ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Новые вехи освоения космоса: военные, коммерческие и правовые аспекты

10:32 18.05.2020 • Андрей Кадомцев, политолог

По данным агентства Reuters, администрация Дональда Трампа планирует начать «в ближайшие несколько недель» консультации с рядом союзников о заключении договора о «добыче полезных ископаемых на Луне». Речь идет о юридических аспектах программы освоения Луны, известной как «Артемида». Планы США «включают строительство лунных баз уже в нынешнем десятилетии» - первую группу астронавтов предполагается высадить на поверхность спутника Земли уже в 2024 году.

Скептики не исключают, что «лунные планы» Трампа являются в первую очередь, если не исключительно, эффектным ходом в рамках предвыборной кампании. А в нынешних условиях – еще и попыткой отвлечь внимание американской общественности от катастрофического развития событий в ходе пандемии коронавируса. Вместе с тем, в последние годы освоение космического пространства с военными и коммерческими целями действительно вновь набирает обороты. В своих прогнозах, эксперты выделяют среди главных тенденций существенное, в разы, а то, и на порядки, снижение стоимости разработки и запуска космических аппаратов, появление новых «стран с космическими амбициями», в первую очередь, - Китая и Индии. А также массовый приход в космическую индустрию частных либо полугосударственных игроков.

Ведущие державы мира по-прежнему рассматривают космическое пространство в первую очередь в стратегическом контексте. В военной области, к уже привычным системам разведки, наблюдения и связи, добавляется дальнейшее развитие ПРО, а также технологий инспекции и поражения объектов на околоземной орбите. По сообщениям западных СМИ, на сегодняшний день число стран, успешно испытавших технологии противоспутникового оружия, возросло до четырех[i].

Помимо средств физического разрушения орбитальных объектов, военные стратеги уже вовсю примеряются к системам, подавляющим сигналы со спутников по радиоканалу, либо с помощью лазерных установок. Кульминацией грандиозных космических планов нынешнего президента Америки стало создание в августе 2019 года Космического командования США для проведения военных операций в космосе. Вашингтону удалось убедить НАТО начать разработку собственной «космической стратегии». В 2019 году Франция также заявила о создании командования космических сил.

Россия – одна из ведущих космических держав мира, последовательно выступает против милитаризации космоса. Уже много лет Российская Федерация совместно с КНР продвигает проект договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов. В основу российско-китайской инициативы положено политическое обязательство не размещать первыми оружие в космосе[ii]. И, напротив, главным противником любых международно-правовых инициатив в области предотвращения космической гонки вооружений выступают США. Москве уже неоднократно приходилось предостерегать Вашингтон против вывода боевых средств поражения в космическое пространство».

Другая важнейшая тенденция – падение стоимости НИОКР в аэрокосмической индустрии, что стремительно увеличивает интерес частных компаний к космическим разработкам. По данным The Economist, в течение 2010-х годов частные инвестиции в освоение космоса достигли отметки в 2 млрд. долларов в год – не менее 15 процентов от общего объема ежегодных расходов на освоение космоса в мире. Одним из главных преимуществ частных компаний считается более низкая себестоимость разработок, по сравнению с государственными агентствами, а также традиционными космическими подрядчиками в лице крупнейших компаний из сферы ВПК. Вместе с тем, критики полагают, что ряд частных игроков «демпингует на рынке космических запусков», используя, в том числе, косвенные государственные субсидии.

Наибольший интерес частных компаний вызывают три направления: запуск полезной нагрузки на околоземную орбиту, проекты создания спутниковых орбитальных группировок для развития высокоскоростного интернета, а также космический туризм. В 2019 году швейцарский банк UBS прогнозировал, что доходы международной космической индустрии могут достичь 800 млрд. долларов к 2030 году. Постепенно, растет интерес частных подрядчиков и к перспективам разведки и добычи полезных ископаемых на Луне и астероидах. «Финансовые и технологические барьеры» на пути «добычи ископаемых на астероидах» к настоящему времени существенно снизились. Разведка месторождения может стоить «несколько десятков миллионов долларов», а «космический корабль, способный добывать минералы на астероиде, обойдется в $2,6 млрд.»[iii],— сообщал еще в 2018 году в своем аналитическом обзоре инвестбанк Goldman Sachs.

Таким образом, нынешняя инициатива Белого дома в области разработки полезных ископаемых на Луне находится на стыке геополитики и экономики, интересов государственных агентств и частных компаний. США чрезвычайно встревожены планами Китая высадить человека на Луну к 2035 году.

При этом, как уже было сказано, совершенствование и удешевление технологий делают «вполне решаемой» задачу добычи полезных ископаемых на поверхности космических тел. Согласно современным научным данным, на астероидах имеются богатые залежи платины, вольфрама, железа и никеля. По некоторым оценкам, гипотетические доходы от их добычи могут составить «сотни миллиардов долларов» уже к 2050 году.

В этих условиях, важнейшей проблемой становится правовое регулирование деятельности государственных и частных структур в космосе, приобретающий всё более разнообразный характер. Помимо военных вопросов, наибольшую тревогу вызывают такие проблемы, как конкуренция за наиболее выгодные места на орбите, космический мусор, а также добыча полезных ископаемых. К настоящему времени лишь первая из них юридически урегулирована в рамках процедур Международного союза электросвязи (ITU).

Основным документом международного права, регулирующим космическую деятельность, считается Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, принятый в 1967 году (далее – Договор 1967 года). В соответствии с ним, «исследование и использование космического пространства являются достоянием всего человечества». Кроме того, в 1979 году было подписано Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах[iv], которое, впрочем, не было ратифицировано ни одной из ведущих космических держав.

При этом ни одно из ныне существующих соглашений не определяет в деталях режим экономической деятельности в космосе. Так, по Договору 1967 года, к которому присоединились более 100 стран, «добыча ресурсов в космосе не запрещена, запрещено присвоение космических объектов». Договор не определяет порядок владения. Соглашение о Луне 1979 года подчеркивает отсутствие права собственности на поверхность или недра Луны или их участки[v] даже в местах посадки космических аппаратов конкретных государств. Никак не регламентирован и вопрос добычи полезных ископаемых на астероидах.

По данным The Economist, специалисты в области международного права указывают на две возможные правовые аналогии, имеющие место на Земле, которые могли бы стать основой для разработки законодательства о добыче полезных ископаемых в космосе. Первый вариант аналогичен законодательству об открытом море: ни одна страна не имеет над ним суверенитета, однако и чье-либо разрешение на добычу ресурсов из толщи воды не требуется. Другой, противоположный, вариант правового регулирования действует в случае добычи полезных ископаемых на морском дне: такого рода деятельность строго регулируется Международным органом по морскому дну (ISA) и требует получения лицензии.

Западным юристам видится более предпочтительным вариант «по модели открытого моря», поскольку он дает возможность быстрого запуска проектов частными фирмами - без длительных бюрократических проволочек. Первыми, в 2015 году, правовой неопределенностью попытались воспользоваться США. В ноябре того года президент Обама подписал U. S. Commercial Space Launch Competitiveness Act, дающий право американским гражданам и фирмам «добывать полезные ископаемые из астероидов». Юристы полагают, что «механизм действия [закона] в принципе может быть расширен» и на Луну. Аналогичный закон в 2017 году был принят и в Люксембурге. «В нем говорится о праве собственности на ресурсы, обнаруженные в космосе»[vi].

Космическая сфера стала одной из немногих, где Дональд Трамп поддерживает преемственность политики предыдущей администрации. В начале апреля нынешнего года, президент США подписал указ «в поддержку коммерческого освоения ресурсов на Луне и других небесных телах», в котором постулируется право Америки на использование полезных ископаемых Луны и других космических объектов. Теперь же сообщается, что проект юридического соглашения в рамках программы «Артемида» «предусматривает создание «зон безопасности» (safety zones) вокруг мест проведения операций по добыче», призванных не допустить вмешательства других компаний или государств[vii]. Такой подход выглядит как претензия на установление суверенитета над частью поверхности космического тела. Кроме того, глава Белого дома особо подчеркнул непризнание ограничений, которые накладывает лунное соглашение 1979 года.

Официальная позиция России состоит в том, что все подобные односторонние решения противоречат международному праву. В ответ на информацию о планах заключения договора в рамках программы «Артемида», глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин в своем Twitter сравнил их с вторжением в Ирак. «Любые попытки стран приватизировать космос неприемлемы», заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков[viii]. Позиция «Роскосмоса» исторически состоит в необходимости широкого диалога мирового сообщества «в рамках международных организаций, например в ООН, поскольку односторонние инициативы могут привести к негативным последствиям». Необходимо учитывать интересы всех государств, руководствуясь «основными принципами международного сотрудничества — взаимоуважение, взаимная выгода, бесконфликтность, поиск компромиссов и верховенство права». Разработкой юридической базы для дальнейшего освоения космоса должны заниматься «компетентные международные форумы»: «Комитет ООН по космосу и его подкомитеты, а также Шестой комитет ГА ООН»[ix].

В целом, в условиях вновь нарастающего геополитического соперничества, ведущие страны могут вновь попытаться сделать ставку на политику медленного «удушения» конкурентов, «наступления» финансово-экономическими методами. В таком контексте, новая дорогостоящая технологическая гонка в области космических средств может стать еще одним инструментом политики, дополнительным и весомым рычагом давления на страны, отстающие в их развитии и освоении.

В условиях правовой неопределенности относительно регламентации прикладных космических разработок, неограниченная конкуренция за ресурсы сулит множество проблем и создает потенциал для конфликтов. Возникают многочисленные угрозы, чреватые коллизиями не только политико-дипломатического, но и военного характера. Вне всяких сомнений, развитие ситуации вокруг разработки полезных ископаемых в космическом пространстве требует взвешенного подхода, учитывающего в максимально широкой степени интересы всех государств мира. Вместе с тем, для практического претворения подобной политической линии в жизнь требуются не только юридические и дипломатические усилия. Необходимо наличие адекватного технического потенциала. Лишь опираясь на который можно предложить международному сообществу такой путь освоения космоса, который бы являл собой реальную альтернативу политике его тотальной коммерциализации.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати