ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Зачем Западу Ханна Арендт?

09:27 24.06.2021 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Ханна Арендт (1906-1975), уроженка немецкого Ганновера, выросшая в Кёнигсберге и состоявшаяся как философ в США, в последние годы стала одним из наиболее узнаваемых имён, чьё интеллектуальное наследие западная пресса связывает с Россией. Во-первых, потому что Кёнигсберг стал российским Калининградом. Во-вторых, потому что Арендт - автор исследования тоталитаризма как исторического явления.

Её работы "Истоки тоталитаризма" (The Origins of Totalitarianism, 1951) и "Банальность зла: Эйхман в Иерусалиме" (Eichmann in Jerusalem: A Report on the Banality of Evil, 1963) считаются своего рода учебниками, на которых, как однажды выразились на радио "Свобода", "вскормлено не одно поколение философов Старого и Нового Света". Радио "Свобода" также периодически сокрушается, что в России не отмечают юбилеи со дня рождения Арендт и не пропагандируют её взгляды среди масс, поскольку она "не ко двору сегодняшней российской идеологии". В Германии есть центр, архив и премия её имени. Есть Институт Ханны Арендт, продолжающий исследования демократии и тоталитаризма (1). Есть даже пособия "для чайников" с кратким изложением мыслей Арендт о тоталитаризме. В Европе и США проводят посвящённые ей конференции. В России такого нет, и это плохо, внушают западные СМИ.

Позволим себе заявить, что, на мой взгляд, звание философа Арендт присвоено не столько за её труды, сколько из политических соображений. Она сама была против того, чтобы называться философом, а её работы носят, во многом, публицистический характер. Но высказанные в них идеи в свое время гармонично вписались в пропагандистскую кампанию Запада против Советского Союза, а сегодня - против России, и Арендт "повысили" в интеллектуальной иерархии. Она первой уверенно и решительно уравняла СССР и Третий Рейх, Сталина и Гитлера.

Западные историки, политики и философы зациклены на истории ХХ в., потому что в этом веке произошло то, что можно путём грубых искажений подогнать под определение тоталитаризма, идентичного нацизму - правление Сталина. Таким исследователям не интересна история европейского колониализма XIX в. - британского, французского, бельгийского, итальянского, немецкого, хотя такой колониализм можно определить как разновидность тоталитаризма, а в некоторых случаях - и как геноцида. 

Не интересна им история европейского колониализма ХХ в. - в бельгийском Конго, британской Индии, французской Кохинхине, итальянской Абиссинии, германской Юго-Западной Африке, португальской Восточной Африке, голландской Индонезии. В сумме эти мрачные колониальные режимы по степени и масштабам жестокостей превышают в разы подобные показатели режима, который принято называть сталинским. Если, конечно, не фантазировать и не увеличивать в геометрической прогрессии количество жертв сталинизма ради пропагандистского эффекта, как это делают западные исследователи. 

Ведущие страны НАТО запечатлелись в мировой истории как самые жестокие колониальные державы, не пренебрегавшие тоталитарными практиками. Заняться исследованиями европейского колониального тоталитаризма равносильно тому, что заклеймить коллективный Запад как антидемократическую силу. А если добавить факты из колониальной политики США, исследования превратятся в обвинительный акт для западной цивилизации, о чем ну никак не хочется вспоминать!

Арендт разработала своеобразный терминологический аппарат для собственных исследований тоталитаризма. При желании его можно разработать и для исследований колониализма, но ей это было не нужно. Она осуждала колониализм и расизм в "Истоках тоталитаризма", критично относилась к еврейскому национализму, но это не было главным предметом её интереса. По крайней мере, ее не называют исследовательницей европейского колониализма. 

Арендт можно назвать недобросовестным исследователем. США для неё - не тоталитарное государство. Вашингтон поддерживал вылупившийся из околофашистских кругов правый режим в Португалии, франкистский - в Испании. Не секрет, тысячи беглых нацистов в поисках убежища были по-тихому приняты США, ФРГ и Канадой. Вероятно, эти страны заслуживают если не звания тоталитарных, то хотя бы содействовавших последователям тоталитаризма. 

Сводить историю первой половины ХХ в. к двум тоталитаризмам - значит, сужать её горизонты. Делается это для того, чтобы вывести за скобки исследования роль западной демократии в становлении гитлеровского режима. Сталинскому режиму западные демократии не содействовали. Уж не от очевидной ли идеологической близости к гитлеризму - главному противнику сталинизма? Разве тема взаимодействия и взаимопонимания между тоталитарным режимом (гитлеровская Германия) и европейскими демократиями менее достойна внимания честного исследователя? 

Арендт, видимо, полагала, что да. Немецкий политолог и историк армянского происхождения, профессор Гейдельбергского университета Мануэль Саркисянц (1923-2015) думал иначе и написал исследование "Английские корни германского фашизма", подкреплённое внушительным доказательным материалом. Столь неприкрытая честность в освещении недавнего родства европейской демократии с европейским фашизмом создала профессору проблемы в демократической Европе. И почему-то радио "Свобода" не пропагандирует его идеи и не настаивает на популяризации его творчества в России.

Несомненно, некоторые идеи Арендт подверглись определённой вульгаризации со стороны современных пропагандистов, приспособивших их под текущие политические нужды. В то же время часть исследователей упрекали ее в чрезмерной метафизичности и несоответствии излагаемых ею теоретических принципов жизненной практике, т.е. в излишнем усложнении того, что просто, и упрощении того, что на деле не так просто, как кажется. 

На мой взгляд, философия Арендт - это удар по нашей памяти как народа-победителя и народа-освободителя. Она не затрудняется ответом на вопрос: если Сталин - моральное соответствие Гитлера, почему так разительно отличаются результаты их появления в Европе? С приходом советских войск в Европе исчезли концлагеря и прекратился холокост, появившиеся при Гитлере. О каком моральном равенстве можно здесь говорить?

Другой вопрос: если Ханна Арендт обличала тоталитаризм в защиту демократии, почему её так любят сторонники тоталитаризма? Пиететом к ней страдают сторонники национал-радикального "евромайдана" на Украине, вылившегося в гражданскую войну, и представители воинствующей либерально-русофобской оппозиции в России. В этом - вся цена и весь смысл ее идей. 

Германский нацизм, итальянский фашизм не завезены в Европу с Луны. Они - порождение европейской политической мысли. Во время Первой мировой русский философ Владимир Эрн прочёл доклад "От Канта к Круппу". В наш век можно говорить о маршруте западной цивилизации от Канта к НАТО. Для этого ей и нужна Арендт и её философия.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) https://hait.tu-dresden.de/ext/

2) https://flb.ru/5/3847.html

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати