ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Ливия: зыбкий мир или…?

10:20 25.09.2020 • Юрий Меньшиков, редактор

17 сентября глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что в ходе недавних переговоров в Анкаре Россия и Турция приблизились к заключению соглашения о прекращении огня и к политическому урегулированию в Ливии. Несколькими днями ранее в отставку ушли противоборствующие правительства на востоке и западе этой страны. Параллельно между ними начался переговорный процесс, цель которого – формирование новых органов власти, способных объединить разрозненные части государства.

Означают ли последние события, что в ливийском кризисе происходит разворот в сторону политического урегулирования? Как проходит межливийский диалог, и можно ли уже говорить о каких-то его результатах? Какова роль внешних факторов в начале ливийского политического процесса? В чем суть российско-турецких договоренностей по Ливии, и готовы ли их поддержать ливийские стороны?

На эти и другие вопросы на онлайн-конференции о ситуации в Ливии в контексте недавних событий дали ответы российские аналитики 22 сентября в пресс-центре МИА «Россия сегодня».

Чтобы лучше представлять, что происходит в Ливии в настоящее время, надо сделать краткий экскурс в историю страны. В настоящее время территорию некогда единой Ливии делят Ливийская национальная армия (ЛНА) под руководством маршала Халифы Хафтара в восточных районах, отряды, присягнувшие на верность международно-признанному правительству национального согласия (ПНС) видного политика Файеза Сарраджа на западе, исламистские группировки, контролирующие город Мисрату, племена туарегов и тубу, остатки радикалов, близких по идеологии к ИГ либо «Аль-Каиде» (террористические организации, запрещены в России). Есть еще десятки других сил и племенных вождей, старающихся держаться нейтрально и независимо от крупных игроков, ожидая финала междоусобной борьбы.

Старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Константин Михайлович Труевцев полагает, что междоусобная война на сегодняшний день еще не закончена, но ситуация изменилась под давлением снизу на обе противоборствующих стороны: и на западе, и на востоке. Правительство национального согласия (ПНС) Сарраджа на западе в Триполи и правительство в Тобруке на востоке в лице его премьер-министра Абдуллы ат-Тани, недавно объявили об отставке, что могло бы открыть какие-то перспективы для урегулирования. Но у этой сделки слишком много авторов. Центры силы находятся не только в Триполи и в Тобруке. Это и местное население, и группы ополчения, и племена. Конфигурация этих групп давления постоянно меняется. Поэтому эксперт предпочитает воздерживаться от чрезмерного оптимизма.

Кроме того, по его мнению, алгоритм шагов политических сил в Ливии просчитан за океаном, о чем эксперты ещё упомянут в ходе обсуждения влияния внешнеполитического фактора. Сделано это перед ноябрьскими выборами в США. Действительно, достигнуты некоторые политические договоренности между Россией и Турцией, которые поддерживают Хафтара и Сарраджа соответственно. Но близкие к официальной Анкаре турецкие СМИ интерпретируют эту договоренность, как обмен по формуле «Сирию на Ливию». Это противоречит позиции российского руководства. Да, ситуации в Сирии и Ливии взаимосвязаны с 2011 года из-за «арабской весны» и последовавшего за ней всплеска международного терроризма. Но потом они стали взаимосвязаны из-за действий Турции.

К.Труевцев, утверждает, что весьма преждевременно говорить о твердых российско-турецких договоренностях по Ливии, так как в Ливии присутствуют регулярные турецкие подразделения, их ЧВК и сирийские наемники. У России там ничего подобного нет, хотя нашей стране и пеняют, что Хафтар закончил Академию им.М.В.Фрунзе в Советском Союзе.

Ситуацию осложняет то, что в Ливии пересекаются прямые интересы противоборствующих с Турцией Египта, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов – крупнейших игроков в этом регионе. Россия в контексте ситуации в Ливии и отношений с Турцией не может не учитывать позиции этих ближневосточных государств. Также важен греко-кипрский аспект.

Со своей точкой зрения выступил руководитель Центра исламоведения Института инновационного развития, эксперт РСМД Кирилл Владимирович Семенов. Он считает, что на данный момент в Ливии все стороны пришли к выводу, что военного решения проблемы не существует. В настоящее время на западе и на востоке страны больше заняты тем, чтобы определить, кто войдет в будущий президентский совет после реформирования новых органов власти, о чем было объявлено в августе.

Показательно, что в Сочи на эту тему недавно прошли переговоры между Ахмедом Майтыгом, вице-премьером правительства национального согласия Ливии и сыном Хафтара. Одна из целей маршала Хафтара – обойти в этом процессе своего конкурента на востоке Ливии, опытного политического бойца и государственного деятеля Атилу Салеха, председателя палаты представителей. На основании сочинских переговоров эксперт делает наблюдение, что стороны больше склоняются к мирному диалогу, чем к продолжению военных действий. По крайней мере, на западе Ливии политические силы серьезно настроены на победу в выборах в будущий президентский совет, который будет состоять из трех членов, каждый из которых будет представлять один из исторических регионов страны – Триполитанию, Физан и Киренаику. На востоке Ливии наиболее предпочтительным кандидатом является как раз Атила Салех. К.Семенов констатирует, что пока все идет по плану мирного урегулирования.

Он прокомментировал результаты состоявшихся в Сочи переговоровпредставителей ПНС и ЛНА о возобновлении добычи ливийской нефти. По словам эксперта, роль России заключалась в том, что она свела Ахмеда Майтыга и одного из сыновей Халифы Хафтара. При этом возникло множество проблем, связанных с давлением США на лагерь Хафтара с целью возобновления экспорта нефти из Ливии, которому препятствовали, по утверждениям Триполи, бойцы из ЧВК Вагнера. На этом фоне Россия пытается активизировать свои шаги по противодействию США и сыграть ключевую роль в разблокировании ситуации с экспортом ливийской нефти, в том числе, договориться с ливийской Национальной нефтяной корпорацией о снятии ограничений на экспорт.

В связи с предстоящей отставкой Сарраджаиужесостоявшейся отставкойТани, старший преподаватель НИУ ВШЭ, научный сотрудник Института востоковедения РАН, эксперт РСМД Григорий Валерьевич Лукьянов практическисолидаризировался с пессимистической позицией К.Труевцева.Отвечая на вопрос, увенчаются ли успехом межливийские переговоры,он предположил, что возросшая в последние месяцы нынешнего года активность Соединенных Штатов приведет к усилению внешнеполитического фактора. Этому также способствует уменьшение роли миссии ООН по урегулированию в Ливии после отставки ее главы Гассана Саламе. США, скорее всего, будут заинтересованы в разрешении ливийского кризиса только в том случае, если оно поможет Трампу победить на выборах. При этом раскладе для США более привлекательна роль посредника в урегулировании палестино-израильского конфликта.

По заключению Г.Лукьянова, урегулированию ливийского конфликта мешает его интернационализация с вовлечением в него таких глобальных игроков как Россия, США, Германия, Франция и Италия, а также региональных – Турции, Египта, Саудовской Аравии и ОАЭ. Мешает также географическое расширение его военной зоны на восточное Средиземноморье и на юг – приграничье Судана, Нигера и Чада. Мешают и поставки оружия противоборствующим сторонам извне.

В результате в Ливии возникла патовая военная ситуация сначала возле Триполи, затем в окрестностях Сирта, когда противники месяцами не могли продвинуться со своих позиций на чужую территорию. Переговоры между Хафтаром и Сарраджем, состоявшиеся в начале этого года в Москве, а затем в Берлине, не привели к разоружению. Более того происходит фрагментация военных и политических сил как на западе, так и на востоке страны.

На этом фоне главные противники делают все более крупные ставки на распределение сфер влияния, на продвижение своих ставленников в будущие политические структуры Ливии − на посты в президентском совете и, возможно, в совете министров.

Эксперт считает, что при построении прогнозов по Ливии на ближнюю и среднесрочную перспективы кроме политических и военных аспектов надо учитывать экономическую и эпидемиологическую составляющие. Первая, даже при частичном возобновлении экспорта нефти, пока не дала никаких доходов стране, вторая – COVID 19 – наоборот, сделав непрозрачными границы, существенно сократила приток иностранного оружия. При этом, чрезвычайно сократилась и приграничная торговля продуктами питания. Ранее они составляли в импорте Ливии до 90 %.

Подводя итоги онлайн-конференции, можно заключить, что российские аналитики, выступившие на ней, не всегда соглашались между собой по вопросам о перспективах урегулирования в Ливии, но их экспертные оценки помогают представить сложность предстоящей ливийским лидерам работы и степень ответственности мирового сообщества за ситуацию в этой стране.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати