ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Малайзия - в геополитическом контексте Юго-Восточной Азии

12:20 21.06.2020 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Текущие геополитические изменения в Юго-Восточной Азии повышают стратегическую значимость Малайзии для ведущих мировых держав.

До недавнего времени Куала-Лумпур проводил сравнительно сдержанную внешнюю политику. Это было продиктовано приоритетом внутриполитической повестки дня, в частности, необходимостью политически и экономически «цементировать» западную и восточную части страны и множество островных территорий, разбросанных между ними, во избежание возможного появления сецессионистских и автономистских настроений.

Малайзия избегала внешнеполитического перенапряжения, сберегая ресурсы для внутренней политики, но сегодня, напротив, занимает более активную позицию на международной арене в поисках выгодного баланса интересов в условиях недовольства Соединённых Штатов действиями Китая и России (в последнем случае, речь о военно-техническом сотрудничестве и рынке вооружений в Юго-Восточной Азии).

Для понимания нюансов внешнеполитической позиции Малайзии надо учитывать региональные интересы Сингапура и Филиппин. В прошлом году Сингапур и США продлили соглашение об использовании американцами военно-морских и военно-воздушных баз в этой стране до 2035 г. (1). Вашингтон и Сингапур говорят о партнёрстве в сфере безопасности, но не о военном союзе. Используемые американцами базы Сингапур намеренно называет сингапурскими, а не американскими. Это говорит о том, что Сингапур, имея важное стратегическое значение для американского присутствия в акватории Южно-Китайского моря, тем не менее, старается избегать крепких объятий США, оставляя себе пространство для геополитического манёвра.

При этом динамика американо-сингапурских контактов в сфере обороны в определенной степени зависит от состояния американо-филиппинского сотрудничества. Филиппины «заграждают» Китаю выход из Южно-Китайского моря в Тихий океан, потеря Филиппин как союзника чревата для Вашингтона ослаблением стратегической хватки над регионом. Поэтому расширение сотрудничества по линии Вашингтон – Сингапур прямо пропорционально снижению темпов сотрудничества Вашингтона с Манилой. Сингапуром США хотят компенсировать наметившийся застой в отношениях с Филиппинами.

Но Сингапур проводит многовекторную политику, укрепляя отношения, в т.ч. и с Пекином. Когда градус этой многовекторности пересечёт горизонт интересов Соединённых Штатов в регионе, и Сингапур станет более многовекторным, чем того хочется Вашингтону, Малайзия приобретёт для последнего новое ключевое значение. К чему, судя по всему, США готовятся уже сейчас.

Россию Малайзия видит третьим звеном своей внешнеполитической стратегии (после США и Китая). Чрезмерная зависимость стран Юго-Восточной Азии от поставок американских вооружений негативно сказывается на обороноспособности страны, поскольку отказ во всём следовать политике США оборачивается введением односторонних санкций, подразумевающих приостановку поставок вооружений (так уже было с Таиландом и Индонезией).

Модернизация вооружённых сил, вывод отечественного ВПК на уровень самообеспечения, с определенной опорой на внешнюю помощь – ключевые пункты обороноспособности малайзийского государства (2). Между Москвой и Куала-Лумпуром нет разночтений относительно будущего облика Юго-Восточной Азии, и это важно. Обе столицы видят его территорией мирного сотрудничества и главенства международных норм. Благодаря этому двусторонняя кооперация России и Малайзии пребывает в постоянной положительной динамике, которая, скорее всего, сохранится в обозримом периоде.

Со стратегической точки зрения Малайзии важно контролировать обстановку в морях Сулу и Сулавеси, учитывая потенциал пиратской активности в этом регионе. А это требует договорённостей с соседями – Филиппинами и Индонезий. Но Филиппины претендуют на малайзийский штат Сабах, что затрудняет малайзийско-филиппинский диалог по различным направлениям (3). В поисках внешней опоры Куала-Лумпур ратует за расширение участия других стран, в т.ч. России, в деятельности АСЕАН, членами которой являются и Малайзия, и Филиппины. Речь идет не о желании вовлечь третью сторону в споры о принадлежности Сабаха, а о стремлении создать многоопорную конструкцию национальной безопасности для усиления политического и дипломатического авторитета в диалоге с соседями. При этом готовность США, Австралии, Индонезии участвовать в патрулировании морей Сулу и Сулавеси, судя по всему, не противоречит видению малайзийским руководством формата такой миссии.

Малайзия входит в тройку наиболее развитых государств АСЕАН наряду с Индонезией и Сингапуром. Товарооборот России с каждым из них достигает порядка $3 млрд. В современных условиях Куала-Лумпур – важный партнёр Москвы в АСЕАН и региональных структурах данной организации, как с экономической, так и политической точек зрения.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


1) https://www.scmp.com/week-asia/politics/article/3030111/china-will-be-wary-us-singapore-deal-military-bases

2) https://oborona.ru/includes/periodics/armstrade/2011/1108/18447637/detail.shtml

3) https://thekootneeti.in/2020/03/23/sabah-the-achilles-heel-in-malaysia-philippines-relation/

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати