ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Китай как «полноценный системный противник» для НАТО?

10:03 19.03.2021 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Рассуждения на эту тему участились после заявления Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга о том, что в 2021 г. альянс должен принять новую стратегическую концепцию, нацеленную на сдерживание России и Китая.

Об этом Генсек НАТО говорил и ранее: и на встрече министров иностранных дел стран-членов НАТО в Вашингтоне в честь 70-летия альянса в 2019 г., и на встрече глав государств и правительств НАТО в декабре того же года в Лондоне. А администрация Д. Трампа развернула целую кампанию по представлению Китая «потенциальной угрозой» в европейских столицах и в кулуарах Секретариата НАТО.

Новая стратегия еще пишется, но какой она будет, можно судить по уже готовому подготовительному документу. В конце 2020 г. альянс представил доклад «НАТО-2030: Единство в новой эре». Его обсуждали главы министерств иностранных дел стран НАТО на видео саммите 1 декабря.

Один из главных пунктов доклада – тезис о том, что политико-экономический подъем КНР является новым вызовом для НАТО: Китай следует воспринимать не только как чисто экономического партнера или одного из акторов в сфере азиатской безопасности, а, скорее, как полноценного стратегического соперника. Китай «не представляет непосредственной военной угрозы для Евро-Атлантического региона в той же мере, как Россия, однако расширяет свое военное присутствие в Атлантике, Средиземноморье, Арктике», углубляя оборонное сотрудничество с Россией и развивая свой глобальный стратегический потенциал.[1]

Что же предлагают авторы доклада? Создать специальный консультативный орган для обмена информацией и опытом «для обсуждения всех аспектов интересов безопасности Альянса в отношении Китая». Прямо говорится о том, что он «должен уделять гораздо больше времени, политических ресурсов и сил вызовам безопасности со стороны Китая».

Интересно, что Пекин при этом постоянно подчеркивает, что его интересуют торгово-экономические отношения со странами Альянса, прежде всего с европейскими, и уклоняется от обсуждения военно-стратегической повестки. И тем более не называет НАТО своим стратегическим соперником.

А вот сам Альянс, похоже, начинает все более интересоваться торгово-экономическими отношениями с Китаем (явно выходя при этом за пределы своей компетенции). Так, в упомянутом докладе в главе, посвященной Китаю, рекомендуется «продолжить выявление уязвимостей в ключевых секторах и сбытовых цепочках, координируя свои усилия с ЕС», а также «поддерживать сплоченность НАТО в отношениях его членов с Китаем на двустороннем уровне и в таких форматах, как 17+1 и Инициатива Пояса и Пути».[2]

И в этом настоящий смысл как разбираемого доклада, так и будущей стратегии НАТО, на котором он, скорее всего, будет основан: в военно-стратегическом отношении предъявить Китаю, похоже нечего, зато налицо стремление затормозить отношения Китая с Европой и его масштабные внешнеэкономические и инфраструктурные начинания, такие как Инициатива Пояса и Пути.

Недавно заключенное торгово-инвестиционное соглашение между КНР и ЕС стало очевидным проявлением политики здравого смысла и торгово-экономической целесообразности со стороны европейцев. Но, видимо, это не устраивает теперь и новую американскую администрацию, которая, опираясь на свою «многостороннюю дипломатию» и используя НАТО в качестве инструмента, пытается эту европейскую политику блокировать. При этом сам Североатлантический альянс, рисуя для себя «полноценного системного противника», рискует столкнуться со самосбывающимся пророчеством.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] NATO 2030: United for a New Era. Analysis and Recommendations of the Reflection Group Appointed by the NATO Secretary General. 25 November 2020. P. 27.

[2] Там же, с. 28.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати