ГЛАВНАЯ > История без купюр

Дуглас Смит. «Последние дни русской аристократии»

20:44 28.02.2021 •

На полках книжных магазинов появился бестселлер, вышедший в свое время на многих языках, теперь он стал доступен для наших читателей в русском переводе. Это книга американского историка и переводчика Дугласа Смита «Бывшие люди. Последние дни русской аристократии». Посвящена она судьбам той части российской аристократии и дворянства, которая по той или иной причине, вольно или невольно осталась в Советской России. Вот как сам автор описывает предмет своего произведения.  «В этом повествовании говорится о том, «как была ограблена и уничтожена в период между революцией 1917 года и Второй Мировой войной российская элита. Здесь рассказано о разгромленных дворцах и сожжённых усадьбах, о ночных стычках с мародёрами из красноармейцев и окрестных крестьян, арестах, ссылках и казнях… Но в то же время эта повесть о том, какое множество людей из правившего класса царской России - сосланных, репрессированных, лишенных всех прав - преодолели все травмы, нанесённые утратой прежнего мира, и вступили в борьбу за место в рамках враждебного советского порядка...». Стоило бы добавить, что эта книга и о том, как в те «окаянные дни» люди не теряли ни веры, ни чувства достоинства, ни «способности  находить счастье даже в самых тяжёлых обстоятельствах».

Что немаловажно, хотел ли этого автор или нет, но он  вносит свой вклад в развенчания мифа о том, будто Николай II был «слабым правителем», не способным эффективно управлять страной. К сожалению, и сегодня, когда открыты архивы, доступна статистика и многие объективные свидетельства деятельности правительства Николая II и его лично, из монографии в монографию, из статьи в статью перекочёвывают те клише, которые мы унаследовали от худших, политически ангажированных образцов советской историографии.  Надо признать, что в этом вопросе и западная историческая мысль не далеко отошла от советских стереотипов, хотя и по совсем другим идеологическим мотивам.  Несомненно им отдает дань  и Дуглас Смит,

И, все же, приведенные им факты и цифры говорят сами за себя.

«На заре XX столетия, - пишет автор - Россия стремительно модернизировалась. Два десятилетия перед началом Первой Мировой страна показывала рекордные темпы экономического роста, опережая США, Германию и Великобританию... Огромные внутренние и иностранные инвестиции были привлечены в промышленность, горное дело и железнодорожное строительство. С 1880 по 1905 год протяжённость железных российских дорог выросла с 850 до 40 000 вёрст. Нефтяная промышленность сравнилась по объемам добычи с американской, Россия обогнала Францию по производству стали...  Первые кинотеатры появились в России в 1903, в том же году число электрических уличных фонарей в Петербурге выросло до 3000. К 1914 году Россия занимала 5 место из крупнейших промышленных держав мира. Темпы и перспективы роста экономики и влияние России заставляли другие державы смотреть на неё со смешанным чувством удивления, зависти и страха».

К выше сказанному можно было бы добавить многое, упомянем только  стремительный демографический рост в стране.  В период с 1902 по 1912  прирост населения увеличился до 3,7 млн. в год, чему не помешали ни революция 1905 года, ни Русско-японская война. С некоторым удивлением Д.Смит замечает, что все экономические успехи были достигнуты, когда крестьянство составляло 80% населения. Он приводит следующие показательные цифры: «В конце 1890х городское население составляло в России 13%,  в Англии 72%, в Германской империи 47% и в США 38%.».

А вот картина России постреволюционной. «После двух революций и 7 лет войны Россия лежала в руинах. Сельское хозяйство и промышленность были еле живы, общая стоимость готовой продукции составляла в 1921 году лишь 16% от показателей 1913 года, национальный доход 1920 не превысил 40% 1913. За американский доллар, который стоил 2 рубля в 1914, в 1920 давали 1200 рублей. Города и села опустели, Москва и Петроград потеряли более половины жителей. Годы войны и последовавшие в 1920 и 1921 годах засухи привели к голоду, охватившему Поволжье, центральные и северные области России. Голод был страшный, отмечались случаи людоедства. Рухнула вся социальная структура. Около 7 млн сирот оказались на улице, вынужденные попрошайничать, воровать и торговать собой, чтобы выжить».

Как пишет историк «стремление к разрушению было гораздо сильнее, нежели воля к созиданию, и она была главной силой, направляющей ход событий».       

Ленин и окружение настолько опасались возвращения старого порядка, что не стеснялись в методах и способах «исключить малейшую возможность его возродить».

Автор отмечает, что рабочие и крестьяне, от имени которых большевики осуществляли свою власть, конечно, не имели ни опыта, ни квалификации, необходимых для управления таким огромным государством, как Россия. И тогда «началось вынужденное сотрудничество между старыми и новыми хозяевами России, которое продолжалось более двух десятилетий».

Тем не менее, уже в 1921 году Ленин констатирует, что хотя высшего класса Российской империи, как политического класса, больше не существует, некоторые его представители заняли немаловажные посты в органах советской власти.   Таким образом, пишет Д.Смит , «угроза, исходящая от старого режима, в глазах большевиков не стала меньше и незначительнее».

Одновременно, наличие немалого количества чиновников и военных, выходцев из «враждебного, чуждого пролетариату сословия», как это прослеживается на страницах книги, служило оправданием власти перед населением.   Катастрофические провалы в области экономики и управления большевики нередко списывали на своих исторических врагов, якобы скрытно и явно подрывающих советский строй, плетущих заговоры, прибегающих к саботажу и тайным интригам. 

На широком историческом фоне с обилием характерных для эпохи деталей прослеживается жизнь в Советской России двух аристократических родов -Шереметевых и Голицыных. Такой подход позволил наполнить книгу живыми лицами с их драматическими перипетиями, встречами, потерями и обретениями. Чего только стоит сцена с чекистами, пришедшими арестовать лежащего на смертном одре графа Сергея Шереметева  во главе с легендарным Я.Петерсом,  заместителем председателя ВЧК!   « Их судьбы-, пишет автор, - одновременно исключительны и обыкновенны. Единственное различие, пожалуй, заключается в том, что благодаря своей многочисленности княжеская линия Голицыных в России сохранилась, а Шереметьевых в России не осталось».

К достоинствам автора следует отнести его стремление к документальной достоверности с сохранением эмоционального, глубоко искреннего отношения к героям и обстоятельствам их жизни.

Сознавая сложность поставленной перед собой задачи, автор по-философски и вместе с тем горестно заключает: «Проникновение в судьбы почти двух миллионов (!) человек превосходит возможности воображения, мы, кажется, гораздо лучше приспособлены для сочувствия единицам».

Для своего повествования историк находит яркие краски, чтобы передать сквозь столетие дух и склад характера русского аристократа. Вот что писал в своем завещании сыну Павлу, граф Сергей Шереметьев: « К тебе обращаюсь, зная твою любовь и твои чувства к родному прошлому, зная твое особое усердие и сочувствие к семейному минувшему. Сохрани эти чувства вместе с привязанностью к святой церкви и дорогой Родине».

Одно немаловажное для нас обстоятельство, о котором упоминает автор - это растущий интерес русского зарубежья к судьбам своих предков. Бывшие дворяне после Второй Мировой войны стали чаще говорить и писать о них, некоторые даже посещали те места, где когда-то стояли их усадьбы. «В 1980-е местные историки, учителя и фольклористы принялись отыскивать детей и внуков провинциальных дворян в поисках сведений о жизни и культуре различных уголков России. В последние десятилетия интерес к восстановлению забытой истории России колоссально вырос и, естественно, распространился на судьбу дворянских фамилий. Потомки дворян публиковали семейные архивы, устраивали конференции, изучали собственные родословные, восстанавливали связь со своими разлученными семьями и их прошлым».

Сегодня в культурной и информационной работе с русским зарубежьем необходимо идти навстречу этому интересу соотечественников к своему прошлому, к своему Отечеству, к России.

Смит, Д. Бывшие люди. Последние дни русской аристократии; М, Новое литературное обозрение, 2020 год.

Подготовил П. Журавлев

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати