением, имеет отношение к группировке Абу-Зейда, которая, в свою очередь, связана с сетью «Аль-Каида», - заявил официальный представитель правительства Махамаду Дан Дах.

Помимо поддержки Мавритании, «Аль-Каида в странах исламского Магриба» ставит в вину французам антиисламскую политику в целом – в том числе участие страны в операции НАТО в Афганистане и парламентский запрет на ношение мусульманских одежд в общественных местах.

Однако угрозу международного, в первую очередь исламского, терроризма в Европе следует рассматривать шире, она напрямую связана с исповедуемыми Западом «двойными стандартами», принципами деления террористов на «плохих» и «хороших».В Великобритании не только нашел политическое прибежище идейный вдохновитель чеченских террористов Ахмед Закаев, но и с молчаливого согласия властей были созданы полулегальные центры вербовки чеченских боевиков. Да и сам Закаев беспрепятственно посещал ту же Францию, в том числе мероприятия ПАСЕ в Страсбурге, где его встречали отнюдь не как идеолога терроризма.

Международный терроризм питается доходами с колоссального роста транснационального наркотрафика. В Боснии и Герцеговине в городе Травник на глазах у натовских «миротворцев» был создан один из крупнейших в Европе центров подготовки исламских террористов, которые затем перебрасывались в том числе в Россию (этому помогало то, что боснийские мусульмане по своему происхождению – славяне). А уже в последние годы террористическим центром общеевропейского масштаба стало самопровозглашенное государство Косово, контролирующее основные пути транспортировки в Западную Европу наркотиков, оружия и прочей контрабанды под прикрытием, а то и при прямом участии натовских военнослужащих. Командование расквартированных в Косове многонациональных контингентов на днях было вынуждено признать наличие «подозрений» о том, что «на протяжении последних лет некоторые солдаты КФОР были вовлечены в контрабанду топливом, уклонение от уплаты налогов и злоупотребления экономическими полномочиями». Соответствующее расследование уже начала миссия Европейского союза в Приштине.

Все это неопровержимо свидетельствует об одном: Запад и его институты, в первую очередь НАТО, несут значительную долю ответственности за рост террористической угрозы во Франции и других европейских государствах.

У проблемы взаимоотношений Парижа с террористами есть еще один по-французски пикантный аспект. На словах Париж – за решительную борьбу с международными террористами. Экс-президент Жак Ширак однажды даже пообещал наносить по их базам удары с применением ядерного оружия. Однако на деле французский след чаще прослеживается не в борьбе с террором, а в потворстве ему.В своё время французские специалисты немало сделали для подготовки албанских террористов в Косове, власти Франции закрывали глаза на активную деятельность у себя чеченских боевиков.Не далее как в марте 2009 года следственная палата апелляционного суда Парижа отклонила запрос России об экстрадиции 27-летнего Ахмеда Лепиева, обвиняемого в участии в террористическом акте в Дагестане в 1998 году. Судьи тогда встали на сторону французского адвоката Лепиева Анны Ле Талек, прославившейся призывом, чтобы «никто из чеченцев не выдавался Москве, каким бы ни было обвинение».

А в августе 2008 года Николя Саркози активно включился в урегулирование конфликта вокруг Южной Осетии, пытаясь выгородить организатора террористического нападения на Цхинвал Михаила Саакашвили. Сегодня же французы на своем опыте могут познать, что терроризм действительно мировое зло вне зависимости от того, кто его исповедует – «Аль-Каида в странах исламского Магриба», чеченские сепаратисты или грузинские великодержавники.

www.fondsk.ru


Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати