ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Сирия «возвращается» в арабский мир

10:39 30.11.2021 • Андрей Исаев, журналист-международник, кандидат исторических наук

Ослабление военно-политического присутствия США на Ближнем и Среднем Востоке инициировало два параллельных процесса, объективно направленных на снижение напряженности во взрывоопасном регионе. Реализация «Авраамовых соглашений» между Израилем и рядом арабских государств уже корректирует формат международных отношений. Не менее резонансным обещает стать другой процесс – восстановления связей между Сирией, с одной стороны, и арабскими государствами, с другой.

Попытки «свергнуть Асада» сменились трендом на его «международную легитимизацию» (по дефиниции ливанского издания Al Mayadeen). Свои посольства в Дамаске уже восстановили Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Бахрейн и Оман; сирийский лидер встречается с министром иностранных дел ОАЭ и проводит телефонные переговоры с королем Иордании. Множатся контакты на уровне министерств и разведок.

По мнению генерального секретаря «Хезболлы» Сайеда Хасана Насраллы, начавшийся процесс свидетельствует о том, что арабские страны «проиграли войну» с Сирией[i]. Это, конечно, некое преувеличение, но кольцо изоляции вокруг Сирийской Арабской Республики (САР) размыкается, страна начинает интегрироваться в экономику и политику региона. По результатам переговоров сирийского министра экономики и внешней торговли с его эмиратским коллегой отмечалось, что только в первой половине 2021 года объем «ненефтяной» торговли между двумя странами превысил 270 млн. долларов.

Подавляющее большинство арабских государств разорвало отношения с Дамаском с началом внутрисирийского конфликта, а Лига Арабских Государств (ЛАГ) приостановила тогда членство Сирии. Но теперь генеральный секретарь ЛАГ Ахмед Абуль Гейт предполагает, что САР может вернуться в Лигу уже на следующем саммите организации. Во всяком случае, по информации Al-Araby Al-Jadeed, Сирия примет участие в саммите, намеченном на март 2022 года. В этой связи советник президента САР Бусейна Шаабан небезосновательно предположила, что арабские страны начинают сознавать, что «ослабление Сирии влечет за собой ослабление всего арабского мира». 

Кстати, в 2011 году решение о приостановке членства страны в ЛАГ трудно счесть легитимным: за него проголосовали 18 стран из 22 (Сирия, Ливан и Йемен возражали, а Ирак воздержался), тогда как по уставу организации такие решения должны приниматься единогласно. Активно за возвращение Дамаска в «арабскую семью» сегодня ратуют Алжир, Ирак, Тунис, Египет, Оман, Иордания и ОАЭ.

Эмираты выступают «застрельщиком» в этом процессе: став ключевым партнером главного регионального союзника США – Израиля, ОАЭ приобрели значительный «иммунитет» против «Закона Цезаря», по которому США вводят санкции в отношении стран, сотрудничающих с «режимом Асада».

В то же время Королевство Саудовская Аравия (КСА), на чью позицию ориентируется большая часть ближневосточной уммы, не торопится с официальным признанием Дамаска. Хотя, по информации ряда СМИ, наследник саудовского престола, в отличие от нынешнего короля, является сторонником возвращения Сирии в «арабскую семью».

Примечательно, что в начале августа, на состоявшемся в Мекке суннитско-шиитском форуме, организованном Всемирной исламской лигой (она же - министерство КСА «по делам ислама в мире»), было заявлено: «Между суннитами и шиитами нет ничего, кроме братского взаимопонимания, образцового сосуществования, взаимопомощи и дополнения друг друга в искренней любви»[ii].

Напомним: члены клана Асадов исповедуют алавизм – религию, часто относимую к эзотерической ветви шиитского ислама. А шииты, согласно распространенному в КСА суннизму ваххабитского толка, даже не являются «истинными мусульманами». Однако, времена меняются, и доктринальное санкционирование связей с сирийским руководством можно считать свершившимся фактом.

В то же время enfant terrible «арабской семьи» - Катар не только отказывается от каких-либо контактов с Сирией, но и призывает другие арабские страны «не поощрять дальнейшие шаги с правительством президента Башара Асада» (министр иностранных дел Катара Мохаммед бин Абдуррахман Аль-Тани).

Процесс напрямую затрагивает интересы и внешних игроков.

Иран, давно и прочно вовлеченный в сирийские дела, с одной стороны, поддерживает возвращение Сирии на международную арену - хотя бы потому, что надеется на финансирование аравийскими монархиями восстановления страны, да и препятствовать отношениям Дамаска с арабскими столицами со стороны Тегерана было бы крайне «неэтично». С другой, руководство Исламской Республики понимает, что этот тренд ведет к снижению его влияния на руководство САР. К тому же арабские партнеры Дамаска особо не скрывают своих интенций: поверенный в делах ОАЭ, выступая на торжественном открытии дипмиссии своей страны в сирийской столице, прямым текстом заявил, что этот шаг необходим для противодействия турецкой и иранской экспансии в Сирии[iii].

Это заявление не стало неожиданностью для Турции: ее попытки влиться в «арабский мир» со ставкой на ностальгию по общему прошлому не увенчались успехом: выяснилось, что воспоминания об этом прошлом у турок и арабов сильно разнятся. Подружиться удалось только с Катаром - на почве неприятия гегемонии Саудитов и симпатии к «Братьям-мусульманам» (организация, запрещенная в РФ). Усилия по сближению Сирии с другими арабскими государствами в Анкаре особо не комментируют: «режим Асада» Турция не признает, а в Эр-Рияде и Абу-Даби видит прямых оппонентов на сирийском направлении, поддерживающих курдскую государственность на северо-востоке страны. Могу предположить, что по мере прогресса по «реабилитации» официального Дамаска противодействие арабского сообщества турецкой политике на сирийском направлении будет только нарастать.

США также выступают против нормализации сирийско-арабских отношений и время от времени напоминают своим региональным клиентам о неизбежных санкциях за сотрудничество с «неправильным» режимом. Тем не менее, от резкой критики в Вашингтоне воздерживаются, стараясь не раздражать слишком уж сильно ближневосточных союзников. В числе последних - Иордания, Ливан и Египет, которые не так давно договорились с Сирией вернуться к реализации соглашения 2009 года о поставках газа из Египта в Ливан через сирийскую территорию. США эту договоренность даже одобрили, продемонстрировав избирательность имплементации «Закона Цезаря». Но это исключение, лишь подтверждающее правило, ведь реализация проекта должна, по задумке, снизить «зависимость» конечных, то есть европейских, потребителей от российского топлива.

Россия, которая была и остается гарантом сирийской государственности, выступает за возвращение страны в ЛАГ и не может не приветствовать нормализацию межарабских отношений уже потому, что этот процесс объективно приближает наступление мира в измученной войной стране. И, по словам посла РФ в Сирии Александра Ефимова, Москва считает, что главным препятствием на пути к «открытию» Дамаска арабскому миру является «давление известных сторон» на государства, вовлеченные в этот процесс[iv].

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати