ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Индонезия, Папуа-Новая Гвинея и Австралия в контексте сецессионистских тенденций в регионе

09:32 27.06.2020 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Сецессионистские тенденции в индонезийской провинции Западное Папуа в последнее время привлекают всё большее внимание экспертов и правозащитников.

Главный упрёк в адрес индонезийских властей из уст международных структур - нарушение прав человека и подавление базовых свобод коренного населения Западного Папуа, в т.ч. с использованием силовых ведомств. В 2018 г. официальной Джакарте был даже направлен специальный доклад представителей ООН на эту тему (1). В 2019 г. ООН снова заговорила о проблеме насилия в отношении папуасов (2). Но Джакарта настаивает, что силовики действуют строго в рамках закона.

Провинция Западное Папуа обладает внушительными запасами минерального сырья и драгоценных металлов. Развитие горнодобывающей промышленности совместно с реализацией индонезийским правительством Трансмиграционной программы и программы инфраструктурной модернизации привели к социальной маргинализации сельского папуасского населения, неизбежному появлению в девственных лесах дорог для обслуживания промышленных проектов, наплыву мигрантов с перенаселённого о. Ява, нарушению привычного уклада жизни папуасов и традиционного этнического баланса. В крупных городах папуасы составляют меньшинство и их численность снижается.

Интернационализация проблемы папуасского населения Индонезии обусловлена геополитическими соображениями различных заинтересованных сторон с учётом важного стратегического положения как Западного Папуа, так и самой Индонезии.

Индонезия – одна из стран-основательниц АСЕАН, формирующая повестку дня в тихоокеанской стратегии этой организации, влиятельное государство мусульманского мира и крупнейший рынок в Юго-Восточной Азии. При этом она занимает важное место во внешнеполитической стратегии одновременно нескольких государств – Соединённых Штатов, Австралии и Китая.

Провинция Западное Папуа граничит с Папуа - Новой Гвинеей, которую от Австралии отделяет Торресов пролив шириной в самой узкой части всего 152 км. И Папуа-Новая Гвинея, и Австралия признают суверенитет Индонезии над Западным Папуа, причём в отдельных случаях первая даже оказывает индонезийским властям определенную силовую поддержку.

Такая позиция Папуа-Новой Гвинеи продиктована нежеланием привносить фактор региональной нестабильности и тем самым портить отношения с экономически развитой Австралией (в 2018-2020 гг. объём австралийской гуманитарной помощи и инвестиций составил более $1 млрд.) (3), нежеланием провоцировать осложнения в отношениях с Индонезией, что неизбежно отразится на экономике страны, а также различного рода проблемами, связанными с высокой степенью этнической разобщённости папуасского населения, принадлежащего к многочисленным племенам. Другой немаловажный фактор – стремление к независимости от Папуа – Новой Гвинеи принадлежащего ей о. Бугенвиль. В декабре 2019 г. за независимость острова проголосовали 97,7% населения. В этих условиях Порт-Морсби опасается сепаратизма Бугенвиля так же, как Джакарта опасается сепаратизма Западного Папуа.

Тем не менее, в последние годы политики Папуа-Новой Гвинеи высказываются на тему Западного Папуа чаще, чем ранее. Страна старается позиционировать себя как регионального лидера с правом голоса по ряду ключевых вопросов и даже оказывает поддержку беженцам из Западного Папуа, но при этом находится в активном рабочем контакте с индонезийской стороной с целью совместного удержания этой проблемы в региональных рамках. (4). Понимание потенциальных проблем при активизации сепаратистских настроений в регионе приводит к тому, что сложившийся статус-кво, в целом, устраивает Порт-Морсби.

Позиция Австралии по этим проблемам обусловлена предсказуемостью в глазах Канберры действий индонезийского руководства в отношении Западного Папуа и пониманием угроз региональной стабильности в случае объявления независимости этой индонезийской провинцией. Западное Папуа не обладает необходимым запасом социально-политической прочности для обеспечения собственного суверенитета.

К сожалению, проблема Западного Папуа негативно сказывается на имидже Индонезии в контексте отношений с меланезийскими государствами. Население Западного Папуа, как и Папуа – Новой Гвинеи, видит себя частью Меланезии, единой с точки зрения истории, расового происхождения и уклада жизни. Меланезийская идентичность для них – над-этнична и над-национальна, и это позволяет преодолеть межплеменную разобщённость и ощутить свою принадлежность к более многочисленному (6,5 млн. человек, проживающих на площади 940 тыс. кв.км.) этнокультурному сообществу с правом голоса на международной арене.

Долевое участие меланезийских государств в международной политике постепенно растёт, они находятся в фокусе внимания США, Франции, Австралии, Новой Зеландии, Китая, частично Индии. Интернационализацией проблемы Западного Папуа некоторые меланезийские лидеры пытаются привлечь к региону дополнительный интерес со стороны ведущих держав, расширяя себе пространство для дипломатического манёвра по сопутствующим вопросам региональной безопасности. Меланезийские правительства - не едины в своих подходах к этой проблеме и могут как поддержать чаяния населения Западного Папуа (например, власти Вануату), так и поддержать Индонезию в расчёте на дополнительные финансовые преференции от Джакарты (власти Фиджи).

В дальнейшем высока вероятность того, что проблема Западного Папуа займёт одно из ведущих мест во внешнеполитической риторике оппозиции в соседней Папуа - Новой Гвинее для вовлечения в игру тех из международных «тяжеловесов», кто поддержит оппозицию в обмен на лозунги о суверенитете/широкой автономии этой западной индонезийской провинции.

При этом позиция самих меланезийских государств, в каждом случае, будет зависеть от текущей политической конъюнктуры. Степень дипломатической поддержки ими Западного Папуа или отказ от таковой прямо пропорциональна уровню их отношений с Индонезией и Австралией. Чем прохладней отношения с Джакартой и Канберрой, тем выше вероятность поддержки ими сециссионистских устремлений в этой провинции.

Эксперты прагматично указывают - проблему Западного Папуа не удастся решить в ближайшем будущем, она слишком масштабна и требует кардинального пересмотра не только политической, но экономической повестки дня, к чему не готов никто. Поддержать стремление провинции к независимости может только тот, кто выступает за пересмотр сложившегося баланса сил в Тихоокеанском регионе.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) https://spcommreports.ohchr.org/TMResultsBase/DownLoadPublicCommunicationFile?gId=24202

2) https://www.thejakartapost.com/news/2019/09/04/un-human-rights-chief-calls-for-dialogue-with-papuans.html

3) https://www.dfat.gov.au/geo/papua-new-guinea/development-assistance/Pages/papua-new-guinea

4) https://www.lowyinstitute.org/publications/west-papua-issues-wont-go-away-melanesia#sec42356

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати