Пекин не согласен быть первым. В рейтинге стран потребителей энергоресурсов

00:00 06.08.2010 Иван Антонов, корреспондент газеты «Известия» в Пекине, специально для журнала «Международная жизнь»


Визит министра нефти Ирана Масуда Мирказеми в КНР не получил широкого освещения в СМИ. Это не должно вызывать удивления - его поездка состоялась на фоне ужесточения позиции мирового сообщества в отношении иранской ядерной программы. В ходе своих переговоров в Пекине, высокопоставленный иранский чиновник, по некоторым данным, собирался обсудить с китайским руководством пути расширения двустороннего сотрудничества, в том числе в инвестиционной сфере. Разумеется, что ни той, ни другой стороне шумиха вокруг этой встречи была, мягко говоря, не нужна. К тому же Китай накануне вынужден был комментировать неприятную для себя информацию о том, что занимает первое место в мире по объемам потребляемой энергии.

Интересно и то, что в этом году, Исламская Республика Иран вышла на первое место в числе поставщиков сырой нефти в Китай, обогнав при этом Саудовскую Аравию и Алжир. Объемы двустороннего торгового сотрудничества показывают в условиях кризиса весьма динамичный рост – только за первую половину этого года они достигли 13 млрд. долларов США, что на 30 процентов выше прошлогоднего показателя. Контакты между странами успешнее всего продвигаются прежде всего в энергетической сфере: в этом году Китайская национальная нефтегазовая корпорация подписала с иранскими партнерами договор о расширении своего присутствия в стране. Помимо экспорта нефти Пекин также не прочь вкладывать деньги в развитие иранской перерабатывающей сферы, которая пока не в состоянии обеспечить потребности Ирана в бензине – 40 процентов готового топлива стране приходится импортировать из-за рубежа. Однако в этом аспекте сегодня Китаю возможно придется столкнуться с определенными сложностями. Недавно США и ЕС в одностороннем порядке одобрили пакет санкций в отношении Тегерана, затронувших в том числе нефтеперерабатывающую сферу. И несмотря на то, что Китай, как и Россия, эти ограничения не признали, тем не менее, их нарушение может серьезно осложнить диалог Пекина с западными партнерами по энергетическому бизнесу.

Кстати, совсем недавно в китайский огород был брошен очередной камень – по данным Международного энергетического агентства (МЭА), Поднебесная стала первой в мире по потреблению энергоресурсов, перехватив пальму первенства по этому показателю у США. Эту новость в Пекине встретили без особого энтузиазма. Ведь подобное «лидерство» может вполне быть использовано недоброжелателями для подтверждения тезиса об угрозе китайского экономического возвышения, попытками наложения на КНР дополнительных обязательств в сфере экологии и так далее. Статистика МЭА относительно потребляемых Китаем энергоресурсов не является точной и бесспорной, она носит приблизительный характер – примерно так высказался по поводу доклада представитель Китайской национальной энергетической администрации.

Надо отметить, что Пекин активно работает над сокращением количества вредных выбросов в атмосферу и поиском новых источников энергии. Экологической политике в Китае уделяется огромное внимание, на ее реализацию власти средств не жалеют – в ближайшее десятилетие правительство готово потратить чуть меньше триллиона долларов США для достижения этих целей.

 

Впрочем, отрицать, что аппетиты КНР в сфере энергопотребления растут, вряд ли справедливо. Темпы развития экономики представляются гораздо более динамичными, нежели научные исследования в сфере разработки экологически чистых источников энергии. О том, что в ближайшем будущем существенно сократить объемы потребляемого КНР традиционного топлива не удастся, косвенно свидетельствуют и конкретные действия Пекина по диверсификации поставщиков нефти, в том числе за счет реализации новых проектов в Иране. 

Версия для печати