ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Саммит ЕС: между коронавирусом и финансовым компромиссом

16:20 20.07.2020 • Андрей Торин, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: 24.kz

В Брюсселе уже четыре дня длится саммит лидеров Евросоюза, участникам которого так и не удалось пока прийти к взаимоприемлемому компромиссу. Причина этого заключается в серьезных разногласиях между странами-участницами ЕС по вопросу распределения финансовой помощи в восстановлении экономики пострадавших от коронавируса SARS-CoV-2 стран.

Переговоры изначально предполагалось завершить в два дня. Теперь же они затягиваются. Группа из пяти стран (Австрия, Дания, Нидерланды, Швеция и Финляндия) выступила против планов Брюсселя выделить наиболее пострадавшим от пандемии странам 500 млрд. евро из пакета объемом 750 млрд. на основе безвозмездной субсидии.

Кроме того, участники саммита обсуждают бюджет ЕС на 2021-2027 годы. Он составит 1трлн. 74 млрд. евро, что на 13 млрд. меньше, чем глава Евросовета предлагал до встречи ЕС на высшем уровне в феврале. Еврокомиссия в своем майском предложении предусматривала объем бюджета в 1,1 трлн. евро.

За комментариями по повестке саммита редакция журнала «Международная жизнь» обратилась к заместителю директора Института Европы РАН, руководителю Центра германских исследований Института Европы РАН Владиславу Белову.

 

«Международная жизнь»: К каким последствиям для Европейского союза могут привести существующие разногласия между участниками саммита?

Владислав Белов: Дискуссия в Брюсселе идет о том, каким образом будут распределены средства на восстановление экономики. Еврокомиссия предлагает выдавать странам на поддержку их экономики 500 млрд. евро в виде грантов и 250 млрд. евро в виде кредитов. Но, поскольку Австрия, Дания, Нидерланды, Швеция и Финляндия выступили категорически против выделения наиболее пострадавшим от COVID-19 странам суммы в 500 млрд. евро на основе безвозмездных субсидий, то председатель Европейского совета Шарль Мишель предложил компромисс, заключающийся в снижении суммы беспроцентных субсидий до 400 млрд. евро.

Что касается Германии, то ее позиция остается неизменной: она выступает за выплату большинства средств на основе беспроцентных субсидий. Впрочем, федеральный канцлер Ангела Меркель не исключает того, что саммит может завершиться провалом. Вообще Берлин проявляет потрясающее самообладание в сложившихся условиях, чего нельзя сказать, например, о президенте Франции Эммануэле Макроне, который не исключил, что может и не подписать итоговый документ, и вообще вел себя крайне нервно.

Еще один камень преткновения - позиция Польши и Венгрии, по отношению к которым в Брюсселе выдвигают в качестве обязательного условия соблюдение во внутренних делах принципов верховенства общеевропейских норм права в обмен на возможность получения денег из казны ЕС. Если Варшава и Будапешт не согласятся с предлагаемым компромиссом, то фонд восстановления экономики в ЕС может так и не начать действовать.

Еще один сложный вопрос связан с требованием стран-доноров европейской экономики предоставить им скидку при вычислении их взносов в европейский бюджет. Против этого также выступают страны Южной Европы, а также поддерживающая их в этом вопросе Венгрия.

Как закончится этот саммит – не берется прогнозировать сейчас никто. Можно сказать только, что мы живем в интересное время. Таких разногласий в ЕС еще не было. Но уже сейчас можно сказать: если участники саммита хотят, чтобы фонд восстановления экономики ЕС после пандемии заработал с января 2021 года, то решение об этом нужно принимать сейчас. Кроме того, не стоит забывать и о плане поддержки экономики ЕС, согласованном Еврогруппой в апреле 2020 года по итогам онлайн-саммита Евросоюза. Этот эксклюзивный пакет общей суммой в 540 млрд. евро включает в свой состав три программы помощи – для наиболее уязвимых стран (240 млрд. евро), в поддержку бизнеса (200 млрд. евро) и финансирование схем по защите рабочих мест (100 млрд. евро). Все они в настоящее время успешно осуществляются.

«Международная жизнь»: В общем, антагонизм между странами Северной и Западной Европы, с одной стороны, и государствами, получившими с легкой руки журналистов и финансовых аналитиков нелицеприятное обозначение PIGS (Португалия, Италия, Греция, Испания), сохраняется?

Владислав Белов: Да, и еще какой! Но теперь положение дел несколько изменилось: на фоне последствий пандемии больше говорят об эгоизме северян, чем южан. Особенно отчетливо эти разговоры стали слышны на фоне ситуации, сложившейся в период пандемии в Италии, когда Рим, ожидавший оперативной помощи по линии ЕС. Можно сказать только одно – мы живем в мире усиливающегося национального эгоизма, и пандемия только ярче высветила эту тенденцию.

«Международная жизнь»: Каковы, по Вашему мнению, будут результаты этого саммита?

Владислав Белов: Говорить об этом еще рано. В 17 часов по московскому времени переговоры лидеров ЕС продолжатся, поэтому наши прогнозы могут быстро устареть. Если они затянутся еще на сутки, то будут сопоставимы по протяженности с дискуссиями глав государств и правительств в Ницце 7-11 декабря 2000 года. Тогда лидеры 15 стран сообщества обсуждали реформу базовых документов Евросоюза в преддверии приема в свои ряды 10 стран Центральной и Восточной Европы.

Что же касается самого саммита, то Германия доказала, что готова учесть разногласия стран ЕС с целью выработки компромиссного решения и ради общих целей интеграции. Не исключаю, что стороны все же сойдутся на сумме в 400 млрд. евро беспроцентных субсидий. Но с учетом того, что все решения на саммитах ЕС принимаются единогласно, важное значение будет иметь позиция, которую займут страны Центрально-Восточной Европы – Польша и Венгрия.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати