ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

75 лет бомбардировкам Хиросимы и Нагасаки: история и уроки для международной безопасности

10:35 09.08.2020 • Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

75 лет назад, 6 августа 1945 года, в 8:15 по местному времени бомбардировщик ВВС США В-29 «Enola Gay» под командованием Пола Тиббетса сбросил атомную бомбу «Малыш» на японский город Хиросима. Небо озарила яркая вспышка, воздух раскалился, а спустя несколько секунд образовался вихрь, сметавший все на своем пути. Центр города за пару мгновений превратился в гигантский очаг пожара: пламя перебрасывалось с квартала на квартал, пока не стихло во второй половине дня, когда сгорело все, что могло гореть. От Хиросимы буквально ничего не осталось, только метал и пепел. Лишь на берегу одного из рукавов реки Ота уцелел остов торгово-промышленной палаты, над которым возвышался металлический каркас огромного стеклянного купола, ставший впоследствии символом этой катастрофы. Спустя три дня, 9 августа 1945, другая бомба «Толстяк» разрушила город Нагасаки. Общее число жертв от бомбардировки японских городов – свыше 450 тыс. человек, а выжившие до сих пор страдают от заболеваний, вызванных радиационным облучением.

В РСМД прошел очередной киберзавтрак, на котором эксперты поговорили о самой трагедии, а также о ее последствиях для международной безопасности и о статусе ядерного оружия в наши дни. Мероприятие было организовано совместно с Международным Комитетом Красного Креста (МККК).   

Ад на Земле

Один из делегатов МККК, Фриц Билфингер, попал в Хиросиму 29 августа 1945 года. Он был первым нейтральным свидетелем, прибывшим на место катастрофы. В телеграмме представительству Комитета, он писал: «Был в Хиросиме 30 августа. Обстановка ужасная. 80% города разрушены: все больницы уничтожены или серьезно повреждены. Осмотрел два временных госпиталя – условия чудовищные. Последствия взрыва, непонятно почему, крайне серьезные. У многих жертв, которые, казалось, уже выздоравливали, из-за распада лейкоцитов или других внутренних поражений неожиданные рецидивы болезни. Сейчас многие умирают. Предположительно еще более 100 тыс. раненых находятся в окрестных временных госпиталях. Катастрофически не хватает медицинских, перевязочных материалов и лекарств. Просьба обратиться к верховному командованию союзных сил с настоятельным требованием незамедлительной доставки в центр города парашютом необходимых средств помощи. Необходимы безотлагательные действия».

Глава Региональной делегации МККК в России, Беларуси и Молдове Ихтияр Асланов рассказал о первом иностранном враче делегации Красного Креста в Японии Марселе Жюно. Он прибыл в Хиросиму 8 сентября, привезя с собой 20 тон лекарств и перевязочных материалов. Однако оказавшись на месте, увидев реальные масштабы трагедии М. Жюно понял, что оказать помощь будут практически невозможно. Позже в своих мемуарах он напишет: «Повсюду на расстоянии четырех-пяти километров от эпицентра взрыва были полностью разрушены дома, вырваны с корнем деревья, опрокинуты машины, а рельсы скручены. Поражения от ожогов и радиации носят чрезвычайно серьезный, а во многих случаях смертельный характер. Импровизированные госпитали переполнены, оборудования и медикаментов не хватает, медицинские работники, которые сами гибнут от последствий взрыва – бессильны».

По словам И. Асланова, любая гуманитарная деятельность, какой бы необходимой она ни представлялась даже в условиях самых разрушительных бедствий, может показаться бессмысленной в случае применения оружия массового поражения, в частности ядерного. Поэтому начиная с 1945 года вопросы о законности применения ядерного оружия и о его возможном запрете постоянно находятся в центре международных дискуссий. Однако ни одни из них еще не позволили сделать окончательный вывод относительно законности этого оружия и не привели к принятию всеобщего соглашения о его запрете.

Глава Региональной делегации МККК в России, Беларуси и Молдове считает, что важную роль в этом вопросе должен сыграть Договор о запрещении ядерного оружия, который был принят в ООН в июле 2017 года (должен вступить в силу после того, как его ратифицируют не менее 50 стран).

Однако у Москвы, Лондона, Пекина, Парижа и Вашингтона совершенно иная позиция. Страны заявили, что не будут подписывать документ, и призвали других «серьезно подумать о последствиях». Министр иностранных дел России Сергей Лавров еще в 2018 году отметил: «Россия не будет подписывать этот договор, потому что мы считаем, что запрещение ядерного оружия в таком директивном порядке нереально. Пять официальных ядерных держав, да и неофициальные ядерные державы на это не пойдут, потому что уже согласованный принцип продвижения к безъядерному миру отражён в Договоре о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), и этот принцип увязан с обеспечением всеобщей безопасности и стабильности. К реформам нужно подходить очень тщательно и стараться понять, какие могут быть последствия. Прежде чем выступать с какими-то инициативами, надо найти общий язык, чтобы инициативы были жизнеспособны».

Влияние событий августа 1945 на современную архитектуру международной безопасности

Старший научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, эксперт РСМД Константин Богданов считает, что запрещение ядерного оружия с гуманитарной точки зрения безусловно оправдано. Однако, по его мнению, проблема заключается в том, что никто в современном мире не понимает,  как международная система безопасности вообще будет работать без ядерного оружия. «Дело в том, что современная архитектура безопасности возникла параллельно с применением атомных бомб в 1945 г.  Да, со временем она прошла некоторую трансформацию, но сегодня не ясно, что будет если извлечь из нее ядерное оружие. Если убрать его, совершенно непонятно что останется. Будут ли институты ООН исправно функционировать, если даже сейчас мы видим, что они работают «через раз», – предположил он.

«В современных реалиях полный запрет ядерного оружия – всего лишь красивая фантазия» (Константин Богданов)

По мнению эксперта, нужно не запрещать ядерное оружие, а строить такую систему, в которой оно будет не нужно. «Уничтожение ядерного оружия – это словно симптоматическое лечение болезни. Оно не лечит, а просто задавливает симптомы», – уточнил К. Богданов.  Возможно, как только мир полностью откажется от ядерного оружия, великие державы начнут активно «распускать свои шаловливые ручки» в странах третьего мира. Также как отметил К. Богданов, никто не может гарантировать, что не случится еще одна большая война, пусть и с использованием более мягкого оружия.

Независимый военный эксперт Илья Крамник обеспокоен тем,что сегодня вряд ли кто-то осознает, что применение ядерного оружия может стать реальностью. По его словам, сейчас крайне сложно ответить на вопрос: может ли оружие, которое не используется уже 75 лет оставаться инструментом психологического сдерживания? «Длительный перерыв применения ядерного оружия с одной стороны обеспечил нам мирное существование, а с другой стороны привел к тому, что сейчас мало кто из политиков и военных лидеров представляет себе реальную угрозу возможного применения атомного оружия. Это способствует определенному авантюризму в поведении великих держав, а также служит подспорьем появлению предпосылок использования ядерного оружия», – заметил он. 

Получается, что новые политические реалии демонстрируют отсутствие страха перед войной как таковой и, очевидно, непонимание последствий перерастания ее в ядерный конфликт. В послевоенные годы, также как и в годы холодной войны, никто и подумать не мог о возможности применения ядерного оружия. Сегодня же мы наблюдаем явный дисбаланс бесстрашия. Остается только надеется, что миру не потребуется реальная демонстрация применения атомной бомбы, чтобы понять,  насколько ужасны были последствия 75-летней давности. 

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати