ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Южные Курилы - предложение для инвесторов (по итогам поездки М. Мишустина)

10:14 12.08.2021 • Олег Парамонов, к.и.н., старший научный сотрудник, Центр исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО МИД России

После состоявшегося в 2010 г. визита на один из островов Итуруп Дмитрия Медведева, занимавшего тогда пост Президента России, нервозность японского правительства по случаю посещений Южных Курил представителями руководства страны и другими официальными лицами хотя и продолжала оставаться высокой, но, в целом, не была основной в отношениях двух стран. В 2010 г. японская сторона отозвала своего посла из Москвы, вдобавок обвинив его в неспособности отстаивать интересы Японии (хотя японское правительство обычно весьма бережно обращается со своими бюрократами). В 2019 г., во время поездки Д. Медведева, находившегося в должности главы российского правительства, на Южные Курилы, протест исполняющему обязанности российского посла был передан начальником отдела Европы МИД Японии в ходе состоявшегося между ними телефонного разговора[1].

Недавнее посещение главой российского правительства Михаилом Мишустиным острова Итуруп, состоявшееся 26 июля текущего года в рамках его рабочей поездки по Дальнему Востоку, вызвало очередную негативную реакцию Токио. Российский посол в Японии Михаил Галузин был вызван в МИД Японии. Поездка российского премьера на этот остров "противоречит последовательной позиции Японии в отношении северных территорий и вызывает большое сожаление", заявил генеральный секретарь правительства Японии Кацунобу Като на пресс-конференции в Токио. А глава МИД Японии Тосимицу Мотэги, в свою очередь, даже заявил, что визит Мишустина «задел чувства народа Японии»[2].

Комментируя реакцию японской стороны, пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков указал, что глава правительства "посещает те российские регионы, которые считает необходимым и над развитием которых в том числе и в сотрудничестве с нашими партнерами предстоит много работать"[3].

Вместе с тем, обычной рабочей поездкой пребывание Михаила Мишустина на острове Итуруп назвать можно едва ли. Перед представителями местных рыбопромышленных предприятий глава правительства сообщил о планах создать на Курилах свободную таможенную территорию, чтобы сделать их привлекательными для зарубежных инвесторов. По его словам, возможностями могли бы воспользоваться японские бизнесмены, которые ведут деятельность в регионе, но не только они, но и инвесторы из третьих стран.

Из сообщений японских СМИ можно сделать вывод, что не столько сама поездка премьера, сколько его упоминание о возможностях на Южных Курилах для инвесторов из других стран, стало новым источником нервозности Токио[4]. И понятно – почему. Ещё со времен войны в Токио считают важной задачей своей дипломатии «интернационализацию» японской позиции по так называемым «Северным территориям», предполагающую непризнание третьими странами российскими суверенитета над островами Южной Курильской гряды не только де-юре, но и де-факто.

В период холодной войны у Японии получалось реализовывать эту задачу, но затем дела на этом направлении пошли уже не столь хорошо. По мере улучшения отношений между Москвой и Пекином, ещё во времена М. Горбачёва, китайское руководство стало постепенно дистанцироваться от японской позиции. В 1990-е гг. планы Токио связать полноформатное участие России в мероприятиях «Группы Семи», а также в деятельности АТЭС, с изменениями позиции Москвы по так называемому «территориальному вопросу» в выгодную для Токио сторону не встретили должной поддержки уже со стороны администрации Уильяма Клинтона, у которого были несколько иные планы в отношении России. «Выгодоприобретателем» от победы Запада в холодной войне Япония так и не стала.

При этом, когда в те же годы российская экономика стала приобретать открытый рыночный характер, в Токио увидели новую «опасность» в возникновении возможностей для инвестиций третьих стран в различные проекты, связанные с Южными Курилами. С точки зрения японских политиков, это означало бы фактическое признание третьими странами российского суверенитета над Курилами. В Токио видели и продолжают усматривать риски не только в инвестиционной деятельности, но также и в поставках третьими странами оборудования и передаче технологий для промышленных предприятий и инфраструктурных объектов на Южных Курилах.

Доходило до курьёзных ситуаций. В июле 2011 г. одно из фермерских хозяйств на острове Кунашир получило разрешение нанимать граждан Китая. После прибытия на остров шести китайских рабочих японское правительство, по сообщению телекомпании NHK, посчитало, что «такие действия придадут легитимность российскому суверенитету над удерживаемыми Россией островами, на которые также предъявляет права Токио"[5].

Что касается озвученных М. Мишустиным планов в отношении Южных Курил, то отношение к ним японских экспертов, как к некой «сенсации», выглядит в современных реалиях довольно странным. Так вопрос участия Токио в инвестиционной деятельности на Южных Курилах обсуждался еще в феврале 2011 г. в ходе встречи Сергея Лаврова с Сэйдзи Маэхара, который тогда возглавлял МИД Японии. Российский министр заявил, что Россия готова предоставить льготы иностранным инвесторам, готовым вести бизнес на Курильских островах, и что Россия была бы рада видеть на островах азиатских инвесторов: китайских, корейских и японских.

С. Маэхара тогда обозначил стандартную японскую позицию на совместной пресс-конференции, заявив, что Япония не приветствует привлечение инвестиций из третьих стран в развитие Курильских островов, на четыре из которых она по-прежнему претендует[6]. Особую тревогу в японских СМИ тогда вызвала возможность участия китайского бизнеса в освоении Южных Курил, в ответ на запрос японского журналиста официальный представитель Министерства коммерции Китая заявил, что он не обладает информацией об участии китайских инвесторов в развитии российских южных Курил[7].

Дальнейшего развития тема привлечения инвестиций из Японии или третьих стран на Курильские острова тогда не получила. Возможно, это было связано и с событиями 11 сентября 2011 г., когда Токио пришлось бросить все силы на решение других проблем.

Что касается Китая, то на Южных Курилах его компании уже работают. Начиная с 2017 г. «Huawei» принимала участие в двух тендерах на прокладку линии оптоволоконной связи на Южные Курилы и в обоих случаях победила, предложив более выгодные условия, чем например, финская «Nokia». Японские компании интереса к этим тендерам не проявили. Торжественные мероприятия по введению в эксплуатацию линии связи, в которых принял личное участие специальный представитель Президента России по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта, постоянный член Совета Безопасности Сергей Иванов, состоялись в апреле 2019 г.

Что касается перспективных инвестиционных и других проектов на Южных Курилах с участием третьих стран, то «опасность» для позиции Японии в этом вопросе, как не прискорбно для Токио, может исходить от США.

В марте 2018 г. стало известно о планах американской «Caterpillar Inc» принять участие в строительстве двух дизельных электростанций на острове Шикотан, которые успешно претворяются в жизнь. Электроэнергия нужна, в том числе, для обеспечения работы новых рыбокомбинатов. Исторически «обидным» для Токио является то обстоятельство, что Шикотан, наряду с архипелагом Хабомаи, был упомянут в Декларации 1956 г. как территория, которую СССР соглашался передать Японии после подписания мирного договора. Но он так и не подписан из-за отказа японской стороны до сих пор. Американский бизнес, по мнению экспертов, хорошо осведомлён о подходах администрации США к ситуации вокруг оспариваемых Японией островов и не стал бы участвовать в проектах при наличии серьёзных политических рисков и наличия ограничений со стороны Вашингтона. С 2015 г. круизные лайнеры с американскими туристами регулярно посещают острова, в Токио опасаются, что американцы начнут вкладываться и в проекты, связанные с туризмом. Так ещё в 2005 г. экс- президент Д. Трамп предлагал создать на Южных Курилах сеть казино.

Мир движется вперед.И на современном этапе Токио пора понять, что предложение совместной работы в развитии региона, пожалуй, единственный путь возможного соучастия Японии на этом направлении, о чем есть смысл думать и над чем «предстоит много работать». В ситуации, когда реализация концепции совместной хозяйственной деятельности России и Японии на Южных Курилах, согласованная В. Путиным и С. Абэ ещё в конце 2016 г., начала заметно пробуксовывать ещё до ухода С. Абэ в отставку, из-за нежелания партнёров работать в российской налоговой юрисдикции и другим причинам, новые инициативы российского руководства позволили бы японскому руководству и бизнесу "сохранить лицо" и получить определенные перспективы на будущее.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати