ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Нагорный Карабах – трудное бремя Армении

10:43 20.06.2022 • Александр Ананьев, старший советник МИД в отставке

С 17 апреля оппозиционные фракции Национального собрания Армении (политические блоки «Армения» и «Честь имею») проводят акции протеста против политики действующих властей, заявляя, что она угрожает государственности и безопасности Армении и Арцаха (армянское название Нагорного Карабаха). С 25 апреля оппозиция, объединившаяся в «Движение сопротивления», перешла к уличной децентрализованной борьбе.

Спусковым крючком и поводом к новому витку противостояния стало выступление премьера Пашиняна 13 апреля в парламенте[1]. Он призвал армян снизить требования на переговорах о статусе Нагорного Карабаха. «Если в прошлом в основу [мирного соглашения с Азербайджаном] мы закладывали статус Карабаха, откуда вытекали вопросы гарантий безопасности и прав, то теперь закладываем в основу гарантии безопасности и права, откуда вытекает вопрос статуса. В данной ситуации вопрос статуса — не цель, а средство обеспечения безопасности и прав армян Нагорного Карабаха», — объяснил Никол Пашинян свою новую стратегию.

Поясним. На протяжении тридцати с лишним лет народ Арцаха добивался независимости, история этого конфликта известна. Теперь ее должно будет гарантировать, по словам Пашиняна, международное сообщество, а оно, мол, «требует у Армении снизить планку по вопросу статуса Нагорного Карабаха, обещая в этом случае обеспечить возможную включенность для решения конфликта». По сути, он предложил, чтобы неопределенное «международное сообщество» предоставило карабахским армянам «гарантии безопасности и права», а с помощью какого статуса – этому сообществу и решать (в умах части армянского общества витает наивная идея, что Запад склоняется к решению судьбы Нагорного Карабаха по Косовскому сценарию[2]). Роль же самой Армении – следовать указаниям «международного сообщества» и наблюдать за процессом. По мнению оппозиции, это удобная позиция для Пашиняна, снимающего с себя ответственность за все происходящее под его руководством, но не реалистичная по сути.

Также стало известно, что Никол Пашинян принял выдвинутые Азербайджаном пять принципов нормализации отношений[3]. Он объяснил возможность уступок тем, что самое время улучшать экономику Армении, а несговорчивость лишь затягивает развитие. Однако, по мнению оппозиции, такая «сговорчивость» означала бы признание Карабаха неотъемлемой частью Азербайджана, что для нее неприемлемо.

Первое заседание пограничной комиссии состоялось 24 апреля. Пока обсудили только организационные вопросы, но оппозиции этого хватило, чтобы утром 25 апреля на пару часов взять в осаду здание Совбеза Армении и резиденцию президента.

Следует отметить, что Арцах (Карабах) - не просто территория, исторически населенная армянами, а первая за много веков земля, которую армянам удалось взять под свой контроль на время самим, живой пример сохраняющейся у нации пассионарности, почти единственная за многие годы причина национальной гордости. После развала СССР, который начался именно с движения за передачу НКАО Армении[4], были провозглашены три основы Третьей Республики Армения: независимость, Карабах и победа. Все последние 30 лет поколения армян воспитывались на героизации войны в Карабахе. И все граждане страны, независимо от возраста, казалось бы, ставили территориальные вопросы выше всех остальных – терпели все, лишь бы отвоеванным территориям ничто не угрожало.

Премьер Никол Пашинян без тени сомнения перечеркнул этот исторический этап. Оппозиция тут же обвинила его в предательстве и отстаивании интересов азербайджанцев, а не армян. Но Пашиняна это не остановило - он также начал переговоры о нормализации отношений между Арменией и Турцией, не настаивая на признании последней геноцида армян в Османской империи.

4 мая вице-спикер парламента и координатор «Движения сопротивления» Ишхан Сагателян на митинге в центре Еревана озвучил «общественное требование» сместить действующего премьера с перечислением претензий к нему. Среди них, в частности, были упомянуты провал защиты армянских интересов на переговорах по Карабаху, провоцирование войны с Азербайджаном осенью 2020 года и сокрушительное поражение в ней, невыполнение предвыборных обещаний о «резком экономическом росте» и т.д.

В ответ Пашинян применил свой излюбленный прием. Как ранее поражение в войне с Азербайджаном он объяснял недостатками российского оружия, так теперь все свои неудачи - как в политике, так и в экономике - он объяснил неэффективной и коррупционной деятельностью своих предшественников – экс-президентов Р.Кочаряна и С.Саргсяна, Именно они возглавляют оппозиционные политические блоки «Армения» и «Честь имею», что дает повод обвинять их в попытке реванша.

Риторика Пашиняна основана на объяснении своих неудач предыдущим двадцатилетним правлением карабахского клана. Под влиянием агрессивной государственной информационной кампании часть народа, судя по всему, такое объяснение в основном принимает: виноваты сами карабахцы, пусть сами и выпутываются. Запрос на нормализацию отношений с соседями, без предварительных условий исходит непосредственно от этой части армянского общества, которое год назад однозначно проголосовало за компромиссный подход (партия "Гражданский договор" Н.Пашиняна на внеочередных парламентских выборах победила с 54% голосов).

Кто против?

Однако было бы неправильно полагать, что все противники Пашиняна - сторонники старой элиты. Ряды протестующих «Движения сопротивления» пополняют выходцы из Карабаха, родственники погибших в ходе 44-дневной войны 2020 года и остающихся в плену солдат, кого премьер не может вернуть. Кроме того, проявляют активность новые политические партии, не связанные с прежним режимом, и довольно много людей, для которых Армения и Арцах остаются непреходящими ценностями.

Согласно исследованию армянского представительства GALLUP International Association[5], которое было проведено посредством телефонного опроса 26-28 мая (в нем приняли участие 1003 респондента) получены следующие результаты. Так, 41,7% опрошенных выразили мнение, что действующему главе правительства следует сложить полномочия (из них 27,8% респондентов уверены в том, что Пашинян «однозначно» должен подать в отставку); 38,7% участников опроса придерживаются противоположной точки зрения (из них 25,8% «однозначно» против того, чтобы Пашинян подавал в отставку). Около 20% опрошенных затруднились с ответом.

По данным того же опроса, почти 90% жителей Армении считают неприемлемым возможный статус карабахцев как нацменьшинства в составе Азербайджана. И это весьма сложные для нынешнего руководства Армении результаты.

Недовольство оппозиции объясняется не самим фактом переговоров, а тем, с какой легкостью команда Пашиняна идет на уступки. Так, один из лидеров протестного движения Ишхан Сагателян заявил, что приветствует переговоры с Баку, но «мир с Азербайджаном должен быть достойным, а не таким, каким его представляют власти Армении». Во главу угла он ставит правовой статус Нагорного Карабаха на основании права народов на самоопределение и Решения Верховного Совета, принятого 8 июля 1992 года в Армении и имеющего силу закона и сегодня. В нем говорится: «Считать неприемлемым для Республики Армения любой международный или внутригосударственный документ, в котором Нагорно-Карабахская Республика будет указана в составе Азербайджана»[6]. Подчеркнем, что сама Армения до сих пор не решилась на официальное признание государственной независимости НКР, не подписала с ней договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

Кроме того, оппозиция выдвигает условиями для переговоров с Баку освобождение всех армянских пленных и вывод из НКР азербайджанских войск перед началом демаркации и делимитации границ, а также сохранение надежного сухопутного коридора между Ереваном и Степанакертом. А это почти неприемлемые условия для Азербайджана.

Весь май и начало июня в Ереване ежедневно по нескольким направлениям продолжались протестные акции: автопробеги и многотысячные митинги и шествия, блокирование транспортных артерий и правительственных зданий на несколько часов. Политологи проводят параллели с 2018 годом, когда аналогичные дестабилизирующие акции, переросшие в «бархатную революцию», возглавлял теперешний премьер Никол Пашинян.

Оппозицию не смущают аналогии, поскольку подобные технологии борьбы с властью теперь уже не «know-how», а успешно применялись и в других странах в ходе цветных революций.

До последнего времени Н. Пашинян делал вид, что действия оппозиционного «Движения сопротивления» его мало беспокоят. «Ситуация отныне не политическая а логистическая. Мы сейчас говорим о степени пробок, препятствующих движению на улицах… Теперь процессы идут не против власти, а против общества», - так в ходе правительственного часа в парламенте он прокомментировал действия оппозиции[7] и призвал дождаться, пока волна протестов угаснет сама.

Однако слухи в прессе и соцсетях о том, что «Движение сопротивления» постепенно идет на спад, пока не подтверждаются. Эксперты считают, что идет активизация мер по дискредитации оппозиции. При этом в последнее время протесты перешли в более горячую фазу, участились стычки между полицейскими и участниками митингов. Полиция подвергает протестующих приводу, а 3 июня впервые за весь период акций неповиновения в Ереване для разгона митинга были применены свето-шумовые гранаты. В ходе столкновений пострадали 45 полицейских и более 60 гражданских лиц.

Количество участников митингов и шествий, по оценке политических аналитиков, не достигает того масштаба, как в 2018 г. Тем не менее лидерам оппозиции, похоже, удалось сформировать многочисленную основу «Движения сопротивления», готовую к ежедневной протестной активности. По Конституции Армении нельзя объявлять премьер-министру вотум недоверия в течение года после выборов в парламент, то есть до 1 августа 2022 года. Поэтому осенью можно ожидать еще более решительных действий оппозиции с целью добиться досрочных парламентских выборов.

Исход противостояния в Армении зависит и от внешних факторов

На Западе решение карабахского вопроса (без разницы, сохраняя территориальную целостность Азербайджана или применяя право народов на самоопределение), а также урегулирование армяно-турецких отношений рассматривают с точки зрения ослабления влияния России на Южном Кавказе. В предыдущие годы ни Армения, ни Азербайджан не соглашались на компромиссы. Теперь действующий премьер-министр Армении Н.Пашинян выражает готовность идти на односторонние уступки, поэтому, естественно, получает полную поддержку США и стран ЕС.

Точнее и откровеннее всего политику Вашингтона по отношению к ситуации в Армении формулирует в своей статье «США должны поддержать премьер-министра Армении в попытке противостоять России» И.С. Шихан[8]. По его мнению, «Америка должна протянуть руку помощи премьер-министру Армении… США должны решительно поощрять мирное соглашение с Азербайджаном и параллельное сближение с Турцией - даже если это будет достигнуто ценой уступок. Только тогда, в долгосрочной перспективе, Армения сможет вырваться из орбиты России». Причем уступки предполагаются со стороны Армении не только потому, что она потерпела поражение в войне, но и по причине того, что западная коалиция нуждается в азербайджанском газе, а ослабление России в регионе объективно укрепляет позиции Баку. 

Следовательно, главное для коллективного Запада - не поиски мирного решения и обеспечение безопасности карабахских армян и самой Армении, а ослабление влияния России. Однако на текущий момент только Россия является гарантом такой безопасности. С этим соглашается французский историк и журналист Жиль Миэли: «Какое бы соглашение ни было достигнуто между Баку и Ереваном, оно может быть сорвано в результате насильственных действий в Карабахе, Армении или где-либо еще, а прецеденты этого хорошо известны. В этих условиях у ЕС нет средств для обеспечения безопасности, а об американском или натовском присутствии не может быть и речи, хотя бы с точки зрения Ирана. С другой стороны, Россия … всегда будет сохранять значительный потенциал влияния на местных игроков»[9].

В то же время Москва как главный инициатор мирных соглашений, а тем более в условиях украинского кризиса и западных санкций, тоже не заинтересована в дестабилизации ситуации в Армении и на Южном Кавказе. Поэтому Москва настороженно смотрит на ситуацию и воздерживается от комментариев, чтобы не дать каким-либо силам возможности заявлять, что они пользуются поддержкой Москвы.

К сожалению, такую позицию армянское гражданское общество воспринимает неоднозначно, что показали последние соцопросы. Так, по данным исследования экспертного центра SOCIES[10], 34,1% участников соцопроса считают, что Армения должна состоять в военном блоке НАТО для обеспечения безопасности и 29,1% склоняются в сторону ОДКБ. 26% не считают гарантом безопасности для Армении ни один, ни второй военный блок. По поводу надежды на гарантии безопасности со стороны НАТО следует напомнить, что осенью 2020 года генсек этой военной организации Йенс Столтенберг не только заявил, что альянс не будет участвовать в карабахском конфликте, но и призвал Турцию «использовать свое большое влияние, чтобы снизить напряжение в регионе».

Hаиболее перспективным респонденты опроса считают членство Армении в Европейском союзе (46,1%), в то же время за участие в ЕАЭС высказались 28,7% респондентов; 12,5% не поддерживают ни один экономический союз. Согласно данным этого же опроса, 52% граждан страны считают наиболее положительным для Армении сотрудничество все-таки с Россией. Только после РФ идут ЕС (49%), США (41%) и Китай (38%).

В этой связи очень важным стал рабочий визит в Армению министра иностранных дел России Сергея Лаврова, приуроченный к заседанию Совета глав МИД ОДКБ. Глава российского МИДа 9 июня, на совместной пресс-конференции с армянским коллегой Араратом Мирзояном в Ереване заявил, что «Москва готова помогать заключению мирного договора между Ереваном и Баку… Конечно, у сторон есть своë специфическое видение, которое не всегда совпадает… Поэтому лучше десять раз взвесить, чем рубить с плеча… Нет сомнений, что будут достигнуты окончательные договоренности по нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном».

Сергей Лавров обратил также внимание на работу трëхсторонней комиссии по разблокированию транспортных коммуникаций в послевоенном регионе. Российский министр выразил уверенность, что все вопросы будут в конечном итоге решены, а режим железнодорожного и автомобильного сообщения будет опираться на суверенитет армянской территории.

Стороны также рассмотрели вопросы взаимодействия в рамках ОДКБ, ЕАЭС, СНГ и на других международных площадках. Впервые с 1991 года речь идет о включении Армении в активные интеграционные процессы на постсоветском пространстве.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[3] Азербайджан предложил Армении подписать мирный договор на основе пяти принципов: взаимное признание суверенитета и территориальной целостности, отсутствие территориальных претензий друг к другу, делимитация и демаркация границ, открытие транспортных коммуникаций, установление дипломатических отношений

[4] А. Грачёв. «Горбачёв. Человек, который хотел, как лучше…» «ВАГРИУС», 2001. Свидетельствует советник, пресс-секретарь М. С. Горбачёва Андрей Грачёв: Горбачёв охарактеризовал то, что происходит вокруг Карабаха, как «удар нам в спину. С трудом приходится сдерживать азербайджанцев, а главное — создается опасный прецедент. В стране несколько десятков потенциальных очагов противостояния на этнической почве, и пример Карабаха может толкнуть на безрассудство тех, кто пока не рискует прибегать к насильственным средствам».

[8] И.С. Шихан - профессор Балтиморского университета, директор Школы общественных и международных отношений, постоянный автор журнала «The National Interest», близкого к Республиканской партии США. https://www.bostonherald.com/2022/05/19/bhr-l-armenia-oped-0519/?fbclid=IwAR39ol7LRQUs__UX49WId0Z8G5f04YSalq51mlWkaC0UksNLGOp9nNLpsO0

[10] при содействии ЕГУ и финансовой поддержке Фонда Конрада Аденауэра. https://arminfo.info/full_news.php?id=68709&lang=2

https://pikabu.ru/story/armeniya_khochet_v_nato_9002211

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати