ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Продвижение информации в англоязычных странах

09:45 17.12.2020 • Юрий Меньшиков, редактор

В ММПЦ МИА «Россия сегодня» прошел онлайн-семинар «Особенности продвижения информации в англоязычном медиаполе». Семинар вели руководители иновещания Sputnik Web-sites and Radio заместитель директора Татьяна Кухарева и директор по международному сотрудничеству Василий Пушков.

В актуальной для России информационной сфере борьбы за умы участников международной аудитории были такие вопросы, как особенности англоязычного медиаполя, специфика работы со СМИ англоговорящих стран, подготовка запуска информационной кампании в англоязычной медиасреде.

Начиная семинар, Василий Пушков обратил внимание на то, что многие специалисты в области подачи информации считают, что в современном мире существует единое медиаполе с едиными унифицированными нормами и правилами, которые не зависят от географии и часовых поясов. Это, во-первых, так называемый коммуникативный фактор. Существует второй фактор − фактор единой информационной культуры. Третий фактор – это единый язык международного общения, а именно английский. Четвертым фактором является страна происхождения и пребывания. То есть можно родиться в Бангладеш и быть гражданином Великобритании или США. Все четыре фактора признаются большинством специалистов непреложной истиной, но по мнению Пушкова это далеко не так. Прежде всего, англоязычная аудитория не является монолитной, как и сам английский язык.

Татьяна Кухарева согласилась, что англоязычная медиасфера понятие очень растяжимое. При продвижении в ней информации очень важно понимать, какая у этой информации целевая аудитория. Вторым правилом является собственно знание английского языка – знание его на том уровне, к кому информация обращена, особенно если это носитель языка, для которого он является родным. В первую очередь это касается журналистов, пишущих пресс-релизы: их нельзя писать на «русском» английском, которому учат в школе и вузах.

Пушков продемонстрировал этот тезис на примере пресс-служб отечественных институтов, которые часто имеют собственные службы переводов и переводчиков-носителей языка. Если какой-нибудь пресс-релиз специализированного института попадает в англоязычное издание, оно, скорее всего, не будет просто автоматически перепечатывать его, а подготовит собственный материал по заинтересовавшей теме. Для этого корреспондент этого англоязычного СМИ зайдет на сайт соответствующего российского вуза. Здесь важно, чтобы название вуза и название его сайта были аутентичны. К примеру, по словам эксперта, МГУ им. М.В.Ломоносова по-английски может даваться в разных вариантах – и как MGU, и как MSU (Moscow State University). Вторая трудность заключается в том, что у большинства наших вузов есть свои англоязычные страницы в Интернете, но лишь у единиц русская и английская версии равноправны. Зачастую, английская содержит в разы меньше информации, «картинок» и инфографики, чем русская. Третий недостаток: в пресс-службах российских вузов, к сожалению, не всегда есть журналисты, способные на грамотном английском ответить на телефонный звонок из зарубежной редакции и объяснить суть проблемы.

Т.Кухарева заострила внимание на качестве текстов вузовских сайтов на английском языке. По ее словам, недопустимы технические переводы сайтов, такие как Google-перевод. Перевод без проверки его носителем языка – вещь не только бесполезная, но и контрпродуктивная, так как это будет тот же самый «русский» английский.

Возвращаясь к вопросу о целевой аудитории, эксперт предположила, что, возможно, не-носителю языка на таком сайте и будет комфортно, но человек, для которого английский является родным, заметив неграмотность перевода (порядок слов в предложении, неправильные артикли, сочетание времен), скорее всего, уйдет с такого сайта. В этой связи, Кухарева посоветовала при отборе кандидатов на вакантные должности в пресс-службах российских вузов обращать внимание на иностранные сертификаты по языку, а еще предпочтительнее – на опыт учебы или работы за рубежом.

Продолжая тему о «немонолитности» английского языка, эксперты подчеркнули, что так же как «русский» английский, он может быть «американским», «канадским», «индийским», «австрало-новозеландским», «пост-колониальным африканским», «южноафриканским» и т.п. Интересно, что сами британцы не всегда в достаточной мере понимают региональные версии собственного родного языка.

При продвижении своего продукта на западные рынки российские институты должны понимать, что медиапространство там перенасыщено англоязычной информацией. В частности, привлечь на учебу в российский вуз британца, а тем более американца – задача архитрудная в силу очень высоких рейтингов университетов США и Великобритании. И если для технических российских вузов, где изучают точные дисциплины и делается наука, такая задача хоть и трудновыполнимая, но все же выполнима, то для гуманитарных (юриспруденция особенно) институтов – это фактически нереально.

По мнению Кухаревой конкурентоспособными относительно западных по привлекательности для получения образования являются лишь три-четыре отечественных вуза. Остальные российские университеты и институты в подавляющем большинстве реально могут рассчитывать на успех по привлечению на учебу иностранных студентов только из стран Африки, Азии и Латинской Америки.

Говоря о приоритетных географических направлениях работы российских вузов по продаже образовательных услуг, эксперты «Спутника» в первую очередь отметили Индию. У самого Радио «Спутник» подписаны соглашения с четырьмя индийскими университетами о направлении лекторов и предоставлении просветительских программ. Благожелательная атмосфера для российской высшей школы в Индии связана как с историческими причинами (советско-индийская дружба), так и с геополитическими (совместное членство в БРИКС).

Парадоксально, но одним из итогов 2020 года является ускорение перехода из-за COVID-19 вузов России на удаленную форму обучения, что открывает дополнительные возможности для набора иностранных студентов. Это связано с существенной экономией средств на обучение и, следовательно, облегчение доступа к российскому образованию тех категорий молодежи развивающихся стран, которые ранее не могли себе этого позволить в силу материальных причин.

Но именно в силу новых складывающихся реалий, с точки зрения Татьяны Кухаревой, выход на огромный индийский медиарынок невозможен без привлечения ресурсов индийских университетов. «Если они смотрят на Запад, куда ими включается Россия, то будут рассматривать в первую очередь рейтинги наших высших учебных заведений и качество англоязычных сайтов», − заявила эксперт – «И лишь потом историю и геополитику». Поэтому особенно важно физическое присутствие представителей России в индийском «нетворкинге» − в университетах и компаниях.

В подтверждение этому Пушков привел пример западного популяризатора фундаментальной теоретической мысли в области физики и астрофизики – Стивена Хокинга. Эксперт обозначил, как один из важнейших факторов успешной подачи информации на Индию и другие страны «третьего мира», форму ее трансляции, а именно лицо-передатчик научно-популярных сведений об академических достижениях. Здесь России есть чему учиться и над чем работать.

В целом, ведущие семинара вышли за рамки чисто лингвистического подхода к вопросу об эффективном продвижении услуг российского высшего образования за рубежом, и согласились, что он имеет только комплексное решение.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати