ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Афганистан - «гордиев узел» Байдена

10:10 27.04.2021 • Андрей Кадомцев, политолог

14 апреля президент США Джозеф Байден объявил о намерении вывести все американские войска из Афганистана к 11 сентября нынешнего года. Формально, речь идет о выполнении одного из предвыборных обещаний нынешнего главы Белого дома. Тем не менее, решение вызвало противоречивую реакцию как в политических кругах США, так и среди американских союзников.

«Самая долгая война Америки» продолжается уже 20 лет. И за всё это время Вашингтон так и не смог определиться, какие цели он преследует в афганской кампании. В недавнем обращении к Белому дому, ряд ведущих американских организаций ветеранов военной службы отмечает, что нельзя больше посылать в бой всё новых и новых военнослужащих в ситуации, когда «и цели войны остаются неясными, и пути к победе не видно».

Импульсивной и противоречивой оставалась все эти годы и политика США в регионе в целом. Вот и сейчас, объясняя свое решение, американский президент пространно заявил, что США не могут больше позволить себе ни продолжения боевых действий, ни расширения военного присутствия в Афганистане в надежде добиться неких «идеальных» условий для вывода войск. По мнению британского The Economist, не такого «последнего слова Америки» ожидаешь услышать, подводя черту под ее многолетними афганскими злоключениями.

Самые осторожные критики афганской кампании США называют ее «торжеством благих пожеланий над здравым смыслом». Действительно мягко сказано по поводу войны, непосредственно на ведение боевых действий в ходе которой Вашингтон потратил 2 трлн. долларов. Тем не менее, до сих пор запрещенное в России движение «Талибан» сегодня контролирует более половины территории Афганистана. Наращивает свое присутствие и запрещенная в России группировка Исламское государство (ИГ). Наконец, как напомнил на днях МИД РФ, «еще одним результатом военного присутствия США и НАТО стал 20-кратный рост объемов производства наркотиков в Афганистане».

По меньшей мере, четыре причины помешали Америке сформулировать ясные цели своего вторжения, быстро превратившегося в «авантюру», отмечает профессор Университета Западной Австралии Амин Сайкал. Во-первых, Вашингтон оказался не способен «понять сложность страны, в которую он вторгся, и региона, в котором эта страна находится». Во-вторых, «США не смогли найти надежного и эффективного партнера на местах в стране, в которую было совершено вторжение». Кроме того, «в конечном счете США не смогли убедить в необходимости своего вторжения ни народ страны, в которую они вторглись, ни собственных избирателей, как и не удалось им выполнить данные ими же обещания». И наконец, США не умеют или не желают учиться на своих прошлых ошибках. Вашингтон оказался «плохо подготовлен для борьбы с национальными восстаниями».[i]

Реалисты уверены, что при Байдене Вашингтон, наконец-то, сумел трезво оценить тенденции и процессы, развивающиеся в Афганистане. По мнению The Economist, у Байдена было два варианта действий. Первый, оставить минимальный контингент до тех пор, пока продолжаются переговоры с талибами (запрещены в РФ). Второй - вывести войска, поставив, тем самым, точку в переговорах. Что, по мнению американских спецслужб, повысит риск возвращения Афганистана в состояние гражданской войны.

Официальные мотивы Байдена в пользу принятого решения - иные. Во-первых, что интересы США в Афганистане больше не требуют даже нынешнего, существенно сократившегося, военного присутствия в стране. Что теперь Вашингтон может добиться своих целей опосредованным образом. Позже официальные лица США пояснили, что речь идет об использовании боевых дронов, систем электронной разведки, а также подразделений спецназа, действующих с территории Пакистана. Во-вторых, глава Белого дома заявил о необходимости «встряхнуть» Афганистан в свете усиливающегося соперничества между США и Китаем.

Оба аргумента, похоже, кажутся большинству наблюдателей не слишком убедительными. Даже многие действующие представители американского политического и военного истеблишмента дают понять, что не согласны, либо не полностью согласны с решением президента. По данным американских СМИ, мнения высокопоставленных представители американской администрации по проблеме военного присутствия в Афганистане разделились. Далеко не все поддержали инициативу Байдена.

НАТО, все годы афганской войны пытавшееся всеми силами продемонстрировать свою полезность для Вашингтона, было поставлено перед фактом. Генсек альянса Йенс Столтенберг дал понять, что у стран-членов, чьи контингенты находятся в настоящий момент на афганской земле, нет другого выбора, кроме как последовать примеру Америки. «В свете решения, принятого США», сказал генсек, «все союзники согласились с заявлением» о совместном выводе войск.

По мнению сторонников решения Байдена, тот факт, что большинство политиков в Вашингтоне все еще видят в Афганистане центральный элемент интересов безопасности США - ошибка. США сделали всё, что в их силах в военном отношении, считает бывший посол США в Афганистане в 2014-16 годах Питер Майкл Маккинли (Peter Michael McKinley). Вывод войск можно было начать «много лет назад», или же отложить его на будущее: в любом случае, «наилучший момент для ухода» едва ли когда-либо наступит. Поэтому решение Байдена – «трудное, но правильное», поскольку отражает фундаментальные изменения в международном геополитическом порядке.[ii]

Между тем, «предел достижимого военными средствами» - изящный эвфемизм, позволяющий обойти проблему отсутствия прогресса в политических вопросах. Уже к январю 2019 года Америка в Афганистане оказалась в «стратегического тупике». Стороны конфликта достигли предела возможного с точки зрения расширения зон своего влияния. «Талибан» (запрещен в РФ) добился многого на поле боя, но не в вопросе построения в Афганистане т.н. Исламского Эмирата. Но и власти в Кабуле не способны потеснить противника в военном отношении – даже при поддержке еще остающихся войск западной коалиции. В результате, талибы контролируют преимущественно сельские районы страны, а официальное афганское правительство – в основном крупные города. Переговоры между делегацией официального Кабула и талибами формально начались осенью прошлого года. Однако «сторонам до сих пор не удалось утвердить даже повестку».[iii]

Не лучше развиваются контакты с талибами и у американских представителей. США приветствовали намерение Турции провести в Стамбуле представительную международную конференцию по урегулированию ситуации в Афганистане. Предполагалось, что в конце апреля в турецкую столицу приедет и делегация движения «Талибан» (запрещена в РФ). Однако, после неоднократного переноса даты начала конференции, талибы отказались от участия – до «полного вывода всех иностранных войск» с афганской территории.

Трамп в свое время показал, что США могут по-иному взглянуть на вопросы внешней политики, включая афганскую проблему. Президент-бизнесмен видел в военных кампаниях за рубежом одни лишь убытки. Некоторое, хотя и не слишком большое, число представителей американского истеблишмента также разделяют мнение относительно «нерентабельности и бессмысленности войн в мусульманском мире». Возможно, Байден решил прислушаться к реалистам, полагающим, что «сдержанность Америки в мире снизит риски». Однако «классические неоконсерваторы и интервенционисты выступают против самой постановки вопроса, видя в ней угрозу американскому доминированию».[iv]

Чтобы хоть как-то сгладить неоднозначное впечатление от тех мотивов вывода войск, о которых заявил Байден, его помощник по национальной безопасности Джейк Салливан позднее уточнил, что главной задачей Вашингтона в Афганистан было намерение «разобраться с теми, кто напал на нас 11 сентября». Причем согласно заявлению Салливана, Америка решила поставленную задачу еще 10 лет назад: «Мы нанесли удар по „Аль-Каиде“ (организация, запрещенная в РФ), мы убили бен Ладена…».

Наконец, Джозеф Байден – не Трамп. Мало кто в Вашингтоне решится открыто обвинить его в «некомпетентности», и, тем более, в «предательстве». И «неожиданным» решение действующего президента тоже не назовешь. Как отметила The Washington Post, еще 13 лет назад, посетив Афганистан в качестве вице-президента, Байден говорил о том, что даже ввод дополнительных военных контингентов США не поможет ни сформировать новую устойчивую центральную власть в Афганистане, ни укрепить нынешнюю.

По мнению российских экспертов, текущий расклад сил в Афганистане, как и общий региональный геополитический контекст, едва ли позволяют говорить о перспективах стабилизации ситуации в стране даже в случае полного вывода американских и западных войск в сроки, обозначенные президентом Байденом.

«Межафганский диалог испытывает трудности, в том числе из-за политического кризиса в стране». Продолжается «противостояние между действующим президентом Ашрафом Гани и главой» Высшего совета по национальному примирению, бывшим премьер-министром Абдуллой Абдуллой. А многие сторонники движения «Талибан» (запрещена в РФ) не приемлют саму идею переговоров с нынешним правительством в Кабуле, которое считают «марионеткой» американцев.

При всем том, соглашение с талибами, подписанное при Трампе, весьма расплывчато, радикалы «могут достаточно произвольно трактовать его пункты». В конечном итоге, «гораздо естественнее ожидать возвращения страны в то состояние, в котором она находилась после вывода советских войск и до вторжения войск США и их союзников».

Реалисты и вовсе полагают, что хотя бы «относительная стабильность в» Афганистане «возможна исключительно при наличии прочной президентской или королевской власти». Хорошо понимая это, Вашингтон все двадцать лет своего присутствия последовательно проводит «прямо противоположную политику, исключающую вариант формирования в стране прочных властных структур».

Наконец, едва ли можно полностью согласиться с теми, кто говорит о финальном «поражении» США в Афганистане. Скорее, американцы выводят свои войска, «оставляя после себя управляемый хаос». Вашингтон поддерживает и сторонников президента Гани, и тех, кто делает ставку на главу Совета национального примирения Абдуллу. Несмотря на глубокий внутриполитический раскол, «значительная часть противоборствующих группировок получает деньги – прямо или опосредованно – от американской стороны. Это означает, что конкуренты будут, так или иначе, апеллировать к Вашингтону».[v]

Таким образом, решение о выводе всех войск из Афганистана может оказаться не столь определенным, как его пытаются представить официальные лица американской администрации. Если правы многочисленные критики Белого дома, которые называют принятое решение – «завуалированным признанием поражения», тогда решение, принятое Байденом, отражает отсутствие понимания дальнейшего пути развития политики США на афганском направлении. А сроки вывода американских войск, обозначенные президентом-демократом, продиктованы «логистическими трудностями», а также желанием избежать прямых ассоциаций с политикой ненавистного предшественника.

Вместе с тем, Байден с первого дня знал, что основным пунктом соглашения с «Талибаном» (запрещен в РФ), которое подписал Трамп, является дата 1 мая – именно к этому сроку последний американский солдат должен был покинуть землю Афганистана. И теперь глава Белого дома прямо заявляет, что этот пункт выполнен не будет. В таком случае, крайне высока вероятность очередной эскалации насилия – об этом недвусмысленно заявляют представители талибов. Байдена не пугает такая перспектива? Возможно, сентябрь назван с прицелом посмотреть, как будет развиваться обстановка после истечения сроков пребывания войск США, оговоренных в соглашении талибов с Трампом. И, в случае новой эскалации насилия с их стороны, решение демократической администрации может быть пересмотрено – «под давлением новых драматических обстоятельств»?

Президент Байден хочет убедить всех, что готов разрубить Гордиев узел афганской проблемы. Однако время покажет, не затянет ли его Америка еще туже.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати