ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Новая цель Евросоюза - снизить роль доллара

12:25 25.01.2021 • Андрей Кадомцев, политолог

19 января Еврокомиссия представила предварительный план, нацеленный на снижение зависимости Европейского Союза от доллара США. Кроме того, в документе речь идет о намерении защитить интересы европейских компаний от экстерриториальных санкций, налагаемых Вашингтоном. В качестве же долгосрочной цели, декларируется стремление к «существенному» повышению роли евро в качестве международной валюты.[i]

Европейские чиновники, ответственные за финансовую сферу, отмечают, что санкционные и тарифные удары администрации Трампа по номинальным союзникам, предпринятые в последние пару лет, продемонстрировали сохраняющуюся очень высокую зависимость Европы от финансовой системы, в центре которой находится американский доллар. Действия Вашингтона «оказали существенное негативное влияние на способность ЕС и стран-членов по продвижению своих внешнеполитических интересов».

В настоящее время на американскую валюту приходится более четырех пятых всех валютно-обменных операций в мире[ii]. В результате, для блокирования нежелательных для Вашингтона финансовых операций, ему достаточно внести любые лица, организации или государства в «черный список», рассылаемый во все банки мира. Из-за опасений потерять возможность проведения расчетов в долларах, подавляющее большинство компаний и финансовых учреждений мира вынужденно выполняют указания американских властей.

03 декабря прошлого года, Главное управление по внешней политике при Европейском парламенте (Directorate General for External Policies of the Union) подготовило по заказу Комитета по международной торговле специальный доклад. В нем говорится, что «экстерриториальные санкции США против России, Ирана и Кубы затрагивают интересы стран Европейского союза (ЕС) и не имеют под собой юридического основания». Подобные действия Вашингтона, отмечается в докладе, противоречат также правилам ВТО. Американские вторичные санкции, когда речь идет о блокировке доступа к долларовой финансовой системе, расцениваются авторами документа «как серьезный вызов для 27 стран Евросоюза».

В качестве одной из главных мер защиты, в докладе предлагалось «наращивать по всему миру долю расчетов в евро или прекратить сотрудничество с США в некоторых областях».[iii] Согласно документу, обнародованному 19 января, Еврокомиссия рассчитывает, что утвержденный летом прошлого года общий план спасения экономики ЕС от последствий коронакризиса, наряду с дополнительными программами финансирования восстановления в рамках общего 7-летнего бюджета, станут ключевым элементом на пути ускоренной консолидации финансовой политики Сообщества. Что, в свою очередь, создаст предпосылки для усиления международной роли евро.

Напомним, что «План спасения» утвержден в размере 750 млрд. евро, причем, впервые в истории, участники ЕС договорились о выпуске общего долга для его финансирования. Предполагается, что эмиссия новых облигаций, как отдельными членами ЕС, так и Сообществом в целом, будет способствовать «существенному расширению объемов ликвидности на рынках капитала в Евросоюзе» и привлечению инвесторов.

История ведущих мировых резервных валют насчитывает несколько столетий, однако ни одна из них прежде не занимала настолько доминирующего положения, как доллар США в наши дни. В новейшее время, единственный пример относительно быстрой по времени смены резервной валюты – с британского фунта на доллар США, имел место в результате двух мировых войн.

В целом, эксперты сходятся во мнениях, что страна или сообщество государств, претендующие на роль эмитента резервной валюты, должны обладать значительной по масштабам, растущей и устойчивой экономикой, развитым финансовым рынком, предлагающим потенциальным инвесторам большие объемы ликвидности и разнообразие надежных активов, обеспечивать свободу движения капиталов. Наконец, демонстрировать готовность и способность играть ведущую роль в международных отношениях, т.е. иметь значительный военный и геополитический вес.

У Европы всё неплохо с точки зрения номинальных масштабов экономики, а также низких издержек на проведение финансовых трансакций, поскольку получение и распределение информации носит прозрачный характер. Вместе с тем, даже самые рьяные сторонники усиления международного финансово-экономического влияния ЕС признают, что в настоящее время «крупнейшие финансовые центры, Лондон и Нью-Йорк, находятся за пределами ЕС, а рынки капитала внутри самого объединения слишком сегментированы», - указывает РБК.

Евро, несмотря на свою уже 20-летнюю историю, всё еще не сумел выйти за «четко выраженные» рамки региональной валюты. С одной стороны, к 2019 году евро внес заметный вклад в ослабление позиций доллара США в мировой экономике. По данным Еврокомиссии, на тот момент уже пятая часть мировых валютных резервов была номинирована в единой европейской валюте, а «60 стран и территорий так или иначе привязывает к нему свою валюту». Преуспел евро и на перспективном рынке «зеленых» облигаций, без малого половина выпусков которых, по данным The Financial Times, номинирована в единой европейской валюте.

В ноябре прошлого года система межбанковских расчетов SWIFT сообщила, что «доллар впервые с 2013 года перестал быть самой используемой валютой глобальных платежей». В октябре данные системы показали, что на доллар пришлось 37,6% транзакций, тогда как на евро — 37,8%. А еще в марте на доллар приходилось почти 45% платежей.[iv] Bloomberg объясняет как снижение курса доллара, так и падение его доли в расчетах, в первую очередь, потрясениями в торговле, спадом в экономике, который спровоцировала эпидемия, а также «политической нестабильностью».

С другой стороны, по данным The Financial Times, доля евро в мировых золотовалютных резервах снизилась с 23% в 2009 году до 20% по итогам 2019. Кроме того, теперь евро ведет борьбу за позицию одной из ведущих мировых валют не только с долларом, но и с юанем. За неполные десять лет, по данным The Economist, долговые обязательства, номинированные в юанях, к концу 2019 года потеснили на рынках британский фунт, евро и японскую йену. Но не доллар.

Самым сложным для европейцев является геополитическое «препятствие». При всех заявлениях последних лет о целесообразности политической консолидации Евросоюз всё еще весьма далек от превращения хотя бы в некое подобие конфедерации. Кроме того, ЕС не может похвастаться способностью «оказывать политическое влияние на другие мировые экономические центры», включая США и Китай.

Судя по документу Еврокомиссии, там надеются сохранить динамику экономической и финансовой интеграции, которую ЕС приобрел в ходе совместной борьбы с коронакризисом. Впервые в истории, члены Евросоюза договорились об эмиссии общего долга Сообщества. Как представляется, на фоне перехода США и КНР к состоянию «холодной войны» в финансах, торговле и технологиях, европейская валюта и финансовая система в целом, потенциально способны оказаться той «тихой гаванью», которая станет убежищем для все большего количества стран и предприятий, стремящихся избежать роста издержек и потерь при проведении платежных и расчетных операций.

Однако чтобы бороться на равных с долларом и юанем, Евросоюзу необходимо сделать рывок в области развития собственных финансовых технологий, что также, несомненно, являлся одним из ключевых аспектов власти и суверенитета. В Европе всё громче звучат голоса тех, кто интерпретирует линию, взятую Вашингтоном при Трампе, как заявку Америки на изменение расстановки сил в экономическом мире. А идея «национализации» критически важных технологий стремительно набирает популярность во всех ведущих государствах.

Европа кардинально отстает от США и Китая в области развития компаний, предоставляющих услуги в области социальных платформ, интернет-коммерции и финансов. Наверстать технологическое отставание в считанные годы – трудная, если вообще выполнимая задача. Усугубляет ситуацию проблема отсутствия общего европейского рынка цифровых технологий и услуг. В таких условиях эффективным способом частичной нейтрализации отставания от конкурентов может стать «ренационализация» основного ресурса IT-индустрии – данных. Кроме того, ЕС, пытается использовать свое положение одного из крупнейших рынков для IT-гигантов[v], и де-факто занять место законодателя мод в вопросах международного регулирования их деятельности. В дальнейшем, речь может идти о «глобализации» только для «своих» компаний и административном ограничении влияния «чужих».

В этом же русле звучат предложения Еврокомиссии относительно потенциального запуска цифрового евро под эгидой Европейского центрального банка. В недавнем докладе ЕЦБ отмечается, что роль доллара в качестве валюты расчетов в международных платежах может быстро снизиться, если центральные банки ряда стран договорятся о проведении трансграничных платежей напрямую, путем обмена цифровых валют.[vi]

На сегодняшний день, ЕЦБ входит в тройку мировых финансовых регуляторов, проявляющих наибольший интерес к изучению технологии блокчейн и вопросу внедрения цифровых валют. С точки зрения перспектив снижения зависимости от доллара, в первую очередь, вызывает интерес возможность выпуска т.н. цифровой валюты центрального банка (CBDC). Речь идет о виртуальных деньгах, эмиссию и контроль над которыми осуществляет национальный или наднациональный, как в случае ЕЦБ, центральный банк. И которые существуют лишь в виде записей на чипах компьютерной памяти и не предполагают выдачи наличных.

Геополитические последствия начала эмиссии цифрового евро могут быть весьма значительны. Едва на свет появилась первая криптовалюта - биткойн, как в Вашингтоне уже зазвучали опасения, что «врагам Америки», будь то государства или негосударственные образования, удастся создать финансовую сеть, абсолютно не зависящую от американского доллара. В этом случае США потеряли бы важнейший инструмент невоенного давления на своих конкурентов и соперников.

В случае, если за эмиссию криптовалюты возьмутся государства или межгосударственные институты, односторонние санкции и вовсе могут потерять смысл. Бессмысленным станет и выход какой-либо страны, даже такой могущественной, как США, из многосторонних соглашений, выполнение условий которых подкрепляется угрозой введения санкций.

Цифровой евро угрожает такому весомому рычагу политического влияния США, как система межбанковских расчетов SWIFT. Поскольку потенциально обеспечивают почти мгновенную возможность проведения международных платежей, и всё без участия доллара. В 2020 году сообщалось, что ЕЦБ создал рабочую группу, изучающую возможности взаимодействия проектов национальных цифровых валют, с участием Канады, Японии, Швеции, Швейцарии и Великобритании.[vii]

В целом, для успеха в соревновании с главными конкурентами, долларом и юанем, евро необходим «твердый фундамент». Общий бюджет ЕС должен, наконец, выйти за рамки фонда для выплаты субсидий странам-членам. Необходимо также сбалансировать рост Еврозоны с точки зрения его зависимости от экспорта, «и от соответствующего экспорта капитала».

Соглашение об эмиссии общего долга Европы «впервые дает надежду на создание существенного резерва общеевропейских долговых обязательств». Однако станет ли решение о выпуске общих облигаций ЕС предвестником создания наднационального министерства финансов, неясно. До сих пор дискуссии на эту тему лишь подстегивали разногласия в отношениях между правительствами стран еврозоны.

Тем не менее, коронакризис придал новый импульс политическим настроениям в пользу сохранения и укрепления валютного суверенитета. Европейские политики, заинтересованные в укреплении международной роли ЕС, не случайно отдают приоритет финансово-экономической сфере. Зависимость Европы от США в военной области носит почти тотальный характер. В то же время, в экономике и финансах объединенная Европа в последние годы ведет всё более независимую от Вашингтона политику. И, похоже, теперь Евросоюз подходит к рубежу, после которого могут быть сделаны новые важные шаги в этом направлении.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати