ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Встречайте – Манифест мирового финансового капитала

10:35 14.07.2020 • Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

«Ваше благополучие зависит от ваших собственных решений».
Джон Рокфеллер

Если в XIX веке Карл Маркс и Фридрих Энгельс написали «Манифест коммунистической партии», который по большому счету перевернул весь ХХ век, то сегодня у нас в руках иной Манифест – манифест финансового капитала. Он интересен своими откровениями – в кризис всё проявляется: фининтерн декларирует намерение не только остаться у руля мировых дел, несмотря на гигантскую сшибку с капиталом промышленным – вот глубинные они противоречия капитализма, – но и взять на себя функции мирового доминирования.

Этот Манифест появился в виде Доклада «Ежегодный экономический доклад. Меры сдерживания. Политические вмешательства» от июля 2020 года, выпущенного Банком международных расчетов (Bank for International Settlements). Миссия этого банка, как она сформулирована его руководством, состоит в том, чтобы «служить Центральным банкам мира в их стремлении к финансовой стабильности, содействовать международному сотрудничеству в этой области и выступать в качестве Банка для Центральных банков (a Bank for Central banks)».

Ещё раз – «Банка для Центральных банков». А это значит – самого важного координирующего центра мировой финансовой системы, куда входят практически все Центробанки мира.

Они же пишут в этом Манифесте о себе любимых: «Центральный банк является основным источником доверия к системе. Он обеспечивает доверие через свою роль оператора основных инфраструктур. Кроме того, Центральный банк выступает в качестве катализатора, чтобы изменить и, как контролера, чтобы продвигать безопасные и эффективные механизмы оплаты». («The central bank is the ultimate source of trust in the system. It provides trust through its role as an operator of core infrastructures such as wholesale systems. Moreover, the central bank acts as a catalyst for change and as an overseer, promoting safe and efficient payment arrangements», p.70).

Финансовый капитал уже сделал финт, который для его соперников-производственников может стать фатальным. Мы цитировали американского автора недавно в материале «Призрак национализации – оптический обман?»: «Десятилетиями политика денежных властей рассматривалась как техническая, а не политическая. Пандемия навсегда покончила с этой иллюзией». И подчеркнули: «Да, сейчас капитализация рынка акций в США находится примерно на уровне 26 трлн долл. При этом Федеральный резерв вполне способен напечатать денег на такую астрономическую сумму, и вложить их в скупку акций. То есть, владельцем всех активов американской экономики станет… ФРС! Хозяева денег становятся хозяевами всей американской экономики».

А теперь появляется и открытый, откровенный Манифест, выпущенный от лица того самого «Банка для Центральных банков», имя которого «Bank for International Settlements» (BIS) – «Банк международных расчётов», расположенный в швейцарском Базеле. Это – международная финансовая организация, которую в народе именуют просто – «Центробанк Центробанков», как центр координации всей мировой финансовой системы, рекомендации которого выполняют все национальные Центробанки стран мира. Кто не выполняет – «изгои»: Сирия, Иран, Северная Корея не входят в зону влияния этой глобальной сети, созданной мировыми финансистами в «золотом» для них ХХ веке.

Пикантная подробность из истории BIS, созданного в 1930 году: «В годы Второй мировой войны (1939-1945) в банке продолжалось сотрудничество между директорами от стран антигитлеровской коалиции (Франции, Англии и США) и от фашистских стран (Германии, Италии). Заинтересованная в приобретении товаров через нейтральные страны, Германия не имела для этого достаточного количества валюты. Поэтому BIS обменивал золото нацистов на свободно конвертируемую валюту, на которую те проводили сделки в Швеции и других нейтральных странах».

Глава Европейского Центробанка Кристин Лагард и управляющий Банка международных расчётов Агустин Карстенс.
Фотo Foxnews.

 

Финансисты делают заявку на то, чтобы продолжать верховодить

 

И они, финансисты, хотят «продолжения банкета» в веке XXI-м, когда их доля участия в ВВП ведущих западных стран выросла до более, чем 50 процентов!

Поэтому открыто и публично – чтобы всем причастным, а также противникам стало ясно – финансисты делают заявку на то, чтобы продолжать верховодить в «новом чудном мире», который они намерены контролировать через новую свою солидарную силу – цифровиков.

Да-да, давайте вводить этих цифровиков в дискурс мировой политики, как новую неведомую доселе Силу. Говорят же: «Грядет информационный мир и цифровой концлагерь»? Говорят. Вот и распишитесь в получении пресс-релиза доклада BIS «Central banks a stabilising force in response to unprecedented crisis» - «Центральные банки, как стабилизирующая сила в ответ на беспрецедентный кризис».

В этом заголовке всё прекрасно! Каждое слово имеет значение:

– и «Центральные банки» (а кто же ещё потянет такую ношу?),

- и «стабилизирующая сила» («все смотрите на ЦБ – мы Сила, мы – опора стабильности») де-факто самоназначенная или, точнее, перехватившая лидерство у промышленного капитала,

- и «ответ» (а кто же ещё «ответит» на кризис, кроме банков?),

- и «беспрецедентный кризис» (то есть ситуация, не открывавшая ранее аналогичных возможностей, как, например, шанса на перехват контроля над Будущем).

В общем – финансисты идеологически расчехлились, почуяв близкий успех.

И они знают, о чем говорят. Статистика последних недель показывает катастрофические данные о состоянии американского производства, и, стало быть, об увядающей способности промышленников оказать финансистам достойное сопротивление.

- Согласно данным группы юридических услуг «Epiq», в общей сложности уже 3 427 компаний подали заявки на банкротство в США в 2020 году.

- Закрывают бизнес «Victoria's Secret», «Zara», «Chanel», «Rolex», «Nike». Ожидается, что в 2020 году в США закроются от 12 000 до 15 000 розничных магазинов.

- Самая крупная компания по перевозке грузов «Comcar» объявила о своем банкротстве, а у них 4 000 грузовиков. А самая крупная компания по аренде автомобилей «Hertz» подала заявление о банкротстве.

- Старейшая розничная компания «JC Penny» подала заявление о банкротстве, и… будет приобретена «Amazon».

- Во второй волне банкротств будут авиакомпании, гостиничные и круизные компании и компании по недвижимости. Шансов у них практически нет, так как конца карантина и оживления бизнеса не видно.

- За июнь 2020 года на бирже труда в США оказались около 40 млн человек.

- Госдолг США на текущий момент превышает 26 трлн долларов или 120% от американского ВВП.

- Дефицит бюджета США в июне составил почти 900 млрд долларов. Это больше, чем был дефицит бюджета за весь 2018 год.

- Основную часть горы долговых обязательств выкупает Федеральная резервная система (ФРС), пока другие страны их распродают. Мы видим переход права собственности вместе с долгами…

И финансисты не просто так заговорили о «второй волне пандемии», как о вопросе, решенном в их кругах. Дело в том, что «вторая волна» может окончательно добить мировое производство, а бабки они продолжат печатать без ограничений – станок работает исправно, а публике доллары нравятся по-прежнему.

Эмитированные ФРС средства пока складируются по банкам в ожидании момента, когда начнется «Большая скупка» Всего Мирового Богатства «по дешевке». А она начнется в тот момент, когда все-все-все бросятся на борьбу с пандемией, сворачивая не только сферу материального производства, но и сферу услуг. А безработица на планете обещает быть гигантской – вне работы окажутся сотни миллионов человек, которым нужны будут хоть какие-то средства на элементарный прокорм…

И тогда финансисты начнут вторую часть своей игры. Помните слова Джона Рокфеллера: «Основной секрет зарабатывания денег состоит в том, чтобы покупать, когда на улицах льется кровь». И не в долларе здесь дело – в ход пойдут цифровые технологии вместо бумажных денег.

И финансисты высказались в своем новом, вышедшем на днях Манифесте.

 

«Невиноватая я!» BIS утверждает: «Это не финансовый сектор обрушил реальную экономику, а реальная экономика угрожала обрушить финансовый сектор»

 

Итак, что же сформулировано в объемном документе «Банка международных расчётов» (BIS) под заголовком «Annual Economic Report. Containment Measures. Policy Interventions» («Ежегодный экономический доклад. Меры сдерживания. Политические вмешательства») от июля 2020 года.

Этому Докладу предшествует некоторое пояснение в пресс-релизе от лица руководства самого BIS. Там говорится, в частности, следующее:

- Пандемия является определяющим событием поколения. Реакция центральных банков была быстрой и решительной и остановила финансовый коллапс от увеличения нагрузки на фирмы и домашние хозяйства путем стабилизации финансовой системы для сохранения потока кредитов.

- Центральные банки играли решающую роль вместе с фискальными властями в согласованном ответе на кризис Covid-19.

- Роль Центральных банков, как кредиторов последней инстанции, развивалась, поскольку они стремились смягчить удар по экономике.

И вот тут они уже в самом начале однозначно констатируют: «На следующей фазе кризиса основное внимание будет смещено с ликвидности – обеспечения того, чтобы у фирм было достаточно денежных средств для работы, на платежеспособность, где будет проверена долгосрочная жизнеспособность многих компаний». Это – открытый намек на то, о чем мы сказали выше – массовый переход собственности к фининтерну. Тезисы о «следующей фазе кризиса» и о «проверке долгосрочной жизнеспособности многих компаний» показывают, как скупые на признания финансисты уже откровенничают: они видят «следующую фазу», они наметили себе и эту «проверку», и оценку «жизнеспособности», как угроза в адрес «нежизнеспособных», которые «пойдут под нож».

Когда-то было сказано: «Умейте читать между строк», вот теперь это искусство опять пригодится.

Обратим внимание на ряд тезисов, представленных в Докладе BIS, под слоганом «Содействие глобальной монетарной и финансовой стабильности» («Promoting global monetary and financial stability»):

- Пандемия Covid-19 – определяющий момент XXI века. (Поворотный момент? Они что-то знают? – С.Ф.)Наследие этого кризиса будет сохраняться еще долго.  

- Экономическое воздействие коронавируса было по-разному описано, как «приостановленная картинка», «спячка» или «кома» для большей части глобальной экономики. Эта внезапная остановка была чрезвычайно резкой. Экономическая активность рухнула еще круче, чем в Великую депрессию 1930-х. Во многих странах ВВП сократился на 25-40% за один квартал.

- Главной задачей будет еще раз помочь восстановить основу для устойчивого роста в условиях ценовой и финансовой стабильности. (То есть – они прямо предупреждают, что без ключевого участия финансистов кризис не преодолеть – С.Ф.).

- Для многих фирм убытки никогда не будут окуплены, и уже существующие бизнес-модели больше не будут жизнеспособными. (Ни слова про то, что это может коснуться самих банков, а, ведь, грядущая цифровизация их просто сметет! – С.Ф.).

- Тенденция к деглобализации и перенаправлению поставок товарных цепочек, возможно, усиленная политическими событиями (они чего-то ожидают серьезного? – С.Ф.), повысит цены, увеличит затраты и снизит производительность. (Все удары запланированы по производственному сектору, а банкиры «белые и пушистые» просто стоят в стороне, подсчитывая прибыли – С.Ф.).

- Центральные банки выступили в качестве первой линии обороны, убрали все барьеры, чтобы стабилизировать финансовые рынки (де-факто напечатали триллионы ничем не обеспеченных денег – С.Ф.), и финансовая система, в целом, сохранила поток кредитов для фирм и домашних хозяйств. (Раздали денег в долг – кредиты, которые надо тем же банкам возвращать с процентами – и радуются своим успехам на фоне более глубокого финансового закабаления заёмщиков – С.Ф.).

- То, что делает кризис таким уникальным – это обусловленный политикой спад (политики у них виноваты – С.Ф.), вызванный подавлением экономической активности карантином… «Социальное дистанцирование» – ранее неизвестный термин, который проник в наш повседневный словарный запас. Эта беспрецедентная конфигурация значительно усиливает неопределенность о будущей эволюции экономики. (Финансистам непонятно, откуда дальше черпать ресурсы для своей безбедной жизни? – С.Ф.).

- Это не финансовый сектор обрушил реальную экономику, а, скорее, это реальная экономика угрожала обрушить финансовый сектор с потенциально разрушительными побочными эффектами в качестве проблем для финансового сектора, которые вернулись бы обратно в реальную экономику. («It was not the financial sector that toppled the real economy, but rather the real economy that has threatened to topple the financial sector, with potentially devastating knock-on effects as financial sector problems spill back onto the real economy». – Это же просто откровенное перекладывание вины на производственный сектор, хотя сутью кризиса является крушение именно финансовой системы – перепроизводство денег! Но, на деле – чистая пропаганда и «перевод стрелок» – С.Ф.).

- Финансовый сектор играет важную роль. Он выступал в качестве ключевого канала связи в момент удара по реальной экономике, и Центральные банки быстро нейтрализовали такое негативное влияние. И это также помогло сформировать начальные условия для повышения чувствительности экономики к шоку. (Вот и наш Герой – финансовый сектор, который, как Геракл способствовал «быстрой нейтрализации негатива». «Анну на шее» финансовый капитал уже повесил сам себе, и от скромности не умрет – С.Ф.).

- Кризис развивается, как вирус. В некоторых отношениях успех (?) состоял в том, что Центральные банки способствовали «успокоению» рынков и укреплению доверия, и даже помогли «зажечь» некоторое изобилие на рынке: на момент написания Доклада цены на акции и корпоративные спреды отделены от более слабой реальной экономики. (Внимание! – Они заботятся, прежде всего, о финансовых инструментах, которые банкиры своими действиями защитили и отделили от реального производства. Make money – в чистом виде – С.Ф.).

- Пандемия показала, что банки поглощали шоки, а не усиливали их. (Опять похвальба на грани пропагандистского зомбирования публики – С.Ф.).

- Прибыли банков важны: они формируют первую линию защиты от потерь и изо всех сил пытаются выплачивать дивиденды. (Вот о чем их первоочередная забота – о дивидендах акционеров банков – С.Ф.).

- Центральные банки быстро и решительно отреагировали на стабилизацию финансовой системы (успех! – С.Ф.) и поддержку кредитных потоков для фирм и домашних хозяйств… Воздействие было намного большее, как только центральные банки начали действовать в своей проверенной временем роли кредиторов последней инстанции. (Кредиторы – вот они спасители!? Спросите у Родина Раскольникова, как к ним – «процентщикам» – народ-то относится – С.Ф.).

- В дополнение к масштабному приобретению государственного долга многие Центральные банки также купили ценные бумаги частного сектораПодавляющее большинство передало реальные ресурсы. (Банки скупают компании реального сектора, о чем мы здесь не раз писали, и когда кризис минует, именно банкиры станут хозяевами многих предприятий и отраслей мировой экономики – С.Ф.).

- Банки не смогли бы поддержать кредитование без крупных международных усилий по укреплению своих балансов. (Во так – реальный сектор сдувается, а банковский укрепляется – воистину финансисты своё не упустят – С.Ф.).

- В нынешнем кризисе, который начался в нефинансовом секторе (опять «перевод стрелок», а ведь именно кризис в финансовом секторе вызвал нынешний обвал – С.Ф.), властям, возможно, нужно будет напрямую финансировать домохозяйства и фирмы, особенно, если финансовый сектор будет (несчастный – С.Ф.) перегружен. (И платить людям, в их понимании, должны за кризис правительства, зато банки будут только собирать долги и выплачивать дивиденды акционерам – милая такая разблюдовка: «Кому – вершки, а кому – корешки» – С.Ф.).

- Если и когда возникает неплатежеспособность, то требуется корректировка путем сокращения избыточных мощностей и оказания помощи в переводе ресурсов из менее жизнеспособных секторов и фирм в более перспективные. Если эти меры будут успешными, они могут проложить путь к здоровому выздоровлению. На этом этапе цель заключается в поддержке экономики, чтобы она могла расти устойчиво. (С их точки зрения – надо давить производственный сектор, «оставив в живых» самые лакомые куски, дающие прибыль – С.Ф.).

- Роль благоразумной (prudential) политики заключается в том, чтобы банки оставались платежеспособными и функциональными, и, с учетом этой первостепенной цели, это также может помочь в обеспечении кредитования. (Себя любимых банкиры ограждают от любых попыток навести порядок в их глобальном секторе – зато первостепенная их цель сформулирована так, чтобы банковский мир никто не посмел трогать. И они сказали об этом открыто и агрессивно – С.Ф.).

- В настоящее время риск несостоятельности находится на подъеме, а сроки восстановления неясны. И так же форма возможного восстановления… Оно может дать сбой, если будут введены новые блокировки для борьбы с новыми волнами заражения. (Значит, они ждут «новые волны заражения», которые при «новых блокировках» обрушат оставшуюся производственную базу? – С.Ф.).

- Нежизнеспособные фирмы могут попросить защиту и получить её. Это может варьироваться от установления некоторых широких направлений реструктуризации до получения доли в компаниях. (Вот оно – ясно и недвусмысленно: переход активов в руки кредиторов – С.Ф.).

- В будущем было бы крайне важно, чтобы Центральные банки могли действовать самостоятельно, чтобы выполнить свой мандат, чтобы противостоять любому возможному давлению, чтобы не увеличивать процентные ставки. Пока что цели Центральных банков и правительств совпали. (Выпрашивают индульгенцию или упирают на неприкосновенность? Тем более что тема «национализации ЦБ» уже становится предметом обсуждения в ряде совсем не второстепенных стран мира – С.Ф.)

- Сегодня более чем прежде, необходимо сохранять фискальную политику на устойчивом пути своевременной консолидации. Пределы денежно-кредитной политики должны быть признаны, а также важно сохранить и расширить достижения в укрепление устойчивости финансовой системы… Это означает избегать «ярлыков» и не поддаваться соблазну резких действий в краткосрочной перспективе, поскольку он может привести к значительным затратам в долгосрочной перспективе. (Они явно хорохорятся, но нервничают, ожидая каких-то нетривиальных решений, направленных на ограничение или более жесткий контроль над их деятельностью – С.Ф.).

- Центральный банк поставляет только одно видимое, хотя и бесценное, средство оплаты для населения (наличными)... Более важно, что Центральный банк обеспечивает доверие к стоимости денег, и платежная система, в целом, – основное общественное благо. (Это уже похоже на самовнушение, нет? А как же банковские карточки – они же здесь хвалятся только «наличными»? А как же кредитная банковская кабала – это тоже «общественное благо»? А, ведь, банки-то живут за счет кредитов. Сюр… – С.Ф.).

- Роль банков стала более важной, чем когда-либо, (О, как!) в то время, когда появились технологии, трансформирующие платежи. Новые способы оплаты и потребительские интерфейсы, в том числе, платежи через Интернет и мобильные телефоны процветают. Кризис Covid-19 ускорил тенденцию к бесконтактным платежам.

- Центральные банки могут и должны стоять на переднем крае инноваций не в последнюю очередь при непосредственном предоставлении услуг населению. (Занавес. Все встают… - С.Ф.).

 

Ждем и готовимся к «чудному новому миру», о котором глобалисты говорят совершенно откровенно

 

Поскольку мы привели довольно много тезисов из этого Доклада BIS, хотелось бы вернуться и подчеркнуть, на наш взгляд, ключевые положения. Поэтому повторим самые важные прозвучавшие тезисы:

- Центральные банки выступили в качестве первой линии обороны.

- Это не финансовый сектор обрушил реальную экономику, а скорее это реальная экономика угрожала обрушить финансовый сектор.

- В дополнение к массовому приобретению государственного долга многие Центральные банки также купили ценные бумаги частного сектора… Подавляющее большинство передало реальные ресурсы.

- Роль благоразумной (prudential) политики заключается в том, чтобы банки оставались платежеспособными и функциональными, и, с учетом такой первостепенной цели, это также может помочь в обеспечении кредитования.

- В будущем было бы крайне важно, чтобы Центральные банки могли действовать самостоятельно, чтобы выполнить свой мандат, чтобы противостоять любому возможному давлению.

- Центральный банк поставляет только одно видимое, хотя и бесценное, средство оплаты для населения (наличными)... Более важно, что Центральный банк обеспечивает доверие к стоимости денег, и платежная система, в целом, – основное общественное благо.

- Роль банков стала более важной, чем когда-либо в то время, когда технология трансформирующие платежи... Кризис Covid-19 ускорил тенденция к бесконтактным платежам.

 

…Таким образом – перед нами Манифест мировых банкиров и финансистов, объединяющих под крылом BIS практически все страны и Центробанки мира за редчайшим исключением. Консолидированная, так сказать, позиция.

И в этом Манифесте, местами отдающем тревогой и неуверенностью, звучат, тем не менее, вполне себе серьезные претензии на неприкосновенность фининтерна, а также чуть ли не на его «святость» (слышите это пафос: банковская платежная система = «общественное благо»!). И, что не удивительно, это – намеки на свой набирающий силу контроль над реальным сектором экономики. Другими словами, из «сектора обслуживания мировой экономики» банкиры продолжают ваять «сектор международного финансового доминирования».

Слова – словами, а активы-то перетекают «за долги» в авуары тех же банкиров. Следовательно, если вся эта система фининтерна имеет хорошие шансы не только устоять, но и будет ещё усилена, имея на руках такой мощный инструмент, как мировые деньги. А именно об их консолидации так и печется руководство BIS. Коли продолжится всё это, то скоро под банковский контроль переедет добрая половина, а то и более, мирового производства – «Всё куплю сказало злато!»

А далее…

А далее процитируем наш материал «Давос-2020: Глобалисты переходят в контратаку», в котором обсуждается другой манифест глобалистов (а финансисты – это сегодня глобалисты) – ещё не официальный, но громко прозвучавший. И, коли складывать воедино эти два манифеста, то вырисовывается весьма непривлекательная картина будущего.

Напомним, о чем там, в Давосе-2020, говорилось в начале весны ныненего года представителем глобалистов в исполнении Юваля Харари (Yuval Noah Harari), профессора исторического факультета Еврейского университета в Иерусалиме, ставшего довольно известным после выхода его книги «Sapiens: Краткая история человечества». Он представил вот какое «светлое» Будущее:

«Старые рабочие места исчезнут, новые рабочие места появятся, но затем новые рабочие места быстро изменятся и исчезнут. Если в прошлом человеку приходилось бороться с эксплуатацией, то в XXI веке действительно большая борьба будет идти против бесполезности. И гораздо хуже станет быть ненужным и неуместным, чем быть эксплуатируемым.

Те, кто потерпят неудачу в борьбе с неуместностью, будут представлять собой новый «бесполезный класс» – людей, которые бесполезны не с точки зрения своих друзей и семьи, но бесполезны с точки зрения экономической и политической системы. И этот бесполезный класс будет отделен постоянно растущим отрывом от все более могущественной элиты».

Повторим, что тогда мы сделали вот какой вывод из сказанного: «Это – очень важный посыл от имени мировых «хозяев жизни». Эксплуатация, по их убеждению, – это ж благо! А быть эксплуатируемым ими – это скоро станет просто привилегией!»

Теперь, при появлении реальной угрозы перехода мировой экономики под более плотный контроль фининтерна, подобное развитие событий, описанное Ювалем Харари, уже не представляется абсолютно нереальным. Действительно, для финансистов, получающих под контроль производство, в этом процессе важна только прибыль, но не люди. А людей загонят туда, где «эксплуатация станет благом».

Похоже, что именно такую перспективу видел Джордж Оруэлл, когда писал свой знаменитый роман «1984». Там же сказано: «Свобода – это рабство», и ещё: «Если вам нужен образ будущего, вообразите сапог, топчущий лицо человека – вечно». Он, британский коммунист Оруэлл, видел ещё в 1940-е годы, куда у них на Западе всё вырулит…

И ещё одна цитата в завершении, очень точная: «Вся суть текущего исторического момента состоит в тотальной замене реальностей. Такой сейчас странный исторический период. Переломный. Информация гнёт под себя материю».  

Да… А банки хотят «согнуть» производство. Зачем им затратная работа по созданию товарного изобилия, высокая оплата труда работников, если для них «деньги делают деньги» с большей прибылью?

И люди, продвигающие всё ЭТО, хотят нас учить, как жить России?

Кажется, наваждение прошло.

Но, придется ждать и готовиться к «чудному новому миру», о котором они говорят уже совершенно откровенно.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати