ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Иран накануне выборов президента страны: кандидаты и перспективы

10:22 04.06.2021 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Немного о президентских выборах в Иране

18 июня 2021 г. в Исламской Республике Иран (ИРИ) состоятся выборы президента страны - важное политическое событие, влияющее на внешнюю и внутреннюю политику Тегерана. И это, несмотря на то, что президент ИРИ – второе лицо в государственной иерархии. Первым является верховный лидер (рахбар – вождь, перс. яз.), он же духовный лидер, он же глава республики, он же главнокомандующий всеми вооруженными силами страны. Именно рахбар определяет генеральную линию внешней и внутренней политики и строго следит за ходом ее проведения.

Президент ИРИ – это глава исполнительной власти. Как гласит статья 113 Конституции ИРИ, после лидера страны президент является высшим официальным лицом страны. Он отвечает за выполнение Конституции и руководит исполнительной властью во всех сферах, кроме тех, что отнесены к непосредственному ведению лидера страны.

Иранский президент, по сути, является премьер-министром (этой должности в ИРИ нет), избираемым всем народом раз в четыре года. Президент вместе с формированным им кабинетом министров (список министров одобряется меджлисом) отчитывается за действия кабинета министров перед меджлисом, подписывает международные договоры и соглашения от имени иранского правительства, несет ответственность за планирование и исполнение бюджета. К полномочиям президента относятся назначение послов и приём верительных грамот послов других стран, вручение государственных наград. В целом, президент ИРИ осуществляет ежедневную практическую работу по претворению в жизнь генеральной линии верховного лидера.

Но всё же президент в Иране имеет значительную свободу для собственной интерпретации этой линии.

Согласно статье 115 Конституции ИРИ, президент должен избираться из религиозно-политических деятелей, отвечающих следующим требованиям: иранское происхождение, гражданство Ирана, организационные способности, достойная биография и религиозность, вера в основы Исламской Республики и принадлежность к официальной религии страны. Кроме того, кандидат на президентский пост должен быть не моложе 40 и не старше 75 лет.[1] Будущий президент обязан обладать управленческим опытом сроком не менее четырех лет, не иметь судимости и владеть, как минимум, степенью магистра наук.

Статья 114 Конституции ИРИ гласит, что президент выбирается на 4 года прямым голосованием народа, причем может выбираться только на два срока подряд.

Немного о выборах 2021

В этом году президентские выборы пройдут в Иране в тринадцатый раз. Будущему главе исполнительной власти страны необходимо будет набрать больше 50% голосов избирателей. Если ни одному из кандидатов этого не удастся, через две недели состоится второй тур голосования. В соответствии с данными Избирательного штаба ИРИ ныне в выборах смогут принять участие более 59,3 миллионов иранцев (из 82 млн. населения страны), в том числе 1,3 млн. юношей и девушек, достигших 18 лет и впервые получивших право голосовать.

Заявки на участие в выборах 2021 подали и были зарегистрированы 592 кандидата в кандидаты, в том числе 40 женщин. Однако главное — не зарегистрироваться. Главное – пройти через сито важного исламского органа - Наблюдательного совета (НС),[2] который, в соответствие со статьей 99 Конституции Ирана, и утверждает окончательный список кандидатов. В этом году накануне регистрации Совет заявил о новых критериях отбора, которым, как оказалось, не соответствовали все известные кандидаты от реформистского лагеря и умеренной оппозиции.

В результате работы НС в окончательном списке осталось семь человек. Причем только двоих с натяжкой можно отнести к либералам – реформаторам, а точнее – к умеренным. Это: экс-губернатор провинции Исфаган, бывший вице-президент Ирана Мохсен Мехр Ализаде, 64 года (он был кандидатом на выборах президента в 2005 году, набрав менее 4,5% голосов) и глава Центрального банка ИРИ технократ Абдул Насер Хеммати, 63 года. Надо признать, что названные «умеренные» не пользуются особой популярностью стране и не имеют широкой поддержки среди населения.

Что касается пяти других кандидатов, прошедших отбор НС, то все они яркие представители радикально-консервативного фланга политического фронта ИРИ.

Это:

Сейед Эбрахим Раиси,61 год, доктор юриспруденции, радикал - консерватор, глава судебной власти ИРИ. Раиси — сейед, то есть прямой потомок Пророка, о чем свидетельствует его черная чалма. Однако его точная религиозная квалификация - это непростой для него вопрос. Некоторое время на своём сайте Раиси называл себя «аятоллой». Когда иранские СМИ расследовали и огласили факт отсутствия у него формального религиозного образования и опубликовали истории, ставящие под сомнение его заявленные религиозные полномочия, Раиси возражал. Но сегодня он больше не претендует на это звание и вместо этого называет себя ходжат-оль-эслам, что духовным рангом ниже аятоллы по статусу и привилегиям.[3] Правда, в последние недели, когда на политическом горизонте у Раиси появилось кресло президента, близкие к нему СМИ стали вновь называть его аятоллой.[4]

Судебную практику Эбрахим Раиси начал в 20 лет в городке Кередж. Затем привлек внимание верховного лидера аятоллы Хомейни и начал действовать в масштабах страны, занимаясь особо важными делами. Среди них — дело против оппозиционной «Организации моджахедов иранского народа». Её членов, а также несколько тысяч политических заключенных других группировок в массовом порядке казнили решением Раиси. Это, безусловно, продолжает бросать тень на его карьеру и делает его непопулярным среди избирателей, которых привлекают реформистские или более прагматичные кандидаты. Это, не говоря уже о его роли в репрессиях против участников протестов во время беспорядков, последовавших за президентскими выборами 2009 года, когда Раиси была заместителем главы судебной власти. Кстати, во время предвыборной кампании 2017 года президент Хасан Роухани выступил с завуалированной критикой деятельности Раиси, заявив, что «народ Ирана заявляет, что не принимает тех, кто только вешал и сажал в тюрьму людей последние 38 лет».[5]

Г-н Раиси занимал должности: прокурора Тегерана, начальника Генеральной инспекции Ирана, первого заместителя главы судебной власти, генпрокурора, с 2019 г. – главы судебной власти. Известен жесточайшей борьбой против оппозиции, диссидентов и инакомыслящих. Во внешней политике – сторонник жесткой антизападной линии. В 2009-м США наложили на Раиси санкции. В американском Минфине его обвинили в «репрессиях внутри Ирана и за его пределами».

С 2016 по 2019 гг. он возглавлял крупнейший в ИРИ холдинг «Астан Кодс Разави» (Astan Qods Razavi) состоящий из нескольких благотворительных фондов (боньяд), куда входят десятки организаций и тысячи сотрудников.

На выборах 2017 года Эбрахим Раиси был главным оппонентом нынешнего президента Хасана Роухани. Тогда он получил 15,786 млн. голосов (38,5%).

Мохсен Резаи, 66 лет, доктор экономики, радикал - консерватор, секретарь Совета политической целесообразности.[6] 16 лет — с 1981 по 1997 — занимал должность главнокомандующего КСИР. Ветеран ирано-иракской войны. В 1997 году Мохсен Резаи начинает карьеру политика. Верховный лидер определяет его в Совет целесообразности, в рамках которого Резаи занимается разработкой проекта развития Ирана на 20 лет вперед (с 2005 по 2025).

Резаи был постоянным кандидатом в президенты - в циклах 2005, 2009, 2013, а теперь и 2021 года - но он проиграл все выборы, в которых когда-либо участвовал - как и в парламент - в 2000 году, так и на пост президента.

Несмотря на несомненные заслуги Мохсена Резаи перед ИРИ, отношения с рахбаром Хаменеи у него были сложные, особенно после того, как его сын Ахмад Резаи уехал из Ирана в США, где он выступал против политических репрессий в ИРИ. Но, вернувшись через несколько лет в Иран, он вскоре был найден мертвым в гостиничном номере в Дубае в 2011 г.[7]

Саид Джалили, 55 лет, доктор философии, радикал - консерватор, ученик и верный соратник аятоллы Хаменеи на протяжении десятилетий, действующий представитель Верховного лидера страны в Высшем совете национальной безопасности. Ветеран ирано-иракской войны, служил в КСИР. Имеет многолетний опыт дипломатической работы — в частности Джалили занимал пост замминистра иностранных дел по странам Европы и Америки и руководил переговорами по ядерной сделке. Рьяный противник США. Близок к рахбару Хаменеи.

Алиреза Закани,56 лет, консервативный политик, имеет высшее медицинское образование, бывший член парламента страны (2004 – 2016 гг.). Начиная со студенческих лет, был одной из центральных фигур фундаменталистского движения в Иране. Состоял в Силах сопротивления «Басидж». Ветеран ирано-иракской войны, во время которой получил несколько ранений. Глава Исследовательского центра меджлиса. Закани владеет новостным сайтом Jahan News и еженедельником Panjereh Weekly. Верный сторонник убитого генерала Солеймани и его политики в регионе.

Г-н Закани регистрировался на выборы президента в 2013 и 2017 гг., но тогда не был пропущен Наблюдательным советом.

По мнению наблюдателей, его шансы стать президентом чрезвычайно малы. По всей вероятности, г-н Закани использует эту кампанию, чтобы обеспечить себе место в кабинете Раиси, если он выиграет президентский пост.

Амир-Хоссейн Газизаде Хашеми, 50 лет, консерватор, имеет высшее медицинское образование, депутат меджлиса с 2008 г., вице-спикер парламента, член «Фронта устойчивости Исламской революции».[8] Ярый критик политики президента Хасана Роухани и его правительства.

Немного об особенностях выборов 2021

Наблюдательный совет не допустил к выборам видных умеренных политиков.

Не вошли в список кандидатов такие известные деятели, как Мохаммад Джавад Азари Джахроми, действующий министр коммуникаций и информационных технологий, самый молодой член кабинета министров президента Роухани (39 лет), родившийся уже после исламской революции. Отстранён по возрасту.

Последовательный реформатор Мостафа Таджзаде - бывший замминистра внутренних дел в администрации президента Мохаммада Хатами и его советник. Не допущен по причине судимости за активное участие в акциях протеста в 2009 г.

Председатель городского совета Тегерана Мохсен Хашеми Рафсанджани – либеральный политик, ученый и инженер, старший сын одного из столпов исламской революции в Иране – Али Акбара Хашеми Рафсанджани.

С действующим вице-президентом Эсхаком Джахангири реформаторы связывали особые надежды, но - увы. НС отказал г-ну Джахангири. Одновременно, как запасной вариант, в либерально-реформаторских кругах обсуждался вопрос о поддержке центриста, умеренного консерватора Али Лариджани, вероятность его выхода в финал была высока. В течение 12 лет с 2008 по 2020 г. он был председателем меджлиса и активным политическим деятелем, известным не только в Иране, но и во всём мире. Его семья - одна из самых влиятельных в стране, имеющая прочные связи, как с клерикалами Кума, так и с политической элитой Тегерана. Конечно, Али Лариджани далеко не либерал и не реформатор, но на фоне крайних радикалов, вошедших в список кандидатов, он выглядит, во всяком случае, прагматиком. Недаром в ИРИ появился лозунг «Лариджани — это Роухани». Однако совершенно очевидно, что, став кандидатом, Лариджани составил бы реальную конкуренцию Эбрахиму Раиси и вполне мог бы одержать над ним победу. Но это явно расходилось с планами рахбара Хаменеи. Поэтому путь к президентскому креслу для Али Лариджани был закрыт.

Официальная причина дисквалификации Лариджани не была опубликована - по некоторым данным, причиной этому могла послужить информация о британском гражданстве дочери политика и ее учеба в США. Брат Али Лариджани – Садек, бывший долгое время главой судебной власти (2009 – 2019), а ныне занимающий пост председателя Совета по определению политической целесообразности, назвал ложными данные об иностранном подданстве его племянницы. По его словам, она находилась в Великобритании на учебе всего два года, а в 2006 г. вернулась в Иран. В настоящее время она проходит обучение в США по студенческой визе, однако сохраняет иранское гражданство.

По имеющимся данным, Садек Лариджани согласился на дисквалификацию своего брата из списка кандидатов в президенты в случае, если министерство информации (разведки) подтвердит эти обвинения. Несмотря на то, что информация оказалась неточной, Наблюдательный совет не изменил своего решения.

В числе недопущенных к президентской гонке – бывший президент Махмуд Ахмадинежад, который заранее обещал призвать своих сторонников бойкотировать выборы, если его не допустят к финальной гонке.

К настоящему времени известно, что Али Лариджани и другие дисквалифицированные кандидаты заявили, что они принимают решение Наблюдательного совета и не будут просить верховного лидера аятоллу Хаменеи отменить его.

Однако президент Роухани направил рахбару Хаменеи письмо с просьбой разобраться с отстранением видных политиков. Об этом президент сказал на заседании кабинета министров 26 мая. «Когда мы узнали о решении, принятом в понедельник вечером Наблюдательным советом, ситуация прояснилась, нам стало понятно, насколько это решение предвзято. Многие политики, и мы в том числе, хотели бы видеть иные условия, позволяющие допустить к голосованию большее количество лиц. Ведь основа и сам смысл выборов — в конкуренции, а исключив эту возможность, выбора мы попросту не оставляем» — заявил он.

Ответ аятоллы Хаменеи был однозначным: «Выбирая кандидатов, уважаемый Наблюдательный совет сделал то, что должен был сделать, и так, как это было необходимо сделать».[9]

И все же многие известные политические деятели открыто критиковали решение НС. Хасан Хомейни, внук вождя исламской революции и основателя Исламской Республики Иран аятоллы Рухоллы Хомейни, раскритиковал дисквалификацию ключевых кандидатов на президентских выборах в Иране. Иранские СМИ цитируют слова Хомейни: «Если бы я был на месте одобренных кандидатов, я бы снял свою кандидатуру». Хасан Хомейни придерживается реформаторских взглядов, нередко критикует власти.

Известно, что верховный лидер аятолла Хаменеи попросил Хасана Хомейни не вступать в президентскую гонку.[10] По словам его брата Ясера, Хаменеи якобы сказал Хасану, что его кандидатура «неразумна» в сложившихся в Иране условиях.[11]

Брат Лариджани Садег, назвал это решение НС «необоснованным». Дисквалифицированный реформист Мостафа Таджзаде пошел еще дальше, подчеркнув, что «ни один ответственный гражданин не должен сдаваться» перед Наблюдательным советом, заявил, что решение НС направлено на свержение «республиканской» части Исламской Республики.[12] Тот же Мостафа Таджзаде в своём твиттере утверждал, что всё, что происходит вокруг выборов и с выборами – это дело рук аятоллы Хаменеи.[13]

Даже Эбрахим Раиси, который больше всего выиграет от дисквалификации потенциальных конкурентов, выразил обеспокоенность, отметив, что он пытается сделать выборы более конкурентными и более широкими. Тем не менее, его заявление, вероятно, был предназначено для того, чтобы укрепить свою легитимность и противостоять насмешливым публичным ссылкам на гонку как «Раиси против Раиси».[14]

Решение НС негативно встречено многими иранцами. В заявлении, опубликованном группой студентов Исфаганского университета, говорится, что они бойкотируют эти президентские выборы.

Причем бойкотировать выборы, результаты которых известны уже за месяц до их проведения, собираются иранцы, представляющие практически весь политический спектр. И иранские эмигранты за границей, в том числе и наследный принц Ирана Реза Пехлеви,[15] и Иранский фронт реформистов[16], и экс-президент Ахмадинежад с его многочисленными сторонниками[17] - призывают иранцев не участвовать в выборах.

Такой масштаб «отказников» голосовать может значительно снизить явку на избирательные участки 18 июня. Так, по данным Иранского агентства по опросу студентов (ISPA), опрос, проведенный 26-27 мая, показывает снижение по сравнению с данными от 16-17 мая на 7% с 43% до 36% тех, кто говорит, что они «определенно проголосуют» или «вероятно проголосуют» на президентских выборах 18 июня.[18] Эти данные совпадают с общим мнением, что явка на предстоящих выборах будет около 40%.

На парламентских выборах в 2020 г. явка едва превысила 40%. Тогда это объяснили пандемией коронавируса. Теперь в Иране, особенно среди умеренных и реформистских сил, многие заявляют о бойкоте выборов. Для властей, для верховного лидера, для Эбрахима Раиси, которому в Иране уже практически предрекли победу, важно продемонстрировать, что он выиграл в ходе конкурентной борьбы при высокой явке.

Но, по всей вероятности, Э.Раиси выиграет президентскую гонку при любой явке, при любой политической погоде.

Немного о роли и месте кандидата Раиси в президентской кампании

Анализ предвыборной ситуации в Иране свидетельствует, что кандидат на пост президента страны Эбрахим Раиси – креатура самого верховного лидера аятоллы Хаменеи. Показателем этому является покровительство Раиси со стороны близких к лидеру СМИ, в первую очередь Kayhan и Иранской государственной телерадиокомпании IRIB.

Кроме того, до момента написания этой статьи не было информации о том, что ставший уже официально кандидатом в президенты Э.Раиси ушел в отставку и покинул свой высокий пост главы судебной власти или, в крайнем случае, ушел в отпуск, как это принято в подобных случаях. (Правда, есть предположение, что государственное лицо такого уровня само решает данный вопрос). Но при  любом раскладе это говорит о том, что, во-первых, сделано это с ведома верховного лидера, и, во-вторых, что кандидат намерен использовать административный ресурс против своих политических оппонентов. Подтверждением этому является тот факт, что глава Департамента печати и культуры судебной ветви власти на встрече с журналистами обратился к ним с просьбой не публиковать никаких критических материалов в адрес главы судебной власти Ирана и нынешнего кандидата в президенты. Это относится и к социальным сетям, подчеркивается в публикациях. Департамент информации КСИР провел встречи с активистами социальных сетей, где их предупредили о нежелательности критики Э.Раиси, в противном случае, их ожидают серьезные неприятности. Подобные инструкции озвучены и со стороны полиции.[19]

Скрытая поддержка Э.Раиси со стороны Хаменеи, несомненно, повлияла на видных деятелей консервативного лагеря – потенциальных кандидатов в президенты, таких, например, как спикер меджлиса Мохаммад Бакер Калибаф, которые воздержались от участия в выборах. А ведь на протяжении длительного периода фамилия Калибаф постоянно фигурировала в списке возможных кандидатов, составляемом аналитиками, политологами и журналистами. И дело здесь не в том, что Раиси в глазах Хаменеи лучше, чем Калибаф. Нет. Просто у верховного лидера существуют и готовятся к реализации другие планы.

Аятолле Хаменеи 82 года, у него  серьезные проблемы со здоровьем. Не исключено, что сегодня он курирует рождение последнего для себя президента. Многие наблюдатели полагают, что аятолла Хаменеи готовил Раиси в качестве своего преемника, причем в течение нескольких лет. Этому была посвящена работа приближенных к лидеру СМИ, которые старательно повышали имидж его протеже. Конечно, пост президента не является обязательной ступенью к вершине единовластия рахбара. Но, в конце концов, в 42-летней истории ИРИ был только один такой переходный период, и избранным преемником аятоллы Хомейни был тогдашний президент Али Хаменеи.

Однако участие в выборах этого года – это реальный политический риск, как для Раиси, так и для самого Хаменеи. Действительно, победа принесла бы Раиси серьезный вотум общественного доверия, который он мог бы использовать в любой будущей борьбе за то, чтобы закрепить за собой титул верховного лидера. Однако поражение может стать смертельным ударом для таких устремлений, особенно с учетом его предыдущего поражения от Хасана Роухани на выборах 2017 года.[20]

Естественно, чтобы избежать негативного исхода, Э. Раиси с помощью верховного лидера делает всё возможное для гарантированной победы 18 июня. Это отстранение от выборов силами Наблюдательно совета многих видных политиков и создание тем самым идеальных условий для борьбы с малоперспективными конкурентами. Это использование административных ресурсов в предвыборной кампании с привлечением СМИ, КСИР с его неограниченными финансовыми, экономическими, политическими, организационными возможностями (видные ксировцы высказались в поддержку Раиси). Это стремление еще больше сплотить вокруг себя консервативный лагерь, сосредоточив внимание на своей известной антикоррупционной платформе. Это широкомасштабная агитация и пропаганда со стороны аффилированных с Хаменеи и Раиси СМИ, а также «точечная» агитация местных мулл во время проповедей в квартальных, районных, сельских мечетях. Это инициированная «сверху» реальная поддержка «конкурентов» - кандидатов из родного радикально-консервативного лагеря вплоть до их выхода из президентской гонки в пользу Раиси, что бывало неоднократно во время предыдущих кампаний. Всё это делает главу судебной власти Эбрахима Раиси сильнейшим из кандидатов и, скорее всего, обеспечит ему хорошие перспективы для победы.

Немного в заключении

В силу вышеизложенного нет большого смысла анализировать предвыборные программы каждого из кандидатов. Это, пожалуй, работа для историков. Тем более иранские избиратели не любят читать, изучать и глубоко анализировать «заумные» политические, социальные и экономические программы кандидатов. Они голосуют за личность, за его образ, сформировавшийся в их головах благодаря агитации и пропаганде.

Журнал «Международная жизнь», конечно же, оценит итоги президентских выборов и рассмотрит перспективы развития различных политико-экономических сторон Ирана при новом президенте уже после 18 июня. Но, пожалуй, на сегодня главное понять, как иранское общество отреагирует на сложившуюся ситуацию с президентскими выборами.

Социально-экономическая ситуация чрезвычайно сложная: нулевой рост экономики, отток инвестиций, составивший 6%, рекордные за всю историю ИРИ инфляция и падение фондового рынка, рост курса доллара, достигший 700%, сокращение строительства жилья на 50% и самый высокий уровень социального неравенства за последние десять лет.[i] К этому присовокупляется общее недоверие властям и различным политическим лидерам, группировкам, партиям.

В данных условиях прослеживаются два, можно сказать, диаметрально противоположных исхода: или всеобщая социальная пассивность, снижение явки на выборах, или, что нельзя исключить, одиночные протестные выступления, но, по всей вероятности, они вряд ли будут такими же массовыми и продолжительными, как после президентских выборов 2009 г.

Будем отслеживать развитие обстановки в Иране и надеяться на лучшее. Ждать осталось не долго.

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



 


[1] Данные возрастные ограничения для кандидатов в президенты введены Наблюдательным советом и не подтверждаются законами. Активное и пассивное избирательное право в ИРИ с 18 лет.

[2] Наблюдательный совет (НС) (или Совет по охране конституции – перс.яз. Шоурайе негяhбане кануне асаси) состоит из 12 членов, 6 из которых (видные религиозные деятели) назначает верховных лидер. Остальные 6 членов (юристы) назначаются меджлисом по представлению главы судебной власти. НС утверждает кандидатов на ключевые посты, в том числе кандидатов в президенты, в члены правительства и парламента. Основная обязанность Совета — проверка законопроектов на соответствие исламскому праву. В случае если имеются разногласия с шариатом, законопроект отправляется на доработку. Кроме того, Совет имеет право наложить вето на любое решение меджлиса.

НС часто называют Совет стражей, что, естественно, ассоциируется с Корпусом стражей исламской революции (КСИР). Это абсолютно ошибочно, и такое наименование Совета происходит от буквального перевода с английского на русский – The Guardian Council.

[3] Alex Vatanka. The Supreme Leader’s Apprentice Is Running for President. Сайт Foreign Policy. 12.04.2017. https://foreignpolicy.com/2017/04/12/irans-supreme-leader-has-picked-his-candidate-for-president/

[4] Титул «аятолла» признан только среди иранских шиитов (и иракских шиитов иранского происхождения). Сунниты его не используют. У иранских шиитов присвоение почетного титула «аятолла» сложный, расплывчатый и неоднозначный процесс. Кандидат на этот титул должен иметь хорошее религиозное образование, (как правило, он уже обладает более низким званием «ходжат-оль-эслам»), иметь научные труды в исламской теологии, быть знатоком философии, юриспруденции и других гуманитарных наук в исламской интерпретации, иметь учеников и последователей, обладать высоким авторитетом в общине, быть признанным и известным как среди рядовых верующих общины, так и среди выдающихся шиитских праведников. Аятолла вправе самостоятельно выносить фетвы – богословские заключения не только по религиозным вопросам, но и по широкому аспекту общественно-политических проблем.

Наделение титулом «аятолла» совершенно не схоже с присвоением воинских, научных званий или учёных степеней. Просто члены шиитской общины начинают называть известного богослова аятоллой за его заслуги. Обычно после негласного решения более авторитетных богословов.

Высшим титулом в шиизме признано звание великого аятоллы, которым обладают наиболее авторитетные учёные. Он осуществляет руководство шиитской общиной от имени мессии - скрытого имама Махди – последнего преемника пророка Мохаммада, который явится на Землю перед концом света. В современном мире этот титул носят верховный лидер Ирана Али Хаменеи и духовный лидер иракских шиитов Али Систани.

[5] Сайт Iran International. 30.05.2021. Profiles of Iran’s 2021 Presidential Candidates. https://iranintl.com/en/iran/profiles-irans-2021-presidential-candidates

[6] Совет по определению политической целесообразности (перс. яз. Маджмайе ташхисе масляhате незам) — совещательный орган при верховном лидере ИРИ. В обязанности Совета входит разрешение конфликтных ситуаций между Наблюдательным советом и меджлисом. В состав Совета входит 28 авторитетных политиков. На протяжении 27 лет председателем совета был Али Акбар Хашеми Рафсанджани.

[7] Сайт Iran International. 30.05.2021. Profiles of Iran’s 2021 Presidential Candidates. https://iranintl.com/en/iran/profiles-irans-2021-presidential-candidates

[8] Фронт устойчивости Исламской революции(перс. яз. Джабhейе пайдарийе энгелябе эслами),— политико-идеологическое объединение, которое возникло после событий, связанных с президентскими выборами 2009 года в Иране и массовыми антиправительственными выступлениями иранцев.

В манифесте Фронта устойчивости, указаны следующие его принципы: единство вокруг государствообразующего в ИРИ принципа Велаяте факих; антипатия к виновникам мятежа 1388 года (протестов 2009 года); антипатия к тем, кто не выразил свою позицию по отношению к мятежу13 88 года; антипатия к «девиантному течению» (к экс-президенту Ахмадинежаду и его националистической политики, что расходится с сугубо исламской идеологией хомейнизма. Термин «девиантное течение» был придуман в 2011 году, после открытого конфликта между Ахмадинежадом и верховным лидером Али Хаменеи).

[9] Сайт ISNA. 05 месяца Хордада 1400 г. (26.05.2021). Бе начар бе магаме моаземе раhбари наме невештам (перс. яз). Разумеется, я написал письмо рахбару. https://www.isna.ir/news/1400030503746/

[10] Сайт Iran International. 26.05.2021. Khomeini's Grandson Slams Rejection Of Key Presidential Candidates In Iran. https://iranintl.com/en/iran-in-brief/khomeinis-grandson-slams-rejection-key-presidential-candidates-iran

[11] Сайт Shabtabnews. 14.04.2021. Ali Khamenei Bans Ayatollah Khomeini’s Grandson from Running for President. https://english.shabtabnews.com/2021/04/14/ali-khamenei-bans-ayatollah-khomeinis-grandson-from-running-for-president/

[12] Omer Carmi. A race of one? Iran slashes its presidential candidates list. Сайт The Washington Institute for Near East Policy. 25.05.2021. https://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/race-one-iran-slashes-its-presidential-candidates-list

[13] Maryam Sinaiee. Reformist Calls Iran’s Presidential Election A Khamenei 'Appointment' Сайт Iran International. 29.05.2021. https://iranintl.com/en/iran/reformist-calls-iran%E2%80%99s-presidential-election-khamenei-appointment

[14] Omer Carmi. A race of one? Iran slashes its presidential candidates list.

[15] Maryam Sinaiee. Exiled Prince Boosts ‘No To The Islamic Republic’ Social-Media Campaign. Сайт Iran International. 08.03.2021. https://iranintl.com/en/iran/exiled-prince-boosts-‘no-islamic-republic’-social-media-campaign

[16] Сайт Iran International. 26.05.2021. Iran Reformists Say They Will Not Support Any Candidates In Presidential Poll. https://iranintl.com/en/iran/iran-reformists-say-they-will-not-support-any-candidates-presidential-poll. - Иранский фронт реформистов (ИФР) включает в себя партии и группы, начиная от исламских левых, таких как запрещенная партия «Мошарекат» и заканчивая технократической консервативной партией «Каргозаран-э Сазандеги», созданной бывшим президентом Акбаром Хашеми Рафсанджани. Такие либерал-реформисты как экс-президент Мохаммеду Хатами, а также Мир-Хосейн Мусави и Мехди Карруби, создавшие и возглавлявшие протестное «Зеленое движение» в 2009 г., являются влиятельными фигурами в ИФР.

[17] Сайт Iran International. 27.05.2021. Rejected Ahmadinejad Says He Won’t Vote In Iran Presidential Poll. https://iranintl.com/en/iran/rejected-ahmadinejad-says-he-won’t-vote-iran-presidential-poll

[18] Сайт Iran International. 30.05.2021.Boycotts Kick Off, Campaigning and Blunders Continue In Iran Election. https://iranintl.com/en/iran/boycotts-kick-campaigning-and-blunders-continue-iran-election

[19] Денис Юрганов. Предвыборная кампания в Иране вступает в финальную фазу. Сайт Завтра. 25.05.2021. https://zavtra.ru/events/predvibornaya_kampaniya_v_irane_vstupaet_v_final_nuyu_fazu

[20] Omer Carmi. Iran’s Presidential Election Season Kicks Off: Five Takeaways. Сайт Washington Institute for Near East Policy. 17.05.2021. https://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/irans-presidential-election-season-kicks-five-takeaways#utm_term=READ%20THIS%20ITEM%20ON%20OUR%20WEBSITE&utm_campaign=Iran%5Cu2019s%20Election%20Season%20Kicks%20Off%20%28Carmi%20%7C%20PolicyWatch%203485%29&utm_content=email&utm_source=Act-On+Software&utm_medium=email&cm_mmc=Act-On%20Software-_-email-_-Iran%5Cu2019s%20Election%20Season%20Kicks%20Off%20%28Carmi%20%7C%20PolicyWatch%203485%29-_-READ%20THIS%20ITEM%20ON%20OUR%20WEBSITE

[21]    Сергей Строкань. От иранских реформ остался вакуум. Сайт Коммерсантъ. 16.03.2021. https://www.kommersant.ru/doc/4730052

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати