Sandy Hook: пляж на ракетной базе…

00:00 16.08.2010 Елена Ананьева, руководитель Центра британских исследований Института Европы РАН, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Путешественник, будь то ученый, журналист, cтудент, или просто турист, заинтересованный в том, чтобы как можно полнее и достовернее передать полезную и позитивную информацию об истории, культуре, традициях, особенностях той или иной страны, вносит хоть и небольшой, но вклад в укрепление доверия и понимания между народами мира, расширяя тем самым границы народной дипломатии.

В путевых заметках Елены Ананьевой - рассказ о местечке Sandy Hook (Песчаный крючок), что недалеко от Нью-Йорка.

 

Летом в Нью-Йорке жарко, за 30 градусов, но изнываешь не столько от высоких температур, сколько от непомерной влажности – вплоть до 95%. Достаточно сказать, что прогнозы погоды передают с поправкой на влажность: скажем, температура + 35 (если переводить «с Фаренгейта на Цельсий»), а фактор влажности добавит к ним еще градуса 4. Надо сказать, что американцы очень заботятся о безопасности, поэтому в городе создают прохладительные центры для тех, у кого нет дома кондиционера, да просто задержался на улице. Особого упоминания заслуживает (особенно в свете пожаров в России) исключительная забота о пожарной безопасности: на крыше любого небоскреба размещен накопительный бак с водой, сделанный из красной сосны (долговечный материал), через каждые два-три дома стоит столбик пожарного гидранта, парковка возле которого считается чуть не самым тяжким нарушением дорожных правил. Удивительно и то, что все места открытого доступа к водоемам так или иначе оборудованы, а в купальный сезон на каждом из них высятся кресла на длинных ножках для спасателей, которые самым строгим образом следят за тем, чтобы граждане в озерах не заплывали за буйки (как правило, они установлены там, где глубина превышает полтора метра), а в океане не заплывали дальше первой волны и не пользовались надувными кругами, матрацами и прочими средствами, которые могут унести людей течением вдаль морскую.

Как-то мы отправились в местечко Sandy Hook (Песчаный крючок), что недалеко от Нью-Йорка в штате Нью-Джерси, поскольку нам сказали, что там с пляжа видна статуя Свободы: вдается сей малюсенький полуостров в залив, омывающий Нью-Йорк, и смотрит прямо на Coney Island (Кони-айленд).

Проехав до оконечности полуострова, мы обнаружили бывшую ракетную базу, по развалившимся бункерам и батареям которой прыгали кролики цвета молочного шоколада и суслики. До сих пор участки берега огорожены и усеяны грозными надписями «Осторожно, зона высокого загрязнения» (не бумажками и бутылками, а вредными веществами, конечно). Состояние базы живо напомнило Зону из фильма «Сталкер».

Англичанин Генри Гудзон, который для голландской Ост-Индской компании искал северо-западный путь в Индию и в честь которого названа река, омывающая западную сторону Манхэттена, в 1609 году побывал на Сэнди Хук, но начало освоению полуострова положило строительство маяка. Дело в том, что из-за мелководья и банок корабли могли войти в гавань Нью-Йорка только по узкому извилистому проходу вдоль Сэнди Хук. Финансовые потери от крушений кораблей, садившихся на мель, вынудили купцов обратиться в 1761 году к колониальным властям с петицией о строительстве маяка. Власти пошли навстречу, устроив лотерею на сумму в 3 тысячи фунтов. Комиссия из выдающихся граждан города выкупила 4 акра голой песчаной земли за 750 фунтов на оконечности полуострова, и в 1764 году появился маяк, на содержание которого взимали корабельный сбор (по 3 пенса за тонну вместимости).

Во времена Американской революции маяк мог служить путеводной звездой для британского флота, поэтому повысилось его значение как военного объекта, и в марте 1776 года американские патриоты, устроив рейд на маяк, сняли с него 8 медных ламп и 4 бочонка китового жира (керосин еще не производили). Через пару месяцев они пытались бомбардировать маяк, но стены его оказались непробиваемыми, а сторонников метрополии, лоялистов, охранявших этот военный объект, с моря поддержал британский фрегат. Американским революционерам пришлось отступить, а британский флот вошел в гавань и захватил Нью-Йорк. Британцы укрепили маяк и держали его под своим контролем на протяжении всего периода военных действий до 1783 года.

Во время войны США и Британии 1812 года британский флот блокировал входы в американские порты, в том числе и в Нью-Йорк. Американцы построили деревянный форт (Fort Gates) у мыса полуострова, что не позволило Британии атаковать Нью-Йорк, хотя она атаковала другие города. После войны 1812 года США осознали значение постоянных фортификаций для защиты своих морских портов.

Объем морских торговых перевозок настолько возрос на рубеже 18-19 веков, что на Сэнди Хук в дополнение к маяку были построены два маяка-близнеца на высоком берегу материка – Twin Lights of Navesink (очень красиво смотрятся, как средневековая крепость).

В 1857 году на маяк поставили линзы Фреснела, многократно увеличивавшие мощность луча (они стоят до сих пор, свет маяка виден на 19 миль), в 1870 году перевели маяк на керосин, а к 30-ым годам ХХ века практически все маяки электрифицировали, чуть позже автоматизировали, ликвидировав должность смотрителя маяка.

Об изменчивости дна и океанических течениях можно судить хотя бы по тому, что маяк соорудили в 500 футах (примерно в 170 метрах) от оконечности полуострова, а сейчас песка намыло столько, что маяк отстоит от нее на 1,5 мили (умножьте на 1,6).

В 1859 году армейские инженеры начали строить форт из камня, но еще до завершения строительства было изобретено нарезное оружие, пробивавшее кирпичные и гранитные стены, что сделало ненужным подобный тип сооружений.  

После Гражданской войны (1861-1865 гг.) инженеры потратили годы на изобретение нового типа фортификаций, которые могли бы выстоять под артиллерийским огнем и защитить американские порты от мощного флота европейских держав. Равнинный характер местности, хорошее водное и ж/д сообщение, близость к крупному индустриальному центру и в то же время удаленность от населенных пунктов сделали Сэнди Хук идеальным полигоном для испытаний новых видов артиллерийских орудий (пулеметов, полевых орудий, гаубиц), снарядов, пороха и запалов. Прошедшие испытание модели запускали в массовое производство, а уже все произведенные экземпляры проходили на полигоне Сэнди Хук испытание перед отправкой в действующую армию. Старые фотографии музея вполне наглядно иллюстрируют масштабы деятельности полигона и его складских сооружений.

Наряду с полигоном в 1890 году США начали строить камуфлированные бетонные батареи для мощных пушек. Ввиду особого значения порта Нью-Йорка, первые бетонные батареи соорудили на Сэнди Хук. Военные построили первую и единственную батарею с паровым двигателем. Батарея имени генерала времен Гражданской войны Джозефа Поттера состояла из двух заряжающихся с казенной части нарезных орудий калибра 12 дюймов. Каждое орудие стояло на платформе, поднимающейся в отверстие в крыше паровым двигателем, и стреляло бронебойными снарядами весом в полтонны на 7 миль. Затем платформы опускали для перезарядки орудий. Поскольку орудия скрывались из виду, их назвали «исчезающими пушками».

Именно на Сэнди Хук соорудили и первую мортирную батарею в 1894 году, спрятанную в четырех бетонных шахтах. Траектория движения снарядов позволяла бить по вражеским кораблям сверху.

Наличие двух батарей и планы строительства новых требовало официального оформления военного объекта, который и назвали в 1895 году форт Хэнкок в честь героя Гражданской войны, генерала Уинфилда Скотта Хэнкока.

Батарея имени Поттера оказалась слишком дорогостоящим сооружением, да и времени на перезарядку пушек уходило много, поэтому в те же годы в целях снижения издержек при сохранении концепции «исчезающих пушек» были внедрены орудийные станки с противовесом, что резко снижало издержки производства и содержания орудий при повышении скорострельности. С помощью противовеса ствол орудия быстро поднимался, а отдача от стрельбы откатывала орудие на исходную позицию для перезарядки, что позволяло тренированному орудийному расчету выпускать два снаряда в минуту.

В форте были и орудия меньшего калибра для борьбы с миноносцами и торпедными катерами.

Ко времени Первой мировой войны корабельные орудия превосходили по дальнобойности «исчезающие пушки», и в 1917 году береговая артиллерия была оснащена станком «барбет», повысив дальнобойность до 20 миль. На Сэнди Хук были сооружены две батареи, причем со стороны залива, так что батареи были скрыты от противника.

После Первой мировой войны полигон и военная база разрослись и стали сильно мешать друг другу: осколки с полигона попадали на объекты военной базы и военнослужащих, поскольку орудия с малой дальностью огня нацеливали вдоль береговой линии в основном на бронированные плиты (дальнобойные орудия нацеливали в океан). Полигон перенесли в Абердин (штат Мэриленд), где он находится и по сей день.

С появлением военных самолетов американская армия быстро установила на Сэнди Хук зенитные орудия, чтобы защитить береговую артиллерию от воздушных атак противника. К началу Второй мировой войны в форте Хэнкок было сооружено несколько зенитных батарей. Однако смена тактики и изобретение новых мощных видов вооружений в период войны привели к тому, что сама концепция защиты морской гавани с помощью тяжелой артиллерии устарела. Форт в основном служил перевалочной базой для войск, отправлявшихся на европейский театр военных действий и возвращавшихся с него, штаб-квартирой обороны гавани Нью-Йорка с населением в 12 тысяч человек и гауптвахтой для военнослужащих, совершивших преступления за границей.

В период холодной войны форт Хэнкок сохранял военное значение в качестве базы снабжения для зенитных батарей в штатах Нью-Джерси и Нью-Йорк. В 1954 году на вооружение поставили зенитные ракеты «Аякс» и «Геркулес», предназначенные для перехвата реактивных самолетов, летающих на большой высоте. «Аякс» обладал дальностью поражения в 30 миль и высотой полета до 60 000 футов, а «Геркулес» - дальностью поражения в 100 миль и высотой полета до 150 000 футов.

С появлением межконтинентальных баллистических ракет вся система противовоздушной обороны утратила свое значение, поскольку создать эффективное противоракетное орудие на то время не удалось, договор между США и СССР об ограничении стратегических наступательных вооружений ОСНВ-1 был уже подписан, и в августе 1974 года 16-ая противовоздушная артиллерийская группа в форте Хэнкок была расформирована.

Ныне форт Хэнкок напоминает город-призрак: часть зданий используют около дюжины организаций океанологов и экологов, но батареи поросли кактусами и иной растительностью, из труб офицерских домов по большей части произрастает кустарник, на одной трубе свили гнездо ястребы. Для любопытствующих туристов сохранили маяк, один из офицерских домов и гауптвахту. Вдоль побережья залива стоят 18 домов, предназначавшихся для семей офицеров.

На рубеже 18-19 веков в немногочисленной тогда армии США каждому женатому офицеру, даже младшему лейтенанту, полагался отдельный дом. На первом этаже дома-музея с обстановкой времен Второй мировой войны – гостиная, столовая, кухня и кабинет офицера с отдельным входом, чтобы посетители не мешали семье. На кухне стоит холодильник 20-х годов с холодильной установкой на верхней панели-крыше (табличка гласит, что агрегат находится в рабочем состоянии). Отопительные чугунные батареи, явно более раннего периода, поражают своей изобретательностью и утраченной позднее функциональностью: либо над секциями, либо между секциями специально предусмотрен шкафчик с полками для подогрева пищи или для сушки одежды. На втором этаже – спальня, ванная и детская, а третий отводился денщику и прислуге. Жены офицеров не работали, поэтому занимались собой (шляпки, белые перчатки), но строго по чину мужа, независимо от собственного происхождения и образования. Крупным событием в жизни гарнизона стало издание женами кулинарной книги в конце 1960-х годов.

Холостые офицеры жили в отдельном доме (его еще не реставрировали, поэтому неясно, в каких условиях они жили), а рядовые – в 4-х бараках по 80 человек.  

Весь полуостров отошел Службе национальных парков, но к 1990 году стало очевидно, что Сэнди Хук не получит денег налогоплательщиков, и было создано государственно-частное предприятие, которое планирует восстановить около сотни зданий и использовать их в целях образования, досуга и научных изысканий в основном за счет долгосрочной аренды. Однако работы еще много и предупредительные надписи гласят, чтобы граждане не подбирали гранаты и снаряды (если попадутся), не лазили по батареям, равно как не спускали собак с поводка в период гнездовья птиц и не нарушали покой дикой фауны и флоры (в частности, в целях самосохранения не хватали колючие кактусы и научились распознавать восковой трилистник ядовитого плюща – ядовитого настолько, что уничтожают его специальные бригады в костюмах химзащиты). В парке отведены места для купания, рыбалки, серфинга, есть ресторан, проводятся экскурсии по форту.    

С пляжа открывается великолепный вид на Манхэттен и Эмпайр-стейт билдинг, но статуя Свободы не видна – ее закрывает остров Стэйтн айленд. Зато виден красивый мост Верразано, что ведет из Бруклина на Стейтэн айленд. Многие жители Нью-Йорка приезжают сюда не столько купаться, сколько с подзорными трубами полюбоваться видами и наблюдать за птицами и бабочками, которые мигрируют через эти места.



 


 



Версия для печати